Курс «Агада»   |   Программа «Лимудим»   |   Образов. центр   |  Метод. кабинет   | Гл.страница
x
x


О навигации в этом разделе сайта

В Вашем распоряжении имеются два основных инстумента навигации среди материалов раздела "Лимудим":

1. Главное меню в верхней части центрального окна дает возможность выбора конкретной темы (Курс «Танах»), конкретного курса программы "Лимудим" (Программа «Лимудим»), а также навигацию среди других релевантных разделов сайта (Образовательный центр; Методический кабинет; Главная страница). Меню работает по принципу "выпадающего": подменю "выпадают" из главной строки меню при прохождении по ней мышкой, выбранный пункт подменю высвечивается цветом, его выбор осуществляется щелчком мышки.

2. Меню в левой части окна представляет собой содержание выбранной вами темы курса и позволяет просматривать материалы этой темы. Для выбора другой темы / курса воспользуйтесь самый верхним пунктом этого меню - //К главному меню// - его выбор всегда возвращает вас к полосе главного меню для выбора новой темы, нового курса, нового раздела сайта и т.д.

ВВЕДЕНИЕ В КУРС «АГАДА В ТАЛМУДЕ»

Предисловие

«Современный человек в своей религиозной жизни больше не способен воспринимать в качестве непосредственных истин высказывания о существовании Б-га, о душе, о чудесах или возвещенном пророками грядущем... Отныне для современного религиозного сознания та идея, что Писание содержит Слово Б-жье, но не является этим Словом, разрушает всего лишь наивное представление об Откровении. Она не способна дискредитировать текст, где иудей ищет Слово, располагая для этого гораздо большими средствами, чем мог подумать Спиноза. Богословские формулировки иудейской традиции заключают в себе долговременный внутренний опыт. Талмуд и раввинистическая литература – это не фольклор и не «чисто человеческое изобретение», как полагал Спиноза, и не способ заключить Библию в рамки сиюминутной философской системы либо привнести логический порядок в напластования иудейской истории. Они обобщают тысячелетнее усилие по преодолению буквального смысла текста, его видимой догматики, чтобы пробиться к чисто духовной истине даже в тех местах Писания, которые именуются историческими, ритуальными, церемониальными или повествующими о чудесах. Предприятие беспрецедентное по своей масштабности и трезвости, но осуществляется оно, исходя из самой буквы текста – буквы необычной, ибо она взывает к такому усилию и питает его»
(из статьи Э. Левинаса «Повиновение, но не рабство»[1]).

1. Об изучении талмудических текстов в рамках программы «Лимудим»

Программа заочного еврейского образования «Лимудим» создана Институтом изучения иудаизма в СНГ (Институтом Штейнзальца) для тех, кто стремится самостоятельно ознакомиться с еврейскими источниками и традиционными методами их изучения, а также для учителей еврейских школ. В рамках программы разработан курс «Агада в Талмуде», в основу которого легли избранные агадические фрагменты Вавилонского Талмуда.
Важной особенностью курса является прямое обращение к источникам. Предполагается на примере анализа нескольких фрагментов выработать элементарные навыки работы с переводом талмудического текста, умение выявлять его структуру и реконструировать идеи. Кроме того, нам хотелось бы дать некое общее представление об особенностях талмудической литературы.
Вводная часть содержит тот минимум информации, который необходим для понимания материалов курса: некоторые исторические сведения о развитии Устной Торы, краткое описание корпуса талмудической литературы, перечень основных понятий и описывает подход, используемый нами на протяжении всего курса.

