ВЕЧНОСТЬ — ЭТО ИЕРУСАЛИМ

«Стояли ноги наши во вратах твоих, Иерусалим,
Иерусалим устроенный как город, слитый в одно»
.
(Псалм 122; 2-3)

«Слитый в одно — город, который делает весь еврейский народ
слитым воедино.»

(Ерушалми, «Хагига», гл. 3)

Издание на русском языке — «АМАНА», институт выпуска учебной литературы о еврействе на русском языке, Иерусалим, Израиль.
Опубликовано в оригинале на иврит отделением иудаизма Министерства образования и культуры, Иерусалим, Израиль.
Перевод с иврита — Элиягу Ломовского
Редакция русского перевода и примечаний — Павел Гольдштейн.

ИЕРУСАЛИМ ВОЗРОЖДАЮЩИЙСЯ

Рост ишува

Около 120 лет назад начался систематический рост населения Иерусалима Точные численные данные неизвестны, но в  1840 году в городе было около 5000 евреев, а в 1880 году их число возросло, примерно, втрое. В течение всего этого периода евреи составляли приблизительно 50% населения города. Рост населения привел к тому, что тесного пространства между стенами уже не хватало. С 1860 года начинают строить новые здания вне стен Старого города, заселяемые жителями  — евреями.   Первым из них было Мишкенот Шаананим, построенное в 1860 году (по соседству с современным Ямин Моше).

61.

Мишкенот Шаананим воздвигнут на денежные пожертвования, которые оставил по себе богач Иегуда Тура, царство ему небесное, из святой общины Нового Орлеана, да защитит ее Господь, в государстве Америка, при содействии сэра Моше Монтефиоре в 1860 году. Текст надписи на мемориальной доске, установленной на здании.

Английские военные части под командованием генерала Алленби вступают в Иерусалим (1917 г.).

________________________

Примечание.

Рабби Иегуда Тура был американским филантропом. Моше Монтефиоре был назначен опекуном над его наследством и решил предназначить деньги на строительство жилья в Иерусалиме. Вначале евреи боялись селиться за пределами стен из за страха перед разбойниками.

62.

"Нахлат Шивъа" было основано в 1867 году. «Краеугольный камень»для постройки своего дома... заложил рабби Иосеф Ривлин в пятый день месяца ияра 1869 года. Но еще за четырнадцать лет до этого, в 1855 году, когда за городом все было пустынно... в то время, когда ворота города по ночам держались на запоре из-за страха перед разбойниками и врагами настолько, что и арабские жители города боялись выходить даже днем без сопровождения, не говоря уже о ночи, уже тогда рабби Иосефа охватила идея постройки дома за пределами города. Рабби Иосеф Ривлин был так увлечен этой идеей, [по семейному преданию], что когда обручался в 1855 году с девицей Сарой Ципой сказал перед составлением «тнаим» [брачного контракта] ее брату Моше Ицхаку Гольдшмидту, который был также одним из общественных деятелей Иерусалима и основателей нескольких жилых районов, следующее: вот в «тнаим» записано обязательство «ни он от нее, ни она от него ничего не должны скрывать.» Поэтому мой долг не скрывать от невесты мое решение положить основу новому жилому району за пределами крепостной стены и первому поселиться в нем. Родители невесты хотели аннулировать договор, чтобы не подвергать риску ее жизнь ради подобной сумасшедшей идеи. Но невеста сказала: Я также считаю эту идею важной, и куда пойдет он, туда и я пойду.

________________________

Примечание

Этот страх был вполне обоснованным Постоянная опасность витала над головами жителей, поселившихся за пределами крепостной стены, как описано в следующем отрывке, рассказывающая о четвертом жилом квартале, выстроенном за пределами Старого города — «Меа Шеарим» (Создан в 1874 году).

63.

Число евреев, поселившихся за чертой Старого города, было еще совсем незначительным. В квартале Меа-Шеарим не было ворот. Из четырех его рядов был заселен только один, и его жители приобрели славу «добровольцев-пионеров», вышедших первыми «во вне». В ночь под вторую субботу месяца Нисан, 1881 года, после произнесения «Кидуш», в доме пекаря Гедалии — еврея в возрасте около шестидесяти лет — неожиданно появился черный араб, облаченный в широкую одежду, и потребовал позвать сторожа квартала. Рабби Гедалия и члены его семьи были перепуганы видом этого страшного гостя, лицо которого обнаруживало в нем грабителя и убийцу. «Пойдем к сторожу» — обратился к нему рабби Гедалия... «Но прежде всего дайте-ка мне отведать вашей пищи», — ответил ему араб. Ему подали поесть и попить из того, что было дома, а жена рабби Гедалии побежала к соседям и позвала их на помощь.

