Традиции       |   Метод. кабинет   |   Главная страница
x
x

 

Обучение духовным ценностям в школе

Раввин Давид Эпштейн, доктор педагогических наук

(Статья написана на основе опыта автора, использовавшего классификации ценностей, разработанные Луисом Ратсом)

ВВЕДЕНИЕ

Путь, по которому идет общество, определяется его системой ценностей. То, какое значение придает оно правам личности и нуждам определенных категорий людей, материальным, интеллектуальным и духовным запросам своих членов, то, какое место занимают в нем честность, добросовестность, стремление к творчеству и другие ценности, обусловливает поведение общества в целом и его ожидания в отношении поведения членов этого общества. Подобным же образом ценности, которыми руководствуется та или иная общественная структура или отдельная личность, определяют взаимоотношения между ними и той социальной и материальной средой, к которым они принадлежат. Поскольку целью образования является обучение учащихся знаниям, навыкам и суждениям, необходимым, чтобы жить внутри представленного школой общества, то одной из задач учителя является ознакомление учеников с теми ценностями, которыми руководствуется общество и его члены. Не зная системы ценностей, управляющих обществом, ученики не смогут определить, как правильно вести себя в нем.

Это вовсе не значит, что ученики обязаны безоговорочно принять господствующие в обществе ценности, но, будучи лояльными членами общества, они могут в то же время направить свои усилия на то, чтобы изменить их. Таким образом, на школу возлагается ответственность за то, чтобы, прививая учащимся принятые в обществе ценности, в то же время обучить их тому, как развивать эти ценности и как определить, какой шкалой ценностей им следует руководствоваться в жизни.

Определение понятия "ценности"

Ценности - это те идеалы, исходя из которых мы решаем, что верно и что ложно, что морально и что аморально. Например, человек, который ценит честность, не станет лгать, даже если ложь избавила бы его от многих неприятностей, в то время как тот, кто меньше ценит честность, может солгать, если сказать правду окажется для него менее удобным.

Рабочее определение понятия "ценность" это - "как должно (или не должно) быть". Если суждение может быть выражено в такой форме, то речь идет о ценности. Например, возможно следующее суждение: "Человек должен есть здоровую пищу", - оно логично и оно выражает ценность. Однако нельзя сказать: "Человек должен любить вкус здоровой пищи", - это нелогично, ибо вкус не является ценностью.

Источники ценностей

Большинство ценностей, которыми мы руководствуемся, восприняты нами от родителей, и мы никогда не подвергаем их сомнению. Родители хотели, чтобы мы вели себя тем или иным образом, и при помощи поощрения или наказания давали нам понять, какое поведение их устраивает, а какое - нет. Так формируются наши ценности. Мы стараемся не подвергать сомнению те ценности, которые нам привили в семье, потому что они являются основой наших суждений о мире. Ребенок, выросший в доме, где ложь абсолютно неприемлема, будет стараться всегда говорить правду, а попавшись на лжи, будет чувствовать свою вину. Ребенок же, выросший в доме, где ложь является обычным делом, удивится, если то, что он лжет, кого-то огорчит.

Дети умеют различать тончайшие нюансы ценностей. Так, ребенок может усвоить, что, когда дело касается бизнеса, ложь допустима, но друзьям лгать нельзя.

В семье ценности прививаются самыми различными способами. Мы уже упомянули о поощрении и наказании (которое может быть моральным или физическим). Другим методом является обсуждение событий, из которого становится понятно отношение родителей к тому, о чем идет речь. Те родители, для которых высшее образование является ценностью, должны выразить это таким образом, чтобы дети поняли, что самое лучшее, что они могут выбрать для себя, - это учеба в университете. Они могут даже говорить об этом так, как будто то, что их дети будут учиться в университете, совершенно очевидно, и в большинстве случаев дети никогда не подвергнут эту ценность сомнению. Пожалуй, самым эффективным методом привития ценностей является личный пример родителей. Ребенок, который видит, что его родители много читают, скорее всего и сам захочет читать книги, в то время как ребенок, ни разу не видевший своих родителей за чтением, вероятнее всего не захочет их читать, сколько бы родители ни побуждали его к этому. Так что, если существует противоречие между тем, что человек говорит, и тем, что он делает, - становится ясно, что о его ценностях следует судить по его делам. Если сами родители не в состоянии служить своим детям примером, они могут такие примеры придумать. Родители рассказывают детям истории, в которых герой действует в соответствии с определенными ценностями, в расчете на то, что дети, отождествляя себя с героем, воспримут и его ценности.

