Метод. кабинет   |   Главная страница
x
x

 

Мотивация и норма

Ури Гершович (Израиль)

1

Включает ли в себя рассмотрение вопроса о мотивации такой частный случай обусловленности поведения, как подчинение закону? На первый взгляд, нет, ведь говоря о мотивации, мы, как правило, подразумеваем более или менее свободный выбор вида деятельности, некую устремленность, в основе которой - волеизъявление.

Однако когда речь заходит о мотивации в еврейском образовании, следует помнить, что изучение Торы - заповедь, закон, который обязан исполнять каждый еврей. Тотально-нормативный характер учебы является важной отличительной чертой еврейской культуры. Трудно представить, каким образом этот принцип может быть принят человеком современной западной культуры. Тем не менее, как нам кажется, определенные предпосылки для этого существуют.

Думается, что по аналогии с тем, что Х.-Г. Гадамер называет «дискредитацией предрассудка» в эпоху Просвещения[1] , мы можем говорить и о дискредитации нормы в ту же эпоху, а наряду с гадамеровской «реабилитацией авторитета и традиции»[2] подумать о реабилитации нормы. В действительности, норма лежит в основе человеческого поведения во всех культурах, включая современную западную. В определенном смысле без нормативной системы немыслима никакая деятельность, как невозможна игра без правил. Особенно в том случае, если под нормативной системой мы будем понимать не только свод законов, регулирующих социальное бытие общества, но и шкалу ценностей, аксиологическую сеть поведенческих установок, продуцируемую культурой.

Перенесемся, к примеру, в семидесятые годы прошлого столетия, в бывший СССР. Что заставляло некоторых из нас спешить на футбольный матч, стараться не пропустить встречу хоккейной сборной с канадскими профи или спрашивать лишний билетик возле Театра на Таганке? Почему было важно изучать физику и математику? Почему нужно было во что бы то ни стало прочитать «Мастера и Маргариту»?[3] Ответы могут быть самыми разными. В каждом из них мы смогли бы выявить элемент определенной мотивации. Но один из возможных ответов состоит в том, что все эти действия определялись некоей неосознанно воспринятой аксиологической системой, по сути, не выраженным явно комплексом норм. Ведь в другой культуре или даже в другом срезе той же культуры подобное поведение едва ли можно рассматривать как характерное, во всяком случае, мотивы такого поведения наверняка будут другими[4]. Это подводит нас к мысли о близости мотивации и нормы, точнее, к точке зрения, согласно которой подосновой мотивации является неявная квазинормативная система.

Итак, современному западному человеку свойственна иллюзия того, что он освободился от авторитета, традиции, догматической нормы. На самом деле он лишь потерял осознание того, какому авторитету, какой традиции и какой норме подчиняется. В свое время Моше Мендельсон определил иудаизм как образ жизни в соответствии с партикулярным законом. Согласно предлагаемому нами взгляду, любая культура (или субкультура), по сути дела, представляет собой образ жизни в соответствии с партикулярным законом. Отличие иудаизма не в его нормативности, а в том, что она, пронизывая все жизненные проявления, артикулирована.

Во многих культурах «озвученная» система норм оставляет гораздо большее число сфер жизни «непокрытыми», создавая иллюзию свободы в них. В современной же западной культуре определяющая поведение человека и его мотивы нормативная система, как правило, и вовсе остается неявной, работая на уровне подсознания. Попробуем переформулировать марксистское «свобода - осознанная необходимость» и выдвинуть рискованное утверждение о том, что доступная человеку мера свободы и состоит в том, чтобы осознать, сделать явной ту нормативную систему, в соответствии с которой он живет, и, быть может, подвергнув ее переосмыслению, выбрать другую[5]. Иудаизм как раз и отличается стремлением к постоянному осознанию «выбранной»[6] системы и ее проработкой, что, собственно, и является заповедью изучения Торы[7].