2. Устная Тора и возникновение талмудической литературы

Талмудическая литература[2] занимает особое место в еврейской культуре. Не будет ошибкой сказать, что именно талмудические тексты определяют лицо иудаизма и только сквозь их призму его можно по-настоящему разглядеть. Вместе с тем, эта литература обладает целым рядом особенностей, которые затрудняют ее восприятие для человека, воспитанного в рамках западной культуры.
Они во многом объясняются тем, что талмудическая литература не является «литературой» в обычном смысле этого слова. Во-первых, талмудические тексты, в принципе, не должны были быть записаны, ибо принадлежат передаваемой изустно традиции. Во-вторых, они предназначены не для чтения, но, являясь частью Устной Торы, служат основой ее изучения.
Согласно общепринятому в иудаизме взгляду, Моше (в русской традиции – Моисей) получил на горе Синай не только Письменную Тору, но и Устную. Вот что пишет по этому поводу Рамбам
(р. Моше б. Маймон, 1135-1204) в предисловии к своему ѓалахическому кодексу «Мишнэ Тора»:
Все заповеди, что были даны Моше на горе Синай, были даны с объяснением. Об этом сказано: «[Взойди ко Мне на гору...] и Я дам тебе скрижали каменные, и Тору, и Заповедь» («Шмот», 24:12). «Тора» [в этом стихе] – это Письменная Тора, а «Заповедь» – ее объяснение... и оно называется Устной Торой...
Далее Рамбам описывает, как передавалась Устная Тора от Моше до эпохи геоним, используя известный фрагмент Мишны[*] (начало трактата «Авот»):
Моше получил Тору на горе Синай и передал ее Йеѓошуа, Йеѓошуа [передал Тору] старейшинам, старейшины – пророкам. А пророки передали ее Великому собранию ученых ]конец VI – начало V в. до н. э.]... Шимон-праведник был последним из [ученых] Великого собрания... Антигнос из Сохо принял [Тору] от Шимона-праведника... Йосей б. Йоэзер из Црейды и Йосей б. Йоханан из Иерусалима приняли [Тору] от них [от Антигноса и возглавлявшегося им бейт-дина*]... (1:1-4).
После Антигноса начался период, когда во главе народа стояли двое мудрецов, он называется периодом «парного правления». В трактате «Авот» упоминаются пять таких пар (зугот), последняя из которых – Ѓилель и Шамай (I в. до н. э. – I в. н. э.). Затем приводятся высказывания мудрецов эпохи танаим* (конец I – начало III вв.). Говоря о передаче Торы из поколения в поколение на протяжении всего этого периода, трактат «Авот» подразумевает цепь передачи устного учения, которое не подлежало записи.
В чем смысл наличия Устной Торы наряду с Письменной? Согласно Рамбаму, Устная Тора – объяснение Письменной. Необходимость такового обусловлена тем, что Тора – не абстрактное учение, а указание, которое должно определять жизнь избранного народа на протяжении всех поколений. По большому счету, Устная Тора призвана устанавливать соответствие между Письменной Торой и постоянно изменяющейся действительностью. Именно Устная Тора детализирует предписания и запреты, разрабатывает законы повседневной жизни, находит способы репрезентации идей, заложенных в Торе Письменной. Однако необходимость объяснения Письменной Торы (как и всякого текста) проявляется и на самом элементарном уровне. Вот что об этом говорится в Талмуде («Шабат», 31а):
Рассказ об иноверце, который пришел к Шамаю и спросил его: «Сколько у вас Тор?» «Две, Письменная и Устная», – ответил Шамай. «Что касается Письменной Торы, поверю тебе, а насчет Устной – нет. Обрати меня в вашу веру с условием, что обучишь меня только Письменной Торе». Гневно закричал на него Шамай и вытолкал вон. Пошел иноверец к Ѓилелю, и тот обратил его. В первый день обучал его Ѓилель буквам от алеф до тав, а на следующий день сказал, что буквы располагаются в обратном порядке. «Но ведь вчера не так учил ты меня?» [– возмутился неофит]. «Ты положился на меня в том, что касается порядка букв. Так положись на меня во всем, что касается Устной Торы!»
Устную Тору, как мы уже отмечали, было запрещено записывать. В свете указанной выше роли Устной Торы – корреляция между Письменной Торой и меняющейся реальностью – несложно понять смысл этого запрета: в отличие от зафиксированного текста, устное учение обладает достаточной гибкостью, чтобы соответствовать трансформирующейся действительности. Кроме того, запрет на запись устной традиции можно объяснить и тем, что письменный текст лишен всех тех нюансов, которыми насыщено общение учителя с учеником, когда знание передается не только на дискурсивном уровне и с учетом индивидуальных способностей каждого. Вот что говорится об этом запрете в самих талмудических источниках.
Сказано: «Напиши себе слова эти» («Шмот», 34:27) – и далее: «Ибо из уст слова эти»[3] (там же). Что это значит? А вот что: те слова, что записаны, ты не имеешь права передавать изустно[4], а те, слова, что переданы изустно, не имеешь права записывать.
В школе р. Ишмаэля толковали так: [«Напиши себе слова эти». Почему сказано «эти»? –] эти записывай, а ѓалахот не записывай.
Сказал р. Йоханан:
– Всевышний заключил союз с Израилем только ради слов, передаваемых изустно, так как сказано: «Ибо устами слов этих[5] заключил Я союз с тобой и Израилем» (там же).
(«Гитин», 60б)
Согласно толкованию р. Йоханана, именно Устная Тора является главной составляющей завета, данного Б-гом народу Израиля. Мысль о том, что Устная Тора – залог избранности евреев, выражена еще более заостренно в другом источнике:
Когда Святой, благословен Он, собрался даровать Тору, то рассказал ее Моше по порядку: Микра* (Писание), Мишна, Агада, Талмуд... Когда выучил Моше [всю Тору], сказал ему Всевышний: «Это тебе, и обучи ей Моих сынов». Сказал Ему Моше: «Владыка мира, запиши ее для сынов Твоих». Ответил ему Всевышний: «Хотел Я дать ее письменной, но открыто предо Мной, что в будущем народы мира будут властвовать над евреями и отнимут у них Тору, и станут сыны Мои подобными всем народам мира. Поэтому Микра должна быть записана, а Мишну, Агаду и Талмуд передай им
изустно...» («Мидраш Танхума», изд. Бубера, разд. «Ки тиса», 17).