Пожалуй, наименее эффективным методом приобщения к ценностям является морализирование, т.е. постоянные попытки внушить ребенку, какими должны быть его ценности. Но даже и такой метод приучает ребенка, по крайней мере, задумываться о ценностях и осознавать, что он может выбирать между ними.

Общество, так же, как и семья, оказывает влияние на формирование у ребенка системы ценностей. Некоторые типы поведения общество принимает, некоторые - нет. Идеи усваиваются из книг, средств массовой информации, контактов с друзьями, учителями и т.п. Некоторые члены общества служат примером для остальных. Известно, что дети нередко бывают склонны подлаживаться под окружающую среду. Они по-разному ведут себя в школе и дома, по-разному говорят с учителями и родителями и т.д. Иногда они действуют в соответствии с одной шкалой ценностей в одной ситуации и в соответствии с другой шкалой - в другой, и мы не можем сказать с уверенностью, какой шкалы ценностей они придерживаются на самом деле. Проблема состоит в том, что те ценности, которые ребенок усваивает дома или в окружающем обществе, могут быть чужды ему как личности. Человек, перед которым никогда не стояла задача сознательного выбора ценностей, может легко отказаться от них, если ему станет трудно следовать им. Мы убедились в этом, видя, как легко люди отказываются от коммунистических идеалов. Конечно, многие из них никогда не верили в коммунизм и провозглашали его идеи, потому что это было им удобно или из страха перед репрессиями. Но в то же время были и люди, которые по-своему верили в идеалы коммунизма, но эта вера не была глубокой. Они не сомневались в истинности этих идеалов, потому что так были воспитаны. Но, оказавшись перед лицом новой системы ценностей, они легко отказались от идеалов коммунизма, который никогда не был их сознательным выбором.

Относительно ценностей, которые люди внешне не подвергают сомнению, может возникнуть еще одна проблема: иногда они придерживаются одновременно взаимоисключающих ценностей, не отдавая себе в этом отчета. Один и то же человек может заявлять, что все люди имеют равные права, и одновременно с этим давать работу только тем, кто принадлежит к его этнической группе, считая это проявлением солидарности. Такое поведение не обязательно связано с лицемерием: этот человек просто не считает его отступлением от своей системы ценностей.

Еврейские ценности

До сих пор мы обсуждали ценности как таковые. Но, как учителя еврейских школ, мы должны, обучая детей своему предмету, в то же время рассказывать им о еврейских ценностях. Первой проблемой, с которой мы здесь столкнемся, будет определение понятия "еврейский". Что это такое, почему та или иная ценность считается еврейской? Для ортодоксального еврея ответ на этот вопрос очень прост. Если ценность основана на традиционных еврейских источниках - Танахе с комментариями, Талмуде с комментариями, кодификациях закона с комментариями и признанных трудах еврейских философов, - то она является еврейской. Для того чтобы ценность считалась еврейской, недостаточно, чтобы она была признана евреями, - она должна быть признана иудаизмом.