2

Какое же отношение все вышесказанное имеет к еврейскому образованию и проблеме мотивации? Предполагает ли какие-то практические шаги изложенный здесь взгляд? Да, конечно. И нам хотелось бы подчеркнуть два практических аспекта. Во-первых, в свете вышесказанного можно предложить нечто вроде «психоаналитической модели» начального этапа еврейского образования для взрослых. Это должна быть попытка выявления и вскрытия тех норм и аксиологических установок, которые неявно определяют поведение ученика, с последующим сопоставлением их с системой заповедей. Думается, что само осознание человеком того факта, что он, так или иначе, живет в соответствии с определенной системой норм, является чрезвычайно важным шагом в сторону еврейского образования. Следующим шагом является осознание того, что определяющая поведение ученика нормативная система, как минимум, открыта для критики. В некотором смысле это разговор о мировоззренческих основах, но ведется он не на уровне общих идей, а на уровне тех норм-установок, которые определяют поведение человека. Такой подход, конечно, требует индивидуальной и достаточно тонкой работы с каждым.

Стало быть, речь идет об образовании для единиц, об элитарном образовании. Да, и здесь мы подходим ко второму практическому аспекту. Заповедь изучения Торы распространяется на каждого еврея. Отсюда можно было бы сделать вывод, что еврейское образование должно ориентироваться на массы и быть максимально доступным[8]. Однако этот вывод неверен. В еврейской культуре всегда существовала элита талмидей-хахамим («мудрецы»), и есть примеры явной установки на обучение элиты[9] . В контексте еврейского образования на русском языке такой подход представляется нам особенно важным. Ибо именно интеллектуальная элита является тем слоем общества, который формирует идеологию, создает шкалу ценностей культуры, то есть, в конечном счете, влияет на ту самую неявную нормативную систему культуры, которая определяет мотивы поведения на самых разных уровнях. Именно работа с элитой или формирование элиты может привести к тому, что маркированной, значимой, престижной областью станет изучение Торы[10] .

Мотивация: теория и практика

Д-р Зеэв Эйдлин (Израиль)

Вопрос о мотивах поведения - это вопрос о том, почему мы беремся за что-либо, что нами движет, когда мы совершаем определенные действия. Первый и самый общий ответ на этот вопрос может быть таким: мы стремимся удовлетворить наши потребности. Слова «потребности» и «мотивы» в литературе по психологии и в психологических исследованиях часто звучат как синонимы. Например, известный американский психолог Абрахам Маслоу почти не различает эти две категории[11]. Он вводит в обиход представление об иерархии потребностей от низших, органических, до высших, духовных. Среди них он указывает на потребности в знаниях, в самоуважении, в развитии и т. д. Исходя из этой иерархии, можно проанализировать или скорректировать поведение человека.

Маслоу показывает, что высшие потребности, например, потребность в знании, не раскрывается, если не удовлетворены низшие физиологические потребности[12]. Не правда ли, это положение соответствует известному высказыванию наших мудрецов: "ейн Тора - ейн кемах" - («Нет хлеба - нет Торы»)? Этот параллелизм, как мне думается, отражает объективное положение вещей, их природу и направленность.

Приведу еще один пример. Маслоу говорит, что удовлетворение высших потребностей - к примеру, в самореализации, в уважении, в приобретении знаний, в любви и т. п. - может быть отложено до достижения человеком менее возвышенных целей. С другой стороны, его высшие потребности могут быть развиты до такой степени, что он способен отказаться от удовлетворения низших - таких, как потребность в еде, в защищенности и даже в сохранении самой жизни. История - в частности, еврейская - дает много примеров, подтверждающих это положение. Можно вспомнить случаи готовности жертвовать жизнью ради освящения Имени Всевышнего.