Соседи собрались и повстречали сторожа араба, который кричал им:

«Скорей прячьтесь, потому что за одним из домов в западном ряду убийцы устроили засаду».

Они пытались удержать сторожа, но он повторял свое: «Мы пропали, они многочисленнее нас, а добиться помощи неоткуда, так как даже  если нашим поселенцам удастся до браться до ворот Старого города, то они ни чего не смогут поделать из-за того, что во рота заперты ночью».

Но жители не отставали от сторожа и взяли его с собой в дом рабби Гедалии. Как только арабский гость увидел их, он напал на сторожа и убил его длинным ножом, а потом начал полосовать ножом налево и направо собравшихся, и многих из них ранил. Решительно не было никакой возможности справиться с этим зверем. Весь квартал охватила паника. Дети и женщины подняли душераздирающие крики, а мужчины прибежали, чтобы защитить их жизни. Несколько человек осталось в доме Гедалии бороться с арабом, а остальные бросились на улицу, чтобы оказать сопротивление напавшей на них банде, которая уже вступила в жилой квартал. Услышав крики и при виде людей, выстроившихся для обороны, арабы, несмотря на свою многочисленность, бежали, а убийцу-араба евреи захватили.

Мордехай бен Гилель Акоэн

Остатки синагоги "Хурват Раби Иегуда Гехасид" как они выглядели после освобождения Старого города.

Смена властей в стране

64.

Вода составляла одну из наиболее обременительных статей в бюджете каждой иерусалимской семьи... Правда, в каждом доме была яма для накопления дождевой воды..., но поскольку ямы бывали неисправными, а число проживавших в одном доме еврейского квартала было велико... накопленной воды не хватало. Ямы в большинстве случаев уже в самом начале были пусты, поэтому жильцы бывали вынуждены покупать воду у арабов из деревни «Кфар ашилуах». Составлено по различным первоисточникам рассматриваемого периода.

________________________

Примечание.

М.Монтефиоре дал деньги на прокладку водопровода из Соломоновых прудов в город. Но арабы деревни «Кфар Ашилуах» разрушили трубопровод, чтобы евреи вынуждены были по-прежнему покупать воду у них.

65.

22-й день месяца кислев 1918 года Иерусалим был взят англичанами. Этот день ознаменовал начало новой эпохи. На наших глазах начала формироваться великая глава истории. С первым солдатом, проехавшим, улыбаясь, на лошади по кварталу «Махане-Егуда», разом повернулись колеса наших событий в новом направлении. Рассказывали, что за день-два до взятия англичанами Иерусалима, пал в бою сын Ротшильда, торопившийся продвинуться вперед.

Он освятил взятие города своей кровью. Рассказывали, что турки разбегаются во все стороны, и вся страна захвачена англичанами. Вечером евреи, находившиеся в рядах английских отрядов, стучались в еврейские дома.

Они хотели видеть евреев Святого города... В Иерусалиме ощущалась атмосфера высокого подъема духа, связанная со сменой власти. С Запада, точно из-за сияющего лазурного занавеса появлялись десятки тысяч победителей — в пешем строю и гарцующих на лошадях... А на восток, в пустынные окрестности Иерихона отступали с мрачными лицами убегающие, — и между обоими лагерями катились колеса истории. На наших глазах трепетало будущее... С заходом солнца, когда начинал моросить дождь, и небо окуталось облаками после великолепного дня взятия города — вышли мы, несколько молодых людей — сирот из местного населения, и присоединились к строю марширующих солдат. Мы шли за ними до окрестностей Арацофим (горы Скопус) и там, с вершины горы мы увидели Святой Иерусалим, освещенный в долине волшебными лучами.

Стоит прекрасный дворец, этот святой дворец! Какое чудесное зрелище открывалось с вершины горы! Вот он Святой Иерусалим — Иерусалим тот, что вверху, что в сердцах! Завоеватели расположились здесь на отдых лагерем. Разбили палатки. Клубы густого дыма стали подыматься кверху. И глубокие чувства охватили тогда и их души, очарованные новым великолепием, которое легло на город в этот час. И солдатская песня, властная, новая, захватила всех настмощными волнами надежды. Д.Кимхи

________________________

Примечание.