Неортодоксальному еврею дать такое определение гораздо сложнее. Что такое "еврейские источники" - вне связи с литературой и наукой? Если некой ценности придерживается большинство евреев, является ли она еврейской? Если евреи одной местности считают ценностью то, чего евреи из других мест не признают, является ли эта ценность еврейской? Если человек считает, что иудаизм содержит в себе определенные ценности, но они теряют свой смысл в том виде, в каком они практически воплощаются в ритуалах иудаизма, то что же является истинной еврейской ценностью? Если современные еврейские писатели пишут на еврейские темы, но при этом не основываются на классических еврейских источниках, то обязательно ли ценности, провозглашаемые ими, являются еврейскими?

Для учителя в СНГ эта задача эта еще более сложна. Как правило, его собственные знания по иудаизму ограничены, и, таким образом, у него нет инструмента, который помог бы ему решить, какая ценность является еврейской - возможно, в противовес его собственной интерпретации жизни или известных ему текстов. Кроме того, его ученики не знакомы с основами еврейского знания и у них нет критериев, чтобы судить, насколько та или иная ценность приемлема для иудаизма. Но поскольку еще не изобретен способ преподавания, в котором отсутствовал бы ценностный подход, то учитель должен на свой страх и риск стараться помочь ученикам воспитать в себе определенные ценности и решить, какие из них можно назвать истинно еврейскими. Мы остановимся на этом более подробно при обсуждении вопроса, зачем нужно обучать детей ценностям.

Обучая еврейским ценностям, учитель должен определить, какие ценности присущи только еврейскому народу, а какие являются универсальными, но имеют при этом еврейскую специфику. Приведем примеры.

1. Ученость является ценностью во многих обществах, но вряд ли найдется другое такое общество, в котором бы к учености относились с таким глубоким почтением, как это принято в иудаизме. Пожалуй, никакое другое общество не обеспечивало такую поддержку учению ради самого учения и ни в одном обществе нет фольклора, столь богатого иллюстрациями данной ценности и ее поощрения. Так, у нас есть рассказы о людях, посвятивших всю свою жизнь учению. Виленский Гаон мог утверждать, что он установил своеобразный рекорд: за минувший год он не потерял для учебы даже пяти минут! Такое почтительное отношение к учению и учености до такой степени превосходит все, что можно встретить в любой другой культуре, что мы имеем полное право сказать, что у евреев эта ценность качественно отличается от той же ценности у других народов, и поэтому ее можно назвать еврейской ценностью.

2. Другие ценности являются универсальными, но иудаизм "перекраивает" их на особый "еврейский лад", что не всегда принимают широкие круги еврейского общества. "Не кради" - ценность, которую признают во всех цивилизованных обществах, но в иудаизме разбудить человека тоже считается воровством ("воровством сна"). Учитель должен помочь ученикам разобраться в том, какие ценности считать истинно еврейскими, и решить, до какой степени они могут оказаться под их влиянием. Невозможно требовать от ученика, чтобы он усвоил все эти ценности. Учитель должен постоянно напоминать ученику, что ему необходимо отличаться от окружающих. Хотя 2000 лет диаспоры научили евреев жить в непохожем на них обществе, каждой личности приходится сталкиваться со своими сложностями, научаясь быть "вне". Кроме того, жить в обществе, руководствуясь еврейскими ценностями, весьма нелегко. В нееврейском обществе трудно не только исполнять такие заповеди, как Шабат и кашрут, - трудно придерживаться даже социальных ценностей, имеющих несколько другие нюансы, чем общепринятые. Как объяснит ученик своим друзьям, что он не может взять футбольный мяч из комнаты, где спит его младший брат, потому что он может его разбудить? В разделе, посвященном технике обучения ценностям, мы предложим схему, которая поможет ученикам жить в соответствии с еврейскими ценностями в нееврейском окружении.

Зачем нужно обучать ценностям?

Однажды кто-то предложил освободить обучение от ценностного подхода. Аргументом служило то, что невозможно найти такой класс, где бы родители учеников единогласно принимали все те ценности, которым учителя обучают их детей, - поэтому некоторые родители будут возражать по поводу тех ценностей, которые учитель прививает их детям. Таким образом, учитель должен только давать информацию, предоставляя ученикам возможность выбирать для себя подходящие ценности. Однако этот аргумент принять невозможно: не бывает обучения, свободного от ценностного подхода.