Следует подчеркнуть, что Маслоу не просто указывает на значение высших идеалов и устремлений. Учение об иерархии потребностей он предлагает использовать как инструмент для определения того, почему та или иная мотивация «не работает» как инструмент формирования и развития личности. Например, он говорит, что трудно рассчитывать на высокую учебную мотивацию, если потребность учащихся в самоуважении и в любви остается неудовлетворенной.

Проиллюстрируем это положение примером из повседневной деятельности преподавателя еврейских дисциплин или организаторов семинаров по иудаизму. Очень часто мы сталкивается с тем, что ученики и участники семинаров, часто люди немолодые и умудренные большим жизненным опытом, с интересом и желанием делятся этим опытом и своими мыслями и не всегда готовы внимательно выслушать других. В соответствии с учением об иерархии мотивов, преподаватель должен позаботиться об удовлетворении учащимися «потребности в самореализации» и «потребности в самоуважении»: дать им выступить, выразить свое мнение, проследить, чтобы они оказались удовлетворены вниманием ведущего и других участников семинара, тогда у них можно будет сформировать и интерес к приобретению знаний.

В основном Маслоу рассматривает виды поведения так или иначе мотивированные, т. е. поведение, движущей силой которого является какая-то потребность, - другими словами, нехватка чего-то. Маслоу, правда, упоминает и о разных видах немотивированного или экспрессивного поведения. Таким поведением он считает игру, занятие искусством (ради искусства) и т. п., то есть, виды поведения человека, для которого цели и результаты совершаемых им действий достаточно безразличны[13]. Здесь необходимо сделать два замечания. Во-первых, хотелось бы напомнить о главном и самом возвышенном мотиве учения у евреев, которым для нас является сама Тора, - как сказано, «учить Тору ради нее самой» (лишма). На эту тему есть очень красивый мидраш. Когда Всевышний предложил Тору сынам Израиля, они согласились, ответив Ему: «Наасе ве-нишма», - т. е. сделаем (все, что в ней написано) и будем учить ее. За то, что евреи согласились сначала выполнить все предписания Торы и только потом изучать ее, спустились ангелы и одарили их двумя коронами: одной - за готовность исполнять, другой - за готовность изучать. Если бы евреи согласились сначала учить, а потом выполнять, они не получили бы ни одной. Почему? Важно, что евреи взялись изучать Тору не только исходя из прагматических целей - для выполнения, - но, прежде всего, ради нее самой. И именно это было поставлено Всевышним им в заслугу.

Такой мотив изучения Торы не связан с каким-то материально выраженным результатом или восполнением чего-либо недостающего. С другой стороны, нельзя сказать, что такое изучение - это лишь игра, направленная на самовыражение играющего и на получение им удовольствия. Хотя многим евреям, получившим традиционное образование, изучение Торы, конечно, доставляет наслаждение. Так или иначе, в этом пункте учение Маслоу о мотивах мы можем применять с серьезными оговорками.

На наш взгляд, есть виды немотивированного поведения, которое не является обязательно экспрессивным. Представим себе первоклассника, который идет в школу и неплохо учится. Какой мотив им руководит и какую потребность он при этом реализует? Очевидно, что не потребность в приобретении знаний. Он пошел в школу, в основном, потому, что мама его привела, потому что так принято. Ребенок как бы включается в определенный распорядок жизни, принятый и установленный до него. Он осуществляет это, не ставя перед собой целей, связанных с тем результатом его деятельности, который так важен для его родителей.

Зачем нам понадобилось говорить о таком типе немотивированного поведения? Просто потому, что у детей постепенно развивается сознание. Со временем наряду с мотивом «так принято» (если это можно назвать мотивом) у ребенка появляется направленный интерес к учебе. Точнее, мы ожидаем, что такой интерес должен возникнуть. Но в том-то и дело, что у некоторых детей он или не появляется совсем, или, возникнув, быстро угасает. Учащиеся старших и средних классов часто теряют интерес к учебе. Потребность в приобретении знаний у них не развивается.

Среди причин, из-за которых это происходит, мы хотели бы указать на следующее обстоятельство. Ученик вдруг обнаруживает, что его учитель, скажем, физики, на самом деле физиком не является, несмотря на то, что дети его называют именно так. Он не физик, он лишь играет роль физика - почти как в детской сюжетно-ролевой игре «дочки-матери». В Израиле, как известно, специализация будущего учителя достаточно условна; считается, что тот, кто получил документ на право работать педагогом, может преподавать чуть ли не любой предмет. Проблема усугубляется и тем, что ученик может не связывать свои планы на будущее и взрослую жизнь с той же физикой. Вообще, в его сознании школа, как правило, - лишь подготовка к будущей жизни, что не слишком способствует развитию мотивации к учебе. Да и стремления получить аттестат зрелости оказывается недостаточно, чтобы поддержать желание учиться.

Совсем иная атмосфера создается в религиозных школах на уроках религиозных дисциплин. Учащиеся видят, что их учитель не имитирует какую-то деятельность, он ничего не «играет». Можно сказать без преувеличения, что те сведения, которые он преподает детям, - самая суть его жизни. При том, что учитель обладает авторитетом как взрослый человек, наставник, по отношении к изучаемому предмету он тоже ученик. Это создает особые отношения между классом и педагогом и стимулирует мотивацию детей.

Для того, чтобы наше сравнение светского и религиозного преподавания стало более понятным, напомним о ситуации, которая складывалась в некоторых хороших школах в крупных городах бывшего Советского Союза. Там часто учителями выступали сотрудники соседних или шефских научно-исследовательских институтов. Им не было нужды имитировать или играть роль ученого, они и были учеными. В преподавательскую деятельность эти люди вносили элементы своих научных интересов и увлечений. Получив в своей области знания широкое образование, они могли так изменить или скорректировать учебную программу, чтобы показать место того или иного раздела физики или отдельного физического явления в общей картине мироздания. Все это, конечно, способствовало формированию устойчивой учебной мотивации, которая не угасала у детей и после окончания школы.

Мы видим, что есть нечто общее между преподаванием в религиозных школах и в специализированных - математических, физических, исторических и пр., - которые мы помним по бывшему СССР. И в тех, и в других учеба и вне- или послеучебная жизнь не противопоставлены друг другу. Дети в школе не готовятся к жизни - они уже сейчас вступили в нее. В каком-то смысле их деятельность выходит за рамки учебы. Но именно это делает ее - с точки зрения мотивации - наиболее эффективной. Для примеров мы взяли описание учебных ситуаций из школьной практики, но уверены, что сказанное можно отнести и к неформальному обучению детей и взрослых.

Виды мотивации

Д-р Борис Левин (Россия)

Я буду говорить, на основании своего опыта, о мотивации взрослых в еврейском неформальном образовании в России. Надо подчеркнуть, что у каждой категории учащихся существуют свои мотивы, хотя, конечно, возможны и их пересечения. Я подразделяю слушателей, которым имел честь преподавать иудаизм, на шесть групп.

Первая - это потенциальные репатрианты. Для них характерны определенная еврейская самоидентификация, осознание необходимости репатриации в Израиль, и они готовятся к ней. Поэтому еврейское образование им необходимо для жизни в новой для них стране. Вторая - российские евреи, которые не собираются покидать Россию по идеологическим или личным соображениям. Они также имеют определенную еврейскую самоидентификацию. Для них мотивом, приводящим их к неформальному еврейскому образованию, является возможность жить еврейской жизнью в России. Третья - это неевреи, имеющие право на репатриацию в Израиль в соответствии с законом о возвращении. У некоторых из них есть еврейские корни. Они готовы переехать в эту страну, хотя и не ассоциируют себя с еврейским народом. Четвертая - это неевреи-«гости», люди, у которых есть родственники в Израиле. Они поддерживают с ними связь, периодически навещают их. Пятая - неевреи-интеллектуалы, симпатизирующие евреям, юдофилы. Как правило, это люди с высоким уровнем образования, во многом определившего их симпатию к евреям, а также постоянное стремление к самообразованию. Шестая - христиане и «христианствующие». Это люди, семейное воспитание которых происходило в христианских традициях, но без их глубокого осмысления, либо те, кто заинтересовался христианской религией в последние годы.

Теперь более подробно остановлюсь на мотивах каждой из этих категорий учащихся.

Мотивы для получения неформального еврейского образования у людей, которых мы относим к первой категории, могут быть самыми разнообразными. Прежде всего, это стремление приобщиться к основам культуры Израиля как страны, где они намерены жить. Наряду с этим у них часто бывает желание определить свое личное отношение к иудаизму, к религиозным израильтянам. Входящие в эту группу рассчитывают также повысить уровень знаний, которые, по их мнению, необходимы, чтобы войти в новое общество. Смогут ли потенциальные репатрианты воспользоваться в будущем этим багажом, зависит от успешности обучения. У этих людей есть желание познакомиться с еврейской этикой, поскольку они чувствуют ущербность той, на которой были воспитаны, и хотят вести себя достойно в израильском обществе. К примеру, неподготовленного человека способны озадачить самые элементарные жизненные коллизии. Скажем, найдя на улице кошелек, он не знает, что с ним делать, в то время как еврейская этика дает по этому поводу совершенно однозначные рекомендации и говорит, в какой ситуации каким образом необходимо поступить. Поэтому, когда мы разбираем какие-либо конкретные ситуации, такие, как «вор днем» и «вор в ночи», для них это бывает открытием, из которого они делают определенные выводы, выходя на новый уровень понимания того, «что можно - что нельзя» в свете еврейского Закона. Даже зная, что далеко не всегда эти понятия связаны с повседневной жизненной практикой, они признают их важность - ведь в основе современной израильской культуры лежит еврейская традиция.

Вторая категория - российские евреи, не намеренные уезжать из этой страны. Их отличает стремление к повышению уровня самооценки за счет углубления знаний об основах культуры своего народа. Это и приводит их на мои занятия.Еще один мотив - приобретение знаний о евреях и иудаизме, чтобы обладать аргументами, участвуя в разнообразных дискуссиях. Оставаясь в России, они понимают, что им часто придется сталкиваться с подобными ситуациями, а знаний для этого у них нет. Третий их мотив - определение своего отношения к иудаизму и к еврейской традиции. Живя в России, они понимают, что отказываться от иудаизма не следует, ибо это лишит их национальной опоры. В скобках заметим, что такой подход идет вразрез с тем, что пишут в израильской русскоязычной прессе, - об отсутствии у приезжающих евреев желания приобщаться к иудаизму. Многие, оглядываясь на прошлое и, пытаясь заглянуть в будущее, начинают понимать, что, определяя себя евреями, они не имеют права ничего не знать о еврействе.

Следующий мотив - это расширение кругозора, когда человек узнает, что в основе западной цивилизации есть и элементы иудаизма. Базисные моральные принципы, отношение к труду, к образованию - все это дано миру еврейской традицией. И, наконец, еще один важный мотив для получения неформального еврейского образования - ощущение причастности к складывающейся в России еврейской общине.

Теперь - о неевреях, имеющих право на репатриацию в качестве членов семей евреев. Один из мотивов - определение своего места в противостоянии религии, атеизма и агностицизма. Они хотят понять, на чем строить свое мировоззрение после отказа от атеизма. Второй мотив (у тех, кто не является евреем по Ѓалахе) - желание избавиться от комплекса неполноценности из-за еврейской фамилии и еврейских корней. Кроме этого, они хотят найти этические принципы, в соответствии с которыми станет возможным выработать определенные нормы поведения и через призму которых можно будет оценивать поведение других членов общества. Следующий мотив - обретение ощущения более тесной связи с еврейством, с Израилем. Кроме того, имея право на репатриацию и подумывая об этом, такие люди, как правило, задумываются над своим отношением к религиозности.

Один из основных мотивов тех, кто входит в категорию «неевреи-“гости”», - приобщение к культуре Израиля как часто посещаемой страны, желание понимать то, что там происходит. Многие из них также хотят познакомиться с морально-этическими принципами иудаизма. Кроме того, им хочется почувствовать себя более культурными людьми, узнав, о том, что лежит в основе западной цивилизации.

У людей, включенных нами в категорию «юдофилы», последний мотив предыдущей группы является основным. По сути дела, все вышеназванное является для них мотивом для получения еврейского образования. Такие люди открыто противостоят антисемитам, обращаясь при этом как к трудам западных философов, так и к еврейским источникам.

К категории «христиане и “христианствущие”» я отношу как людей религиозных, так и тех, кто проявляет к христианству определенный интерес, отмечает те или иные праздники, но крест либо не носят вообще, либо скрывают его. У этих людей есть очень интересный мотив: им нужно определить свое отношение к иудаизму. Их не устраивает православный антисемитизм, и именно в образовании такие люди ищут возможность найти аргументы для противостояния ему. Их интересует этика иудаизма, поскольку христианская мораль представляется им нереальной.

Анализ всех этих мотивов может помочь педагогам содействовать замедлению процесса ассимиляции мирового еврейства.

Влияние обучения на мотивы учащихся

Наталья Рынковская (Казахстан)

Что движет человеком, когда после рабочего дня или в выходной он, отрываясь от домашних дел или отказываясь от отдыха, идет на занятия в кружок, чтобы погрузиться в размышления над текстом Торы? Его никто не заставляет туда приходить, не выплачивает стипендию и не выдает диплом - ему это попросту интересно. Так в чем же состоит мотивация к изучению еврейского наследия?

Понятно, что как бы ни был манящ и прекрасен этот мир сам по себе, без определенной методики вхождения в него вряд ли знакомство с ним состоится. Поэтому задача преподавателя - развить у учеников желание получать знания.

С этой целью я, среди прочего, провела анкетирование участников моих кружков, задав им такие вопросы:

Каковы цели Вашего прихода на занятия? В первый раз? Сейчас?

Надо сказать, что слушатели весьма серьезно отнеслись к просьбе попытаться определить, на чем основывается их желание учиться. Разумеется, в данной невозможно статье привести рассуждения их всех полностью, поэтому представлю отдельные высказывания, отражающие наиболее типичные мнения.

Мотивация первого прихода

Стаж участия в занятиях

Мотивация на сегодняшний день

изучить Тору, еврейскую культуру

1 год

- это наша история, наша жизнь во всем ее многообразии

- обрела душевное равновесие, уверенность в себе и независимость

повысить общий культурный уровень

- после года занятий в семье появилась Тора и другие книги по еврейской истории и традиции

- от разговоров о переезде семьи в Израиль перешли к конкретным действиям в этом направлении

получить хотя бы минимальные знания о нашей традиции

2 года

- нашла полезное и интересное занятие

- надеюсь стать лучше

изучить историю и традицию

- пересмотрел свое отношение к окружающему миру, жизненным ситуациям, проблемам, воспитанию детей

глубоко постичь суть Б-жественного

- новый подход к решению жизненных проблем

- занятия подготовили к более глубокому знакомству с Израилем

- если бы 60-70% населения Земли изучали еврейские источники и следовали заповедям, жить было бы лучше

Развить в себе духовное начало

- опыт нашего народа, перенесшего столько испытаний, не оставляет равнодушным

- иначе строю свою жизнь сегодня

зашла посидеть и послушать, о чем говорят

- умение почувствовать свою связь с прошлым народа

- Тора - психология, педагогика, философия, политика, дипломатия - книга жизни

получить знания о еврейской культуре

- это не просто книги, а история жизни моего народа, а значит и моя жизнь, и моя история

понять, почему так не любят евреев

- жизнь - извилистая дорога, еврейская литература - мой путеводитель

- в каждой букве еврейского алфавита скрыт таинственный смысл

узнать то, что должен был знать уже давно

- другой взгляд на мир

- иначе строю свою жизнь сегодня

- становимся терпимее друг к другу

- занятия помогают в решении моих жизненных проблем

пообщаться с интересными людьми

- более ясное понимание себя, своего места в жизни, изменились отношения с людьми - стал спокойнее

- стараюсь передать знания детям

- возвращаю себе память

- приобрел бульшую уверенность в себе

привела подруга

- становимся терпимее друг к другу

- на занятиях решаются мои жизненные проблемы

попал случайно

- более ясное понимание своего места в жизни

- изменились отношения с людьми - стал спокойнее

- стараюсь передать знания детям

получить знания и обрести душевный покой

- моя жизнь стала наполняться смыслом

- улучшились отношения с родителями

- почувствовала внутреннюю поддержку и опору, стремление жить и радоваться

посоветовали друзья

3 года

- произошла переоценка ценностей

- не только знания по истории и традиции, но и ключ к пониманию событий, происходящих сейчас

- учусь не делать другому того, что ненавистно самому

- желание продолжать изучение Пятикнижия, так как каждое занятие открывает что-то новое

что-то когда-то слышал

- для изучения источников не хватит и жизни, но нельзя упускать возможность учиться

- изменилось отношение к религии

- поражает актуальность Торы, ее неразрывная связь с современностью

- учишься любить людей

- возможность приобщиться к тому пласту культуры, который полностью выпал из нашей советской системы образования и воспитания

- изучение разных взглядов, разных комментариев на одно и то же событие

- постепенное углубление и расширение понимания изучаемых событий путем постижения смысла каждой фразы текста источника

- лучше понять себя, свои нравственные и психологические проблемы

воспринимала Тору как летопись

- научилась работать с текстом источника

- каждое занятие приближает нас к пониманию мира и своего места в нем

- задумалась о своем отношении к миру, к Б-гу

- пересмотрел свое отношение к себе, к семье, к людям

- открыл для себя новую нравственную систему ценностей

посоветовали

4 года

- занятия можно сравнить с возвращением памяти

- осознала свою причастность к своему народу - это моя судьба

хотела разобраться в сути своего еврейства

- многолетняя пустота заполняется тем, к чему я так долго подсознательно стремилась

зашла посидеть и послушать

- нашла друзей, с которыми у меня общая память

- ощущение огромной внутренней работы, радости перехода из урока в урок

- передаю свои знания детям

- возникла потребность читать специальную литературу

- постепенно происходила переоценка и переосмысление имевшихся представлений и понятий

- бережное отношение к еврейской традиции, потребность ее соблюдать

Можно отметить определенную динамику мотивации. Среди целей прихода в кружок доминирует желание познакомиться с историей евреев, традицией, Торой. Часть слушателей считают, что пришли в кружок случайно, однако эта случайность - кажущаяся.

Дело в том, что большинство из моих учеников отличаются повышенным стремлением к знаниям вообще. Кроме того, их занимают вопросы, типичные для тех, кто ощущает себя евреем (или лично связанным с евреями) и в то же время имеет слабое представление об истории, культуре, традиции этого народа. Возможно, тем, кто живет в Израиле, кто родился на этой благословенной земле, трудно понять, что в диаспоре до сих пор ощущают некую ущербность в осознании своего еврейства. Без знания своей культуры, традиции и истории еврей чувствует себя потерянным, лишенным опоры.

Это чувство потерянности противно природе человека, и он ищет выход из такой ситуации - так сирота, воспитанный в детском доме, повзрослев, начинает искать своих родных. Думаю, что поиск своих корней, своей национальной памяти, своей семьи - основные мотивы для получения еврейского образования. В процессе занятий мотивация изменяется с уровня «а не заглянуть ли мне на огонек?» до уровня «как же я так долго не знал, что есть такой огонек, и я могу зажечь его для себя и своей семьи!».

В заключение приведу выдержку из рассуждений одной из моих слушательниц: «С первых же занятий многолетняя пустота в моей душе стала заполняться именно тем, к чему я подсознательно стремилась. Это ощущение огромной внутренней работы, доставляющей радость, я испытывала на каждом уроке. Я не пропускала не одного нашего занятия. Даже когда после работы не было сил идти и учиться - я шла, и к концу урока силы восстанавливались».


[1] Х.-Г. Гадамер. Истина и метод. М., «Прогресс», 1988, с. 324-328.
[2]
Там же, с. 329-338.
[3]
Речь, естественно, идет об определенном срезе советского общества.
[4]
В свое время мне казалось, что я изобрел исключительный способ существования в советском обществе - работу сторожа. Несколько лет я твердо полагал, что это мое собственное открытие, пока не услышал песню Б. Гребенщикова о «поколении дворников и сторожей». Можно называть это духом времени или как-то иначе, но и за подобным явлением усматривается формирование определенной системы норм, продиктованных культурой (пусть в данном случае речь идет о маргинальной культуре, противостоящей официальной). Показательны попытки артикулировать подобную систему норм в движении митьков (См. «Митьки» В. Шинкарева, где, например, в главе «Этика митьков» говорится: «Митьки никого не хотят победить, митьки всегда будут в говнище...»).
[5]
В этой связи можно попробовать осмыслить исход из Египта как попытку вырваться из оков физиологической и социальной детерминированности, результатом чего является дарование Торы, изучение которой, в свою очередь, должно стать залогом избавления от детерминированности идеолого-культурной.
[6] В силу ограниченности рамок данного наброска мы оставляем в стороне обсуждение проблемы автономности или гетерономности тех или иных норм или закона в целом. (См. И. Кант. Собр. соч. в шести томах. М., «Мысль», 1965, т. 4 (1), с. 243-288.)
[7]
В этом смысле изучение Торы оказывается метазаповедью, и не случайно ее исполнение приравнивается ко всей системе в целом: талмуд Тора ке-негед кулам (Талмуд, «Шабат», 127а).
[8] До недавнего времени большая часть просветительских программ Сохнута и других еврейских организаций была ориентирована именно на массы: чем больше охваченных, тем лучше. В последнее время, как кажется, приходит осознание необходимости работать с элитой..
[9] Достаточно вспомнить слова Рамбама: «...и я не нахожу иного способа преподать доказанную истину, чем тот, который подойдет одному достойному и не устроит десятки тысяч невежд, я предпочту поведать это ради него одного, не обращая внимания на хулу со стороны этого множества народа» («Путеводитель растерянных». М.-И-м., «Гешарим», 2000, с. 39).
[10]
При том, что таким образом во многом решается проблема мотивации и открывается путь к более массовому изучению Торы, нужно понимать, что эта мотивация, согласно изложенному здесь взгляду, у большинства будет обусловлена не вполне осознанной нормой, т. е. должна квалифицироваться как «изучение Торы не ради нее самой». Однако, как известно, занятия Торой «не ради нее самой» приводит к изучению «ради нее самой» (см., напр., «Псахим», 50б, «Сота», 22б).
[11] Маслоу А. «Мотивация и личность», СПб, «Питер», 2003, гл. 1. [12] Там же, гл. 1, 5.[13] См. Маслоу, там же, с. 76, 116.

Далее >>

К главному меню

Ваша оценка этого материала:
Полезно
Интересно
Бесполезно
Ошибки при установке системы отопления дома spectehstroy1.ru.