День взятия Иерусалима — 9 декабря 1917 года. Во главе английской армии стоял генерал Алленби. В период власти англичан еврейское население города непрерывно росло. В 1913 году в Иерусалиме было 45000 евреев (из общего числа 80000 жителей). В 1948 году — 100000 евреев (из 165000 жителей). Новый город развивался, и Иерусалим стал приобретать облик большого современного города.

Развитие города

66.

... После мировой войны произошли огромные перемены в процессе строительства в Иерусалиме... Пустые пространства между жилыми кварталами в большей своей части заполнялись... Улица Бен Иегуда и улица Яффо — эти две улицы построены в новом современном стиле. От них ответвляются улицы и переулки, которые застраиваются и заселяются..."Луах Иерушалаим" под редакцией Дова Натана Бринкера, год издания 1941.

67.

«Небесный Отец наш, излей благословения твои на учредителей этого университета, его руководителей, учителей и всех поддерживающих его; его превосходительство верховного комиссара нашей Святой земли [сэра Герберта Сэмуэля]; мудрого министра и советника, удостоившегося быть добрым вестником воли королевства Великобритании о создании национального очага еврейскому народу в Эрец Исраэль [лорд Бальфур — автор известной декларации]; на всех, кто выразил сердечное желание прибыть в Святой город и принять участие в этом торжестве. Охрани их от всякого зла, охрани души их, и да сбудутся на них слова — «Благословен ты при входе твоем и благословен ты при выходе твоем». Хранитель Израиля, сохрани остаток Израиля и раскинь шатер в стране под сенью нашего господина короля Георга Пятого, да возвысится слава его! Близится день, когда узнают народы, что Единый Отец у нас и Единый Бог создал нас, и заполнится земля знанием Бога, подобным воде, заполняющей океан. Отрывок из молитвы, произнесенной во время торжественного открытия Еврейского университета на Арацофим в 1925 году, раввином д-ром Герцогом, главным раввином Королевства Великобритании.

________________________

Примечание.

Строительство велось в течение всех лет. вопреки сопротивлению арабов и английских властей Как и в годы строительства Второго Храма, евреи были вынуждены строить Иерусалим, когда«одною рукою де лали работу, а другою — держали оружие» В годы, последовавшие за Первой мировой войной, началось фор мирование боевых отрядов организации самозащиты «Хагана».

План работы подпольной организации в Старом городе

1. Создание постоянного органа в составе не менее 5-7 человек, из которых на троих возлагается ответственность по работе и руководству организацией. Работа организации проводится в следующих направлениях:

а. Работа среди жителей по организации самозащиты.

б. Охрана домов.

в. Информация внешняя и внутренняя.

г. Средства [намек на оружие].

А. Организационная работа:

1. Привлечение членов в организацию из числа местных жителей во время собраний, бесед и иными средствами пропаганды.

2. Распределение организаторов по улицам...

3. Подготовка приспособлений (имеется в виду оружие) и их осторожное распределение среди организаторов.

Б. Охрана:

1. Охрана только в ночное время...

2. Охрана должна быть свободной, еврейской,  т.е. ее  членами  должны быть добровольцы-евреи.

________________________

Примечание.

Комитет делегатов (представителей еврейского населения) требует от правительства (английского) уволить охрану в еврейских жилых кварталах. (В составе охраны были арабы — выхолны из Марокко, которым была поручена охрана еврейских кварталов еще со времен турецкого владычества Эти арабы — выходцы из стран Магриба. были известны своей ненавистью к евреям)

Это — выписка из плана обороны старого города. Надо обратить внимание на то, что большая часть текста написана намеками из опасения, что план попадет в руки англичан.

В дни войны за независимость

68.

Исход лета 1947 года. Борьба за нашу независимость превращается в войну за освобождение.

Иерусалим — в осаде. Вокруг Иерусалима все туже затягивается петля. Какие-то люди передвигаются в кварталах со смешанным населением и в центре Иерусалима.

Оружейные прицелы. Иерусалим осажден с трех сторон — с севера, востока и юга. С западной стороны имеется опасность перерыва связи с поселениями. Беда свивает гнездо в Иерусалиме. Здесь уже фронт. Самооборона, которая взращивалась годами в тайне глубокого подполья, выходит на поверхность, приобретает новый образ и новые масштабы под именем «гражданской обороны» (Мишмар Гаам)...

