Три судьбы (продолжение)
Раскрыть эту статью в полный экран   Назад в журнал

Г. Шимон

Одесса, Тель-Авив, Париж... - еврейское местечко не попало в этот ряд за ненадобностью и чуждостью, Нахум Гутман всю жизнь говорил на иврите, писал, сочинял, думал на этом языке. Как художник и как личность Гутман сложился в иной бытовой и бытийной среде, душой и сердцем прикипел к Земле Израиля и вне этой земли не мыслил своего искусства. Он легко мог бы прижиться в Париже или Берлине, получить признание и материальную независимость, но неизменно рвался к песчаным пустырям и тесным улочкам Неве-Цедека.

То было первое поколение израильских художников: Н. Гутман, Р. Рубин, А. Гилади, П. Литвиновский, И. Палди и другие. Выросшие на этой земле, впитавшие красоту ее красок и пейзажей, они ощущали себя духовно раскрепощенными первопроходцами израильского искусства. Нахум Гутман не изобретал хитроумных концепций и теорий, а, усвоив уроки Парижской школы, - изначально присущие ей чувство меры, вкуса и такта, - был устремлен к гармонии традиций и новаций современной живописи. Он свободно и радостно создавал искусство и культуру города, которого все еще не было на карте.

М. Шагал. "Фокусник (Шаббат)". 1915г.

Н. Гутман. "Шаббат". 1928г.

М. Аксельрод. "Семейное счастье". 1925г.

Какой же удивительный мир возникает на полотнах Нахума Гутмана, мир красочный, яркий! Живописные, прогретые жарким солнцем, просоленные морскими ветрами улочки Яффо, рыбацкие харчевни на морском берегу, неизменный аромат кофе, который пьют и на улицах, и в домах, каждый из которых обладает такой живой и неповторимой физиономией. Крепкие молодые женщины с пышными формами, как те золотые плоды, которые они собирают в садах, арабские повозки, запряженные серыми осликами, турецкие всадники с кривыми ятаганами на боку, еврейский интеллектуал в шляпе и с тростью (Бялик?), бродяга с торбой через плечо, солдат с ружьем и снова женщины, томные от зноя... Энтузиазм и витальность художественного творчества в пока еще только готовившейся родиться еврейской стране, казалось, неисчерпаемы.

И снова перекидываем мостик. На этот раз из Страны Израиля в диаспору, из Тель-Авива в местечко Молодечно в западной Белоруссии, где родился Меир Аксельрод (1902-1970) - мастер, принадлежавший новому поколению художников еврейской диаспоры в России, в числе которых видим С. Юдовина, М. Горшмана, А. Лабаса, А. Каплана и других.

М. Шагал. "Погром". 1943г.

Н. Гутман. "Еврейский погром в Йемене". 1927г.

М.Аксельрод. "Погром". 1928г.

С Нахумом Гутманом и его товарищами контактов быть не могло, а вот с Шагалом Меир Аксельрод, по-видимому, встречался. Они даже учились, - с разрывом лет в двадцать, - у Иеѓуды Пэна, всеобщего учителя еврейских художников. Только Шагал уехал из России, а Аксельрод прожил в Советском Союзе почти всю жизнь. На смену бунтарям-ниспровергателям пришли традиционалисты, превыше всего ценившие, с одной стороны, духовный и эстетический опыт, накопленный еврейством, а с другой - универсальный профессионализм художников, культуру живописи, рисунка, пластики.

Окончание

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5