Во-первых, свободное от ценностного подхода обучение означало бы, что факты могут быть отделены от отношения к ним и их оценки, что у учеников есть возможность воспринимать мир совершенно объективно и что это желательно. Это означало бы, что восстание Маккавеев изучалось бы как простой перечень фактов, без каких-либо выводов относительно справедливости восстания и его влияния на нашу жизнь. Разумеется, это невозможно. Ученики отнесутся к восстанию либо как к справедливой борьбе за право евреев принадлежать к культуре, независимой от доминирующей, либо как к неоправданному бунту высокомерного народа, отказывающегося признать естественное, исторически оправданное распространение господствующей (высшей) культуры. Ни один ученик не в состоянии просто запоминать даты битв и речи вождей в отрыве от своего собственного понимания событий. Кроме того, совсем не обязательно, чтобы ученики оценивали каждый факт объективно. Если учитель требует от учеников, чтобы они оценили событие с разных сторон, прежде чем делать выводы, он, скорее всего, хочет, чтобы ученики спроецировали этот материал на себя, на свою собственную жизнь. Чтобы сделать это, ученикам нужно понять, за что велась борьба, после чего только и можно делать выводы.

Даже если говорить о чистой науке, то философия науки всегда связана с этической интерпретацией фактов и теорий. Величайшие ученые обычно считали необходимым давать философскую и этическую оценку фактам, которые они изучали, - если не как ученые, то, во всяком случае, как человеческие существа.

Во-вторых, сам отбор учебного материала является результатом ценностного подхода. В школах западных стран подробно изучают историю Европы, а не Дальнего Востока. Преподавание построено таким образом, что Европа становится точкой отсчета всемирной истории, при этом раннее средневековье называют веками тьмы, абсолютно игнорируя тот факт, что это было время расцвета мусульманской, еврейской, китайской и других культур.

И сам подбор тем тоже отражает пристрастия учителя, даже если это будет непреднамеренным. В прошлом году мир отмечал 500-ю годовщину "открытия" Америки Колумбом. Американские индейцы выразили по этому поводу протест, заявив, что они всегда знали, что они существуют, и поэтому им не нужно было, чтобы их открывали. С другой стороны, это все же 500-летний юбилей заселения европейцами тех земель, где они сейчас живут.

Разумеется, учитель должен избегать и другой крайности. Образование не должно становиться средством пропаганды, убеждающей учеников в том, что они обязаны следовать только предписанной системе ценностей. Учитель, тщательно подбирающий факты и идеи в процессе преподавания истории, литературы, науки или любого другого предмета таким образом, чтобы навязать свои собственные ценности, поступает как циник, манипулирующий доверием своих учеников. Учитель обязан, по мере возможности, понимать, какие ценности являются его собственными, и в то же время стремиться помочь ученикам выбрать для себя те ценности, которые они считают правильными.

Ничего страшного нет, если учитель объясняет ученику, что ему следовало бы принять ту или иную ценность учителя, хотя выбор остается за учеником.

Если учитель не отдает себе отчета в том, что в процессе преподавания он обучает ценностям при помощи, как уже было сказано, специального подбора материала, примеров, интерпретации фактов, то сам школьный опыт общения должен помочь ученикам развить в себе способность к критическому анализу очевидных и неявных ценностей - вплоть до того, что ученики смогут построить свою собственную систему ценностей.

Есть и другая причина, почему учителя должны стремиться к обучению ценностям. Ученики с возрастом сами выбирают для себя ценности - под влиянием опыта, дружбы, литературы, кино, средств массовой информации. На них не сможет повлиять то, с чем у них нет контакта. Если ученики никогда не имели возможности обсудить систему ценностей с учителем, то все указанные выше факторы сами по себе окажут влияние на формирование этой системы у учеников - без какого-либо вмешательства и подведения итогов со стороны учителя. Учитель, таким образом, переадресует свою задачу другим силам, которые, конечно же, менее продуктивны, чем непосредственно обучение, помогающее ученикам создать критически безупречную и этически приемлемую систему ценностей.