Вспоминая о тех днях, поражаешься непоколебимому сильному духу сопротивления, царившему в нашей среде. Дух занялся, но не поддавались отчаянию, не отступали ни перед какими ужасами, которые несла нам осада.

В чем корень уверенности, гнездившейся тогда в наших сердцах, в атмосфере окружав шей нас арабской лютости? В чем корень го товности устоять, бороться, чтобы не дрогнул еврейский Иерусалим — вечный город Израиля?

Это была уверенность высшего порядка, которая приподнимала нас над уровнем мучительных условий осады. Эта уверенность была всеобщим достоянием и простых людей из народа, и образованных, и религиозных, и нерелигиозных вольнодумцев. «Мишмар Га-ам» мобилизовал всех на многочисленные спасательные операции, которые планировались лучшими командирами «Хаганы». Страшная угроза подстерегала со всех сторон: и извне, и изнутри города, в самом сердце его. Нас окружала враждебная среда соседей-арабов, а также английских солдат и должностных лиц. «Хагана» и «Мишмар Гаам» должны были отстаивать каждую пядь Иерусалимской земли.

С того момента как началась почти непрекращавшаяся днем и ночью бомбардировка, жители ходили как под дождем — под потоком осколков снарядов.

«Мишмар Гаам» нес на себе бремя всевозможных обязанностей. На нем лежало распределение воды и горючего, хлеба и других продуктов Члены «Мишмар Гаам» бдительно следили за любой грозящей опасностью, самоотверженно выполняя фортификационные и земляные работы, возводя баррикады и заграждения, стоя на сторожевых постах и принимая на себя атаки неприятеля.

Великое чувство благодарности должно дойти до высшей точки раскрытия великолепия духа Иерусалима в дни осады. До сих пор мы не до конца, не во всей глубине оценили ту атмосферу, которой был тогда охвачен Иерусалим. Земной Иерусалим как бы вознесся к небесному Иерусалиму. Что за высший дух бился в сердцах!? Вроде мы и сами не сознавали этого. Мы поднялись над собою. Были страдания и невообразимые трудности, смертельная опасность и недоедание, но не было отчаяния. Была готовность к стойкому сопротивлению, было чувство уверенности в себе и глубокая вера.

Что было источником этого душевного подъема? Не традиции ли иудейства явились источником этой безграничной уверенности и глубочайшей веры? Не проявилась ли внутри нас любовь к вечному Иерусалиму, неугасимая в течение веков? Или может быть ко всему этому присоединилось глубоко пронизывавшее нас чувство неумолкающего ужаса, вызванного национальной катастрофой, когда мы были бессильны помочь нашим братьям в беде, когда ворота родины были закрыты перед ними, обреченными на гибель??

Рахель Янаит Бен Цен — жена бывшего президента Государства Израиль Ицхака Бен-Цви [Р.Я.Бен-Цви была в составе командования в дни осады Иерусалима].

69.

...По мере того, как воодушевленные единством духа, единством сердца, отбрасывали сыны возрожденного Израиля арабские армии на фронтах, все более усиливались бомбардировки со стороны арабов. Вместо легких пушек, стоявших до этого в Невей-Самуэль, были установлены более тяжелые орудия. Бомбардировки усилились. Теперь не оставалось ни одного жилого района, не подвергавшегося ужасам падающих снарядов...

...Давал о себе знать начинавшийся голод. Люди выходили в поля к северу от Иерусалима, рвали там дикую зелень, чтобы наварить из нее суп для детей.

Город выглядел каждое утро как после землетрясения. Среди дымящихся развалин брели люди с небольшими котелками на плечах в поисках укрытия от снарядов. Но где в те дни в Иерусалиме человек мог быть уверен найти безопасное место для своей жизни!.. Артиллеристы генерала Глабба* с первого же дня осады оказывали предпочтение центру новой половины Иерусалима перед другими кварталами города. Не всегда им удавалось достигнуть намеченной цели — (расстояние было немалое), но в течение продолжительного времени большую часть снарядов они направляли на улицы Бен-Иегуда, Яффо и Кинг-Джордж. Бывали дни, когда эти улицы, самые шумные во всем городе, становились совершенно пустыми. Ставни окон были разбиты; люди большую часть дня и ночи отсиживались в убежищах...

________________________

Примечания

* Англичанин   генерал   Глабб  командовал   арабским легионом.