И все же, несмотря на глубокий смысл запрета записывать Устную Тору, он был нарушен в конце эпохи танаим. Раби Йеѓуда ѓа-Наси (умер в 222 г.), полагая, что указанный запрет может быть нарушен перед лицом опасности забвения Учения, составил на основе высказываний мудрецов предыдущих поколений компендиум[6] Устной Торы, который получил название «Мишна». С этого момента мы можем говорить о таком парадоксальном явлении, как литература Устной Торы. Ниже мы вкратце опишем возникший к VIII в. корпус этой литературы, называемой также талмудической. Но прежде остановимся на разъяснении некоторых ключевых понятий.

[1] Левинас Э. Избранное: Трудная свобода. М., «РОССПЕН», 2004, с. 422 (цит. с незначит. изменениями).
[2] Т. е. весь корпус текстов, созданных танаим и амораим. См. ниже описание этого корпуса.
[*] Термины, отмеченные звездочкой, объясняются в приложении.
[3] Точный перевод стиха должен быть таким: «Ибо в согласии с этими словами заключил Я союз с тобой и Израилем». Однако толкование построено на буквальном прочтении идиомы על פי («в согласии с...», «в соответствии с...», «по...»), которое ассоциируется с выражением בעל פה («изустно», «устно», «наизусть»).
[4] Т. е. нельзя допустить, чтобы записанное передавалось изустно (Раши). Другими словами, Письменная Тора должна передаваться из поколения в поколение в виде письменного текста и никак иначе.
[5] См. прим. 1, с. 7
[6] Компендиум (лат. compendium – «сокращение») – сжатое суммарное изложение основоположений какой-либо дисциплины.

 



Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5
           
крафт-бумага, паллеты.