Хелемские мудрецы
(из еврейского фольклора)

Как появились на свете мудрецы Хелема

Однажды Святой Благословенный вручил ангелу, ответственному за рождения, два мешка душ, которые следовало рассеять по свету. В одном мешке были души мудрецов, а в другом – души глупцов. Ангел летел над землей и равномерно разбрасывал души: сыпанет горсть душ мудрецов и сразу же отправляет вслед такое же количество душ глупцов, так что на земле рождалось поровну мудрецов и дураков.

Когда же подлетел ангел к месту, где впоследствии вырос преславный город Хелем, зацепился он крылом за высокую гору, поросшую деревьями и кустами, и рухнул на землю. Острый шип распорол мешок с душами мудрецов, и все души высыпались из мешка на одном этом месте. Так и появились они на свете: все как один – мудрые, все как один – умные, и все – очень глубокомысленные.

Со временем выросли мудрецы, стали взрослыми мужами. И решили: «А давайте-ка выстроим себе город и назовем его Хелем». Так появился Хелем, город мудрецов, что стоит и по сей день. А основали его предки нынешних хелемцев. Тех самых, слава об остром уме которых достигла самых отдаленных уголков вселенной.

Хелемский служка

Когда город Хелем был уже полностью благоустроен: и кладбище имелось – не большое и не маленькое, а в самый раз; и большой бет-мидраш вырос на своем месте; и баня тоже имелась в наличии, как и прочие усовершенствования, произведенные в городе его мудрыми попечителями, – вот тогда-то решили хелемцы назначить служку общине на пользу, чтобы в Дни Трепета обходил он по ночам дома, стучал в ставни и будил почтенных домовладельцев к чтению слихот.

Назначили служкой одного разумного человека. Увидал служка, что печь в бет-мидраше – красоты необычайной, и возникло у него опасение: а ну как заберутся в бет-мидраш воры и унесут печь? Что делать? Взял он уголь и вывел на печи большими буквами:

ЭТА ПЕЧЬ ПРИНАДЛЕЖИТ БЕТ-МИДРАШУ ХЕЛЕМА.

Увидали хелемцы, что сделал их служка, и обрадовались:

– Сразу видно – человек честно отрабатывает свой хлеб!

Запомнили они его усердие и отплатили ему добром.

Когда служка состарился и ноги уже отказывались служить ему как прежде, когда не стало у него сил обходить город по ночам в Дни Трепета и стучать в ставни добрым людям, чтобы те поднимались к слихот, сняли тогда хелемцы ставни со всех окон в городе и принесли их в бет-мидраш, чтобы мог их служка стучать в ставни не сходя с места и чтоб не приходилось ему больше таскать свои старые кости по городу в осенний дождь и в слякоть.

Хелемский переписчик Торы

Был в Хелеме свой переписчик Торы. Был он таким же умным и таким же сообразительным, как и раввин, и служка, и все жители Хелема.

Однажды увидели хелемцы, что их переписчик сидит и пишет письмо аршинными буквами. Спросили они его:

– Отчего ты пишешь письмо такими большими буквами?

Отвечает им переписчик:

Как магид отелился рыжей телкой

городе мудрецов, Хелеме, был свой магид.

Много лет толковал он Тору в хелемской синагоге. Разъяснял, наставлял, поучал – в субботу, в праздники и в будни. Хелемцы внимали его поучениям, боясь упустить хоть слово, и повсюду прославляли и восхваляли мудрость своего магида. Все эти годы был магид здоров и крепок, на радость всем жителям Хелема.

ак вдруг иссяк источник мудрых поучений – захворал магид и слег.

Болезнь магида глубоко огорчила хелемцев. Встревожились они не на шутку, ибо не знали, какая это хворь одолела их магида. Неизвестно было, существует ли лекарство от этой болезни, поправится ли когда-нибудь магид или уже не суждено ему подняться с постели, а им – услышать его мудрые проповеди.

Собрались хелемцы на совет. Судили-рядили семь дней и семь ночей. Один утверждает: это лихорадка, а другой спорит: нет, это трясучка. Тот заявляет одно, а этот твердит другое. В конце концов решено было отвезти больного в столицу – пусть его там ученый доктор посмотрит.

ак решили – так и сделали. Наняли подводу, усадили в нее магида и приставили к нему хелемского служку, чтобы ухаживал за магидом, чтобы был ему и возницей и доставил больного в столицу.

Вот въезжают они в столицу и направляются прямо к доктору. Рассказывает ему служка: так, мол, и так, столько лет наш магид толковал Тору, разъяснял и поучал – в субботу, в праздники и в будни, и всегда был он здоров и крепок, как вдруг заболел неизвестной болезнью.

Осмотрел доктор магида и говорит:

– Отвезите его в деревню, путь побудет среди полей и зеленых лугов.

ернулись больной со служкой из столицы, и все хелемцы сбежались послушать, что же им доктор сказал.

Доложил служка:

– Так и так, доктор говорит: надо везти нашего магида в деревню, чтобы побыл он среди полей и зеленых лугов.

Хелемцы удивились:

– Когда больному дают касторки – это понятно, значит, животом мается. Когда шепчут наговор от дурного глаза – ладно, значит, голова болит у человека. А вот поля и зеленые луга – это от какой такой чудной болезни?

ризадумались хелемцы, стали совещаться. Судили-рядили семь дней и семь ночей, спорили и обсуждали, раздумывали и толковали, и все напрасно – один говорит: лихорадка, а другой спорит: трясучка. Тот заявляет одно, а этот твердит другое. Ничего не ясно, ничего не понятно. Но тут встал хелемский меламед и стукнул кулаком по столу: тихо вы!

– Друзья! – сказал меламед собравшимся. – Я сейчас вспомнил: поля и луга в деревне означают теленка в животе. Пришло мне на память, что когда наступил нашей черной корове срок отелиться, сказали мне, чтобы отвел я ее в деревню, в поля и зеленые луга – пастись и тучнеть. Причина болезни в том, что нашему магиду пришел срок отелиться.

оразились хелемцы мудрости своего меламеда и обрадовались удивительной возможности холить и лелеять телка их любимого магида.

Сидели они еще семь дней и семь ночей, спорили и обсуждали, обдумывали и совещались, и наконец решили: с нынешнего дня посылать всех хелемских ребятишек в хедер к этому меламеду, чтоб учились у него и перенимали его необычайную мудрость; а больного магида отправить в деревню, что за Хелемом, где живет еврей-трактирщик, – чтоб побыл магид среди полей и зеленых лугов, на тучных травах, пока не отелится благополучно.

И все жители Хелема радовались и веселились.

аняли подводу, усадили в нее магида и отправили с ним хелемского служку, чтобы ухаживал за больным, пока не произойдет счастливое событие и не родится телок всем на радость, а как наступит долгожданный час, чтобы прибежал служка в город и принес радостную весть.

Вот приехали они в деревню. Столковался служка с трактирщиком насчет платы. И остался магид среди полей и зеленых лугов с их тучными травами. А служка остался ухаживать за ним в ожидании счастливого события. Шло время, магид округлился, раздался, щеки его залоснились, живот выпятился; служка же радуется про себя и терпеливо ждет.

аконец, долгожданный час наступил.

Однажды ранним утром служка пробудился ото сна, открыл глаза, протер их кулаком и, встав с лежанки, взглянул на магида, что спал сладким предутренним сном среди горы подушек и одеял. И что бы вы думали? Радость-то какая! Возле кровати магида, на глинобитном полу лежит рыжая телка с белым пятном на лбу, как раз на том месте, на которое магид обычно накладывает тфилин. А телка – новорожденная, только что на свет появилась. Глазками моргает – к белому свету еще непривычна, и боками подрагивает – к холодному воздуху еще не притерпелась. И нежно так поглядывает на спящего магида и призывно, из глубины души помыкивает: «му-у-у»…

ут-то служке все стало ясно. Вскочил он с лежанки, мигом набросил лапсердак, натянул штаны, схватил в руки башмаки, чтоб не тратить драгоценного времени, и бегом помчался в город – побыстрее принести благую весть.

Мазл тов! – вопил он навстречу хелемцам, размахивая башмаками, как знаменем. – Мазл тов! Магид наш отелился благополучно! Мазл тов!

Радостное известие облетело город. Что тут началось! Во всех домах, во всех лавках – веселье и ликование. Меламеды распустили учеников по домам. Женщины кинулись готовить праздничные блюда. А мужчины поспешили к раввину и старостам – поздравить их со счастливым событием.

обрались все горожане и старосты во главе с раввином в хелемском доме собраний. Послали за бутылкой сладкого праздничного вина – отметить радостное событие. Пили за здоровье роженика, пили за здоровье новорожденной и начали совещаться, что делать дальше.

Споры и обсуждения длились недолго, потому что времени не оставалось. Решено было устроить всей общиной праздничное пиршество. А раввин и старосты, и самые почтенные горожане отправятся в деревню, чтобы забрать оттуда магида с телкой и с бубнами и пением доставить их в Хелем, – пусть и они примут участие в празднестве.

азоделись раввин и старосты, и все почтенные горожане в самые свои нарядные одежды. Усадили с собой в подводу музыкантов и направились в деревню.

Подъезжают они к дому трактирщика и видят: стоит на пороге магид – щеки лоснятся, весь пухлый, жирный, раздобревший. А рыжая телка – с утра она уже успела прийти в себя и попривыкла к белому свету – крепко упирается ножками в землю, хвост задрала и все норовит боднуть, как настоящая корова.

Увидели это хелемцы, обрадовались. Начали пить «Лехаим», начали кричать «Мазл тов!