С точки зрения практики ценностный подход заставляет ожить предмет изучения, а изучаемый материал становится частью жизни учеников. Это, без сомнения, ясно, когда речь идет о таких предметах, как история и литература. Вряд ли имеет смысл изучать исторические факты, если не пытаться сделать из них выводы, которые можно применить к жизни учеников и окружающего их общества. Разве не для того читают литературное произведение, чтобы понять, с какими проблемами и испытаниями пришлось столкнуться автору, и таким образом расширить свой кругозор? Но даже при изучении предметов, которые, на первый взгляд, построены на одних только фактах, обучение ценностям помогает ученикам соотнестись с тем, что они изучают. Изучение иностранного языка дает учащемуся информацию о его ценностях. Оно открывает новые горизонты тому, кто читает литературу на этом языке. Язык даже сам по себе обучает ценностям. Не случайно в иврите существует шесть различных Имен Б-га, помимо таких определений, как Всемогущий, Прощающий, Милосердный и т.д. Неудивительно также, что в языке у эскимосов существует двадцать восемь названий для снега.

Обучение ценностям в еврейской школе


Если в светской школе обсуждение ценностей необходимо, то в еврейской оно имеет абсолютное значение. Обучение ритуалам и церемониям независимо от ценностей, представляемых ими, сводит их к простому фольклору. Это может заставить учащихся отказаться от богатого наследия идей и пророчеств, которые не только были движущей силой еврейского народа на протяжении четырех тысячелетий, но и стали краеугольным камнем для большинства религий цивилизованного мира. Итак, обучая еврейскому наследию, мы просим учеников проявить достаточно мужества и стать не такими, "как все". Если единственная разница между евреями и неевреями только в том, что мы зажигаем ханукальные свечи, а они - свечи на елке, или в том, что мы не едим свинины, а они едят, то достаточно зрелый человек непременно спросит: "Ну, и что?" Только поняв, что эта разница связана не с одной лишь демонстрацией принадлежности к своей этнической группе, но речь идет о принципиальной разнице, касающейся взаимоотношений с людьми, обществом и Б-гом, - только тогда можно на самом деле гордиться своей верой и видеть в ней основу своей жизни. Ученик должен увидеть, как ценности влияют на иудаизм и на еврейство, и тогда ему станет очевидна разница между иудаизмом и другими религиями, между евреями и неевреями. Ученикам, которые окончат школу, недостаточно глубоко проникнув в суть иудаизма, трудно будет относиться к нему серьезно, когда они столкнутся с университетским уровнем понимания философии и других предметов.

В то же время существует абсолютно противоположный подход к преподаванию еврейских ценностей, согласно которому ученика следует научить принимать их как аксиому, потому что ценности иудаизма в любом случае принесут ученику только пользу, и задача еврея состоит в том, чтобы самому подняться до еврейских ценностей, а не в том, чтобы приспособить их к себе. Ортодоксальный иудаизм требует от еврея обязательного соблюдения законов, но это не значит, что он не оставляет места для обсуждения ценностей. Во-первых, Тора предоставляет человеку выбирать самому сферу деятельности. И хотя ортодоксальный еврей, прежде чем принять решение о своей дальнейшей карьере, обращается к еврейскому закону, никто не может сказать, что еврейский закон может заставить человека выбрать профессию инженера, а не адвоката. Закон не диктует человеку, чтобы он, например, предпочел быть раввином, а не кем-либо другим.

Во-вторых, мы вольны посвящать свое время и силы различным ценностям, и Тора не предписывает нам, каким именно из них следует отдать предпочтение, - при условии, что мы считаем, что нам известно о них все. Например, если у кого-то есть 2000 рублей, закон не требует от него, чтобы он истратил их на книги, одежду, благотворительность или на что-нибудь другое. Он сам должен решать, чему отдать предпочтение, т.е. какую ценность предпочесть, и в соответствии с этим потратить свои деньги. Закон может дать ему общее направление, но это не означает, что он определяет с точностью до копейки, на что именно ему следует тратить деньги. То же самое относится и к тратам времени. Учиться или сделать в это время доброе дело - в очень большой степени зависит от отношения к этим вещам самого человека и от того, что важнее в данный момент. Его собственное отношение к ценностям, определяющее его индивидуальность как еврея, само по себе обусловливает этот выбор.

В-третьих, иудаизм, конечно, допускает сомнение в ценностях, - с тем, чтобы каждый формировал свою собственную систему ценностей в рамках еврейских понятий. Талмуд изобилует спорами мудрецов об идеях, понятиях и законах, отражающих различные системы ценностей. Наиболее известны из них споры между школами Гилеля и Шамая, о которых в Талмуде сказано, что и те и другие - "слова Б-га Живого". Каждый из них высказывал собственное мнение - в тех случаях, когда не было никакого конкретного указания. Гилель предпочитал формулировать закон более мягко, Шамай - более строго. Дело не в том, что каждый стремился одержать личную победу, выдвигая аргументы, соответствующие особенностям его личности, а в том, что их точка зрения на закон отражала их взгляды на жизнь.

В-четвертых, Тора поддерживает наше право на сомнение, даже когда речь идет о восприятии Б-жественной мудрости. Когда Г-сподь собрался разрушить Сдом и Гомору, Авраам спорил с Г-сподом, говоря, что Он должен судить справедливо. Авраам, простой смертный, вступает в спор с Б-гом, настаивая на том, чтобы Он действовал в соответствии с законами, Им Самим установленными. Авраам, по сути дела, оспаривает решение Г-спода. Из этого можно сделать вывод, что Авраам понимал, что Г-сподь знает, что Он делает, но в то же время он чувствовал, что он имеет право хотеть быть уверенным в том, что Г-сподь поступает согласно Своим же законам. Когда мы читаем Тору, мы не можем подходить к ее тексту со своими мерками, - мы обязаны проследить, как соотносится то, что мы читаем, с образцами достойного поведения, которому нас учили, исходя из тех ценностей, которые мы восприняли. Иногда новая информация побуждает нас пересмотреть свои ценности; в других случаях мы можем с уверенностью сказать, что персонажи, о которых мы читаем, нарушают принятые нормы. Наконец, с чисто практической точки зрения, было бы глупо считать, что ученики должны принять наши ценности только потому, что они еврейские. Ученики захотят изучить каждую ценность и самостоятельно определить, в чем ее достоинства, прежде чем принять ее.

Поэтому, независимо от нашего собственного отношения к этим ценностям, необходимо обсуждать их с учениками.

Процесс оценивания

Для того чтобы идеал стал истинной ценностью, а не был связан лишь с привычкой или с действием, навязываемым человеку силой 1) человек должен свободно и сознательно принять ценность как свою собственную, сознавая, что существует альтернативная точка зрения, которой он не придерживается; 2) эта ценность должна быть столь важна для него, что он будет ее провозглашать публично; 3) он должен в своих поступках руководствоваться этой ценностью. Если человек ведет себя определенным образом только потому, что за противоположное поведение он будет сурово наказан, мы не можем сказать, что его поступки иллюстрируют его истинную систему ценностей. Можно лишь утверждать, что избежать наказания для него важнее, чем следовать определенным ценностям. Для евреев, которые стали маранами во времена инквизиции, христианские идеалы не были духовной ценностью, - у них не было другого выхода, кроме публичного признания христианства.

Сила не обязательно должна быть выражением социального давления: воздействие силой может быть результатом естественной ситуации. Если русский говорит в России по-русски, вовсе не обязательно, что русский язык является для него ценностью, - просто у него нет другой возможности для коммуникации. (С другой стороны, те, кто в России выучили иврит и стали говорить на нем, сделали свой собственный ценностный выбор, так как не существует такой силы, которая могла бы заставить их это сделать). И даже свободно, но бездумно выбранная ценность не является истинной ценностью. Так происходит в том случае, если человек не задумывается о существовании альтернативного выбора; поступки такого человека не отражают его подлинной системы ценностей, как мы уже отмечали выше.

Если человек, решая жить в соответствии с определенной ценностью, не представляет себе до конца, как в связи с этим должна складываться его жизнь, то эта ценность еще не является для него истинной ценностью, потому что, обнаружив неизвестные ему условия, которые окажутся слишком тяжелы для него, он может захотеть отказаться от этой ценности. Подросток, который решает не пить алкогольных напитков, не подумав о всех тех обстоятельствах, к которым это изменение может привести в его жизни, вполне может начать пить снова, столкнувшись, например, с неодобрением друзей.

И даже после того, как ценность воспринята, она не становится частью личности, пока человек не приучит себя поступать в соответствии с ней. Очень часто люди заявляют, что они ценят здоровье; это значит, что они: должны ценить определенную пищу и спорт, однако на их диете это никак не отражается. Наконец, истинная ценность - это та ценность, которой человек гордится и, следовательно, открыто провозглашает ее в! соответствующих обстоятельствах. Еврей, который считает еврейство ценностью и в то же время скрывает свое еврейство от друзей и коллег, скорее всего не имеет права включать его в свою систему ценностей. Путь к этому - открытое признание своего еврейства в соответствующих обстоятельствах. Ясно при этом, что совсем не благоразумно было бы открыто заявлять о своем еврействе на территории, оккупированной нацистами.

Подводя итог, можно сказать, что глубоко и сознательно воспринятая ценность - это ценность, свободно выбраннаая из многих других при условии знания всех последствий, связанных с таким выбором. Избранная человеком ценность постоянно оказывает влияние на его поведение. Она должна быть настолько важна для него, чтобы при случае он мог публично заявить, что придерживается этой ценности.

Следует отметить, что постоянно поступать в соответствии с определенной ценностью не означает, что из нее следует исходить во всех наших поступках. Руководствуясь определенной системой ценностей, в экстремальной ситуации мы отдаем предпочтение одной из них и пренебрегаем другими. Например, человек правдивый может солгать - ради другой, более важной в данный момент ценности. Нееврей, который прячет еврея от гестапо, непременно будет лгать, если гестаповцы придут искать еврея. И это, конечно, не означает, что этот человек не правдив, - в данный ситуации он выше ставит спасение жизни невинного человека.

Проявление системы ценностей


Почти любой выбор человека является отражением его системы ценностей. Человек выбирает определенную работу, потому что она дает одному - деньги, другому - положение в обществе, третьему - возможность помочь людям, четвертому - проявить себя интеллектуально или физически, пятому предоставляет свободное время и т.д. и т.п., - каждому свое. Все эти ценности и степень их значимости для человека оказывают большое влияние на выбор им профессии. (В то же время, если определенный род занятий не подходит человеку по причине отсутствия у него интеллектуальных или физических данных, необходимых для данной профессии, или он отказывается от него из-за препятствий, которые могут ему создать те, кто волен не Допустить его к этой работе, - его решение не заниматься этой работой также отражает его ценности, хотя ограничения в выборе были ему навязаны со стороны. Подобным образом тот, кто выбирает себе профессию, не обдумав другой возможности, как, например, человек, который становится фермером, потому что его отец и дед были фермерами, не обязательно будет ценить свое занятие).

Другие случаи, когда выбор отражает систему ценностей человека, это - выбор супруга, университета, друзей, направления религии, места жительства. Даже относительно несущественный выбор говорит о ценностях человека (какие книги он читает, как проводит время, на что тратит деньги).

Это вовсе не означает, что мы можем судить о ценностях человека, исходя лишь из того, какой выбор он делает в той или иной ситуации. Если два человека принимают одинаковое решение, это не значит, что их системы ценностей идентичны. Так, один человек может стать врачом, потому что это престижная профессия, а другой - потому, что это дает ему возможность помогать людям. Если спросить двух людей, роющих котлован, что они делают, то один может ответить, что он роет канаву, а другой - что строит школу. Делая одно и то же, каждый человек смотрит на свою работу под собственным углом зрения и расценивает ее по-разному. И наоборот, различные действия могут быть мотивированы одной и той же ценностью. И врач и физик могут обосновать выбор профессии из соображений престижности.

Только сам человек может по-настоящему знать, что является для него ценностью, определяющей его деятельность, и, как правило, только тогда, когда он дает себе труд обдумывать мотивы своих поступков. Это очень важно помнить по двум причинам. Во-первых, наблюдая за поведением человека (учителя, родителей, соучеников), не следует делать скоропалительных выводов о ценностях, определяющих его поведение. Отдельные факты не дают полной картины мотивов поведения человека; даже конкретные модели поведения могут быть поняты неправильно. Часто бывает, что человека считают снобом, а на самом деле он просто застенчив. Во-вторых, человек должен сам понять мотивы своих действий. Обнаружив у себя повторяющиеся модели поведения, мы должны определить, отражают ли они те ценности, которыми мы хотим руководствоваться в жизни, и тот образ, на который мы ориентируемся.

Вспоминая наше рабочее определение ценности ("то, что должно быть"), мы убедимся, что не каждое действие и не любой выбор отражают ценности. Если человек предпочитает шоколадное мороженое ванильному, не следует, конечно, считать, что в этом отражены его ценности. Это касается и многих других предпочтений, когда речь идет о вкусах, и то, в чем человек находит удовольствие, как он удовлетворяет свои вкусы, ни в коей мере не отражает его системы ценностей. То же можно сказать и о механических действиях, например, о привычке держать вилку в правой руке - по-американски или в левой - по-европейски.

Изучая свое собственное поведение и анализируя свой собственный выбор, ученики поймут, что именно представляет для них ценность. В следующем разделе мы рассмотрим технические приемы, помогающие ученику сделать это. Часто то, что открывается в результате таких упражнений, является неожиданностью для самих учеников. Противоречия между ценностями, которые ученики декларируют, и их действиями в реальных ситуациях помогают им понять, насколько они искренни в своих заявлениях. Сравнивая свое поведение с поведением других учеников, они сталкиваются с системами ценностей, отличными от их собственной. Это сравнение помогает им исправить и усовершенствовать свою собственную систему ценностей.

Технические приемы обучения ценностям

Обучение ценностям имеет два аспекта, которые не обязательно должны пересекаться. Один из них - это приобщение учеников к ценностям. Для этого учитель использует упомянутые выше методы, которые можно сравнить с влиянием родителей: примеры, дискуссии, награда и наказание (в знак одобрения или неодобрения).

Второй аспект связан с необходимостью научить учеников строить собственную систему ценностей, используя процесс оценки, т.е. помочь им пройти три стадии усвоения истинной ценности: 1) выбор ценности; 2) принятие ценности и 3) поведение в соответствии с этой ценностью.

Далее мы расскажем о технических приемах, которые могут помочь ученикам пройти эти три стадии. Преимущества этих приемов таковы: 1) большинству учеников они покажутся забавными и вызовут их интерес, хотя на самом деле они преследуют серьезные цели; 2) эти приемы можно применить в процессе преподавания почти любого предмета; 3) они не принуждают учеников принять ту или иную ценность, а помогают ему развить собственную систему ценностей - тех, которые он может честно принять.

Продолжение

К главному меню

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5
           
индекс массы тела (имт)