Спустя пять недель после начала осады жи тели Иерусалима еще продолжали сражаться за свой город. Еда состояла из кусочка черст вого хлеба на завтрак. Человек уходил на свою позицию и там оставался до вечера. А дома сидела голодная семья. Денег не было, а если даже и удавалось раздобыть какие то гроши, то разве была возможность приобрести что-нибудь на них?

Но за Иерусалим молились, глядя в лицо смерти, глядя в лицо величайшей опасности, как за самое дорогое и единственное.

В дни осады все жители были мобилизованы на защиту города. Маленькие дети помогали в передаче важных сообщений и в распределении воды; женщины ухаживали за ранеными, а многие девушки принимали непосредственное участие в боях.

Ученики ешиботов, до этого никогда не покидавшие своей учебной скамьи, теперь занимались подготовкой позиций. Я видел их в работе. Они были полны мужества и веры. Я видел их под лучами палящего солнца, когда капли пота скатывались с их лиц. Я видел их в долгополой одежде, подпоясанных традиционными поясами, согнувшимися под ношей и со светлой улыбкой... Они были целиком по гружены в работу. А кто как не ешиботники, умеют глубоко вникать в «сугию» — предмет своего изучения... и кто лучше них способен направлять всю силу своей мысли в одно русло...

И если защита Святого города, людей и их имущества является делом служения Господу, то, как сказано в Писании: «Проклят кто служит Всесвятому с фальшью!.

Следует помнить и то чувство глубокого почтения, с которым исполняется ими каждая заповедь, каждая мицва. Это почтение сосредоточивало их и на этой мицве, на том, что в данную минуту требовало их внимания. Они не просто отбывали определенную повинность, выполняли данный им приказ, но они вникали в «душу» приказа, в цель, которая должна быть достигнута его выполнением. А ведь мицва, как известно, исполняется со всей силой чувства, со всей преданностью, искренностью, и, главное, сосредоточенно...

70.

Я видел их в работе, я видел их при возвращении с работы, тут же с хода приткнувшимися к   «трактатам»,   вопрошавших   самих   себя, распрашивавших как объяснить тот или иной пасук. Их лица загорели, кожа местами облу пилась, а они, повернув друг к другу загорелые лица, не растворяясь в пустой внешности, в мелкословной суете, меняют тональность напева, сопровождающего изучение Талмуда. Такие изменения напева, когда они напевали «Десница Господня преуспевает», способны лучше символизировать происходящее.

Я видел их также возвращающимися в летнюю полночь, темную и жаркую, потрясаемую... громом. Это был гром орудий и минометов, бивших по Иерусалиму.

Усталые и изможденные, они не считали свою обязанность завершенной: они не направлялись к своим постелям, приготовленным в надежном убежище. Там наверху, в по луосвещенном молитвенном зале у открытого «Арон Кодеш» они собирались и изливали душу перед Всевышним. Они молились о городе и его жителях, об их братьях по позициям, оставшихся в открытом поле. Это была вечерняя молитва, чистая и искренняя, молитва людей, каплями пота которых увлажнялась за минуту до этого земля Иерусалима, его укреплений. Лица этих юношей заливались теперь слезами молитвы о благополучии Иерусалима. Бар Захав из «Итон Амаген»

________________________

Примечание

Но где то близки дни нарастающей радости — жители Иерусалима не ограничиваются его обороной В то время как одни всеми силами удерживаются на позициях, находящихся в их руках, другие прорываются в кварталы, которые еще в руках врага, или же захватывают позиции на дороге в Иерусалим.

71.

На большой скорости двигаются бронеавтомашины. Из них выглядывают совсем зеленые юнцы. У заставы они останавливаются для обычной проверки. Человек из народного ополчения устало плетется провести проверку. Вдруг из одной машины приветливо машет ему сын:

— Папа!

Вот он залог непрерывного развития из поколения в поколение: отец — в патруле, а сын — в бронеавтомобиле.

Через все это вилась линия скромнейшая, без эффектов. Отец спрашивает:

— Возвращаетесь или выходите? И сын отвечает простодушно:

— Выходим.

Дорога открыта и машины двигаются вперед.

Отец стоит и шепчет:

— Да благословит и хранит вас Всевышний!

А его товарищ по охране заключает:

— Амен!

Якин, из «Итон амаген»

________________________

Примечание  

Спасение  Иерусалима  —  это наличие действовавших духовных накоплений выразившихся и героизме защитников святого города, в огромных усилиях всей страны по переправке предметов первой не обходимости и оружия. Несмотря на страшные опасности поток машин, двигавшихся к Иерусалиму, не пре рывался ни на один день Свидетельство этому — скелеты автомашин в "Шаар Гагай".

72.

В пасхальные дни 1948 года Иерусалим был осажденным городом. За семнадцать дней до праздника прибыла последняя колонна, кото рой удалось пробиться сквозь расположение врага. Вот кидается зигзагами дорога. Иеру салим полностью был отрезан около пяти не дель. Не войти и не выйти из него. Мы, остав шиеся за пределами города, изболелись ду шой от тревог и тоски по нашим семьям Нео жиданно, ранним утром в пятницу пришло распоряжение   —   собраться   немедленно   у станции «Эгед» [в Тель-Авиве], так как через полчаса мы едем!..

...Длинной-предлинной была колонна, и де сятки машин, груженных провиантом и сна ряжением, медленно тронулись в путь. Мы ехали весь день и всю ночь Люди молчали По обочинам дорог — скелеты сгоревших броневиков, и мы думали: «Кто знает, не ждет ли и нас таже судьба».

На крыше насосной станции по дороге к Иерусалиму развевается белоголубой флаг! Наш флаг! Поразительное зрелище! Мы вскинули руки. В первый раз вздохнули полной грудью.

В восемь часов утра, в самую субботу, мы добрались до ворот Иерусалима.

Шошана Гарэли

Взятие Старого Города

73.

— Иерусалим! — нежно думаешь ты, шагая по узеньким улочкам возрожденного еврейского квартала Старого города. Каков же он был после 1948 года? Велика была победа в период войны за освобождение. Но для полной победы над хорошо вооруженным врагом у нас тогда не хватило сил. Старый Иеруса лим — сердце города с Западной стеной Храма в нем оставался в руках арабского ле гиона. В течение многих лет Иерусалим был поделен на две части. С высоких зданий новой половины города мы с тоской смотрели на плененный город и пальцами указывали на памятные нам места, столь близкие для глаза. Жизнь едина, и она же достоверней всего. Все изменилось в течение одной недели 1967 года, недели тяжелых боев, многсчисленных жертв и блестящих побед.

...На моих часах 10 часов 12 минут утра. Бронетранспортер движется быстро. Он останавливается в голове колонны. На нем стоит Моте Гур — командир подразделения парашютистов, которое окружило в эти сутки Старый город. Командир парашютистов стоит, прикрывая глаза ладонью: — «Парашютисты, сегодня мы стоим у ворот Старого города, о котором так много мечтали  Будьте горды!»

Дыхание захватило. Дан приказ выступать Головной бронетранспортер  прорывается  к «Львиным воротам». Глухой звук и мы надвигаемся на ворота. Мы внутри. Вслед за бронетранспортером прорываются и все остальные. Врагу теперь трудно загородить нам дорогу Мы добираемся до мечети Омар.а Отсюда до Западной стены совсем короткое расстояние Люди быстро передвигаются, в волнении, с бьющимися сердцами. Нам удается одними из первых добраться до входа в калитку. Отсюда ступеньки узкой извилистой лестницы ведут к Западной стене. «Акотель амаарави» —   последний   уцелевший  остаток  Иерусалимского Храма! Нога еврея не ступала здесь около 19 лет. «Вперед, вперед!» Нас увлекает за  собой   увеличивающийся   поток  воинов Сотни запыленных, пропотевших парашютистов сгрудились на узкой, замощенной пло щадке перед «Котелем».. Эти сильные духом сыны  Израиля  в  продолжении  двух суток вели тяжелые, кровопролитные бои. Обильно пришлось смочить своей кровью путь к Стене. Теперь они стояли перед ней и громко плакали, не стыдясь. Это был плач величия и вечности еврейского народа...

Иосеф Аргамон, корреспондент «Бемахане»

Распределение воды в дни войны за освобождение. (Те, кто занимался распределением воды в то грозное время бомбардировок, подвергали свою жизнь постоянной опасности).

Бомбардировка Иерусалима в дни Войны за Независимость

Автоколонна, движущаяся по иерусалимскому шоссе во время войны за освобождение

Трубный звук шофара возвещает об освобождении Западной стены в Шестидневной войне

 

«АМАНА»,
институт выпуска учебной литературы о еврействе на русском языке

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5