Вера в человека
(комментарий к тексту обращения)

Раскрыть эту статью в полный экран   Назад в журнал

Рав Зеев Мешков

Рав Кук сочетал в себе беспредельную верность иудаизму и понимание проблем современного общества. Основа его учения - вера в особенности души каждого еврея и общей духовной силы народа Израиля. Если освобождить эти прекрасные потенциалы от всего чужого и чуждого, мир бы мгновенно преобразился и началось бы новое время. Но из-за тяжести изгнания сами сыны Израиля стали забывать о духовном сокровище, обладателями которого они являются. Труднее всего было убедить народ, лишившийся независимости 2000 лет назад, в том, что путь к свободе лежит не только через переезд в Эрец Исраэль и приобретение земельных участков, но и через возрождение всех древних еврейских государственных и общественных структур.

Убежденность рава Кука в том, что душа сыновей Израиля способна преобразовать мир опиралась на мнение мудрецов Талмуда: Вся разница между настоящим временем и будущим - когда придет Машиах - это независимость еврейского народа от чужой власти (Шабат, 63а). Однако для того, чтобы наполнить вселенную светом своей души, сынам Израиля нужна Святая Земля - и в гораздо большей степени, чем дереву - почва, чтобы дать плоды. Она - жизнь, она - Тора, она - пророчество. Земля Израиля - не внешний аспект. Она - не имущество, которое приобретается для достижения каких-либо конкретных целей. Это нечто самостоятельное, неотделимое от еврейского народа. Она сообщает ему особые положительные качества и неразрывно связана с самим его существованием (Орот, Исраэль, 1).

Там, где евреи проявляли любовь к Земле Израиля, все их начинания были для рава Кука священны, и поэтому он не отрицал Б-жественного происхождения созидательной и творческой деятельности нерелигиозных кругов, направленной на обретение родины, ее завоевание и придание ей красоты. Душа всех евреев, не соблюдающих закон, но проявляющих любовь ко всему, что связано с возрождением нации и Земли Израиля, гораздо более совершенна, чем душа евреев, обладающих полной верой, но не испытывающих внутренней тяги делать что-либо на благо построения нации и освоения земли (Орот, Тхият Исраэль, 43). Отсюда и безграничная и безусловная любовь рава Кука ко всем евреям.

Поставив во главу учения органическую связь народа с Землей Израиля, рав Авраам Ицхак Кук не отошел ни от древней традиции, ни от буквы строгого закона, а лишь напомнил очевидную истину, которая стала забываться в религиозных кругах как раз в тот момент, когда в конце 19 - начале 20 веков приоткрылись двери возвращения на родину: Всегда человеку следует жить на Земле Израиля, даже если там живет большинство неевреев, и не следует жить за ее пределами, даже если у него есть возможность жить в еврейском окружении (Рамбам, Гилхот мелахим). Мудрецы Торы еще две тысячи лет назад провозгласили: Всякий, кто живет за пределами Земли Израиля, - у него как будто нету Б-га (Ктубот 111б). Но несмотря на это, обретение относительного равноправия евреями в Европе многие восприняли, как перспективу улучшить свое положение, а не как возможность бороться за возрождение нации на своей Земле.

Рав Авраам Ицхак Кук чувствовал особенности природы Израиля и знал, что она не раскрывает свои тайны грубым людям, неспособным к тонкому восприятию действительности: Сила восприятия на Земле Израиля отличается прозрачностью и ясностью, чистотой и неоскверненностью и способна открыть дорогу для проявления Б-жественной истины. Эта сила может служить для восприятия и осмысления пророчества и его света, для прокладывания пути ясновидению и его свечению. Сила восприятия в землях народов мира подобна мутному источнику света, чье излучение перемешано с темнотой, тенями нечистоты и грязи, - писал рав Авраам (Орот, Эрец Исраэль, 5).

И в то же время он прекрасно понимал, что завоевания и освоения Святой Земли Тора требует от еврея напряжения всех физических сил, самоотверженности и мужества. Рав Кук обращался к народу, измученному двухтысячелетним изгнанием, утратившему надежду на обретение свободы и с опаской взиравшему на то, как его лучшие сыновья буквально вгрызаются в землю и гибнут от малярии и от рук арабов только потому, что они решили, будто пришло время возродить народ на его древней родине.

Борис Шац

В речи, с которой Рав Кук обратился к основателям Школы искусств и ремесел Бецалель, прозвучали все основные принципы его учения применительно к творческой деятельности евреев в Израиле. В его словах слышится убежденность, что возрождение народа на Святой Земле должно на самых ранних этапах пробудить стремление к прекрасному и, в частности, возродить изящные искусства, ибо восприятие красоты - одно из Б-жественных свойств еврейской души, дремавших на протяжении долгих лет изгнания. Он не сомневается в том, что вся творческая энергия учащихся Школы будет направлена на раскрытие величия Иерусалима как источника Б-жественного света, породившего чувство прекрасного в народе, который возвращается в Цион. Как сказано: Десять мер красоты были отпущены вселенной: девять - Иерусалиму, а одна - всему остальному миру.

Рав Кук верил, что, в отличие от всех народов, сыны Израиля несут в своей душе отпечаток Высшего образа, раскрывшегося у горы Синай их сердцам (а не глазам): Берегите же души ваши, так как вы никакого образа не видели, когда говорил вам Б-г у Хорева из среды огня (Дварим, 4:15). Отсюда и ограничение на создание полного объемного изображения человеческого лица, распространяющееся исключительно на тех, кто принадлежит еврейскому народу. И дело не в том, что какие-то люди могут упасть перед скульптурным изображением на колени или начать молиться ему, и автор - пусть невольно - окажется виновным в умножении идолопоклонства в мире. Тайна запрета скульптурного изображения лица заключается в том, что дело рук мастера отражается в его душе и, в какой-то степени, творит его самого. В данном случае - лепя из глины или высекая из камня - еврей создает в своем сердце образ - а там не должно быть ничего искусственного! Только отпечаток незримого образа Тв-рца, оставленный на все поколения звучанием слов Я Б-г твой..., раздавшихся с горы Синай. Поэтому на нееврея не рапространяется запрет изображать (ради искусства, а не ради идолопоклонства) совершенное человеческое лицо - ведь в его мире незримого Образа не существует.

Академия "Бецалель"

Нужно учесть, что, проводя черту между евреем и неевреем, рав Кук не предполагает оскорбить последнего. Он представляет себе еврейский народ как передовой отряд, призванный проложить путь к исправлению мира. Любой может присоединиться к избранному воинству (приняв гиюр), но если человек не чувствует в себе для этого сил или видит свое призвание в чем-то другом, это не повод для пренебрежительного к нему отношения. Попросить нееврея до субботы за кусок хлеба разжечь печь в еврейском доме, так как зажигание огня запрещено в святой день, было обычным делом и приводило скорее к взаимопониманию, чем к вражде между людьми.

Учение рава Кука оказало огромное влияние на все сферы жизни еврейского государства и по мере того как удивительные потенциалы еврейского народа находят все более полное выражение на Земле Израиля, оно завоевывает себе все более значимое место.

Ученики академии "Бецалель"

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5