СТРОКА НЕДЕЛИ

Беѓар

В начале недельной главы «Бегар» говорится о заповеди шмита, представляющей собой запрет на земледельческие работы в каждый седьмой год. Интересно, что изложение этой заповеди начинается со слов:

И ГОВОРИЛ Б-Г, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ НА ГОРЕ СИНАЙ… (25:1)

Мудрецы, комментирующие эти строки, задают вопрос: зачем потребовалось вновь упомянуть гору Синай? «Ведь все заповеди были даны на Синае», – уточняет Раши. По мнению Сфорно, упоминание места, где была получена какая-либо заповедь, содержит намек на хидуш – освещение ее под новым углом.

Заповедь о шмите изложена весьма подробно, в отличие от большинства остальных заповедей, сформулированных кратко и расшифровываемых Устной Торой, полученной Моше-рабейну от Всевышнего вместе с Письменной. Начало этой главы, по мнению Сфорно и других комментаторов, намекает на то, что и все прочие заповеди были столь же подробно разъяснены Всевышним Моше на горе Синай.

Сфорно полагал, что Моше упоминает место получения заповеди о шмите и по еще одной причине: он думал, что евреи должны войти в Эрец-Исраэль немедленно, а потому необходимо в первую очередь предупредить их о важности правильного использования земли: ведь известно, что несоблюдение этой заповеди может послужить одной из причин изгнания евреев из Страны Израиля.

В заключение приведем мнение Ибн-Эзры, который видит в этом указании места дарования заповеди подтверждение одному из важных принципов изучения Торы: «Эйн мукдам у-меухар ба-Тора» («В Торе не бывает "раньше" или "позже"»). Это означает, что события не всегда излагаются в ней в соответствии с их хронологической последовательностью. Он считает, что события, описанные в этой главе, произошли до всего описанного в книге «Ваикра».

Колонка редактора

В прошлом выпуске мы начали разговор о том значении, которое имеет для нас День независимости. Продолжим его, хотя очевидно, что в рамках нашей колонки невозможно раскрыть эту сложную тему даже в самой незначительной степени.

Дню независимости предшествует День памяти жертв Катастрофы, и близость этих дат в нашем календаре не случайна. О чем мы вспоминаем в эти дни? О наших родных, которых мы потеряли в те годы, о трудном пути к созданию еврейского государства. В наших душах сливаются воедино боль и радость...

Необходимо отметить, что и для всего периода между праздниками Песах и Шавуот, когда исполняется заповедь сфират-га-омер, – временного отрезка, который во многом уподобляют дням холь га-моэд, – характерно соединение праздничности и траура: ведь именно тогда погибли ученики раби Акивы, крестоносцы уничтожили тысячи евреев, изверги Богдана Хмельницкого совершали свои злодеяния.

Вспоминая об этом, мы пытаемся понять, почему столь тяжкие беды обрушивались на нас именно в дни между праздниками Песах и Шавуот. Что касается осознания подлинных причин недавней трагедии – Катастрофы, то мне кажется, что время для этого еще не пришло. А вот к осмыслению давних событий мы в состоянии приблизиться.

В дни сфират-га-омер, дни подготовки к дарованию Торы, еврей должен, как считают многие авторитеты, уделять особое внимание работе над собой, над исправлением своих недостатков, ибо время это особенно благоприятно для такого духовного труда. С другой стороны, именно в этот период многократно возрастает личная ответственность человека за максимально полную реализацию своего потенциала, причем мера ее соответствует возможностям, дарованным ему. Ученики раби Акивы находились на высочайшем уровне, и именно потому один-единственный присущий им недостаток – недостаточно уважительное отношение друг к другу, – привел их, как говорит традиция, к гибели.

Урок, который все мы должны извлечь из этой трагедии, состоит в следующем: такая ответственность лежит на каждом из нас, и мы не имеем права упустить благоприятное для работы над собой время.

«Байт ле-мидраш» в Неве-Яакове

Игорь Шварцман, участник кружка

Уже не раз отмечалось, что в Израиле мы, евреи из России, стали «русскими», так же, как евреи США – «американцами», евреи Северной Африки – «марокканцами» и «эфиопами». В условиях галута мы приноравливались к окружавшим нас народам не ради особых благ, а просто чтобы выжить. В антисемитской России, например, те считанные синагоги, которые были открыты, существовали исключительно для показухи, а чтобы обратиться с молитвой к Б-гу в миньяне, мой отец крался в сумерках к соседу, где ежедневно собирались десять евреев, годами соблюдая строжайшую конспирацию.

Но вот мы, с детства отлученные от еврейской традиции, приехали, наконец, в свое государство. Здесь синагоги – на каждой улице, здесь многие соблюдают еврейские праздники, кашрут и другие национальные традиции.

А что же мы, приезжие? Поначалу даже как бы чужаки, не знаем, как войти в еврейскую среду, слиться со своим народом. И вот мы нашли способ: по отцовским стопам стали так же собираться у соседа. Слава Б-гу, теперь нам конспирация не нужна. Однако начинать приходится как малым детям, буквально с нуля. И наша молодая учительница, профессиональный педагог Вера Ландсман, терпеливо делает из нас, убеленных сединами, настоящих евреев.

Собираемся мы за чашкой чая, по-семейному. И говорим о праотцах Аврагаме, Ицхаке, Яакове и праматерях Саре, Ривке, Рахели и Лее, перекидывая мостик из наших дней в их времена. Помню, как оживленно прошло занятие, посвященное наказанию Сдома и Аморы. Сразу возник обмен мнениями, при котором каждый опирался на полученные им знания: инженер-технолог с Украины Израиль Погребижский обратил внимание на человеколюбие Аврагама, просившего Творца не уничтожать оба города, ибо не все там погрязли в грехе; москвичка Анна Ковенская, юрист и экономист, отметила влияние Аврагама на его племянника Лота, который, хотя и жил в Сдоме, оказал гостеприимство странникам и пытался защитить их от толпы, а моя жена Вероника, архитектор и художник (которая, кстати, читала и перечитывала Библию еще до переезда в Израиль), сразу же провела параллель с нашими днями, когда насилие и всяческие извращения смакуются в телепередачах и периодике, люди погрязли в грехе, не боясь Б-жьего наказания. Ее поддержал еще один участник нашего кружка – бывший директор Черкасского завода крупнопанельного домостроения Аркадий Поволоцкий, перечисливший различные стихийные бедствия, обрушившиеся на мир в последнее время, и задавший риторический вопрос: «Разве это не предупреждение Б-га?»

Такие оживленные обсуждения возникают на каждом занятии. У нас появилась потребность вместе отмечать праздники, мы узнали, какие традиции существуют в Сукот, Пурим, Песах, попробовали печенье «уши Амана», читали Свиток Эстер с комментариями...

Так, у соседа за чашкой чая, а главное, – с Книгой в руках, каждый из нас шаг за шагом приобщается к жизни своего народа и начинает чувствовать себя неотъемлемой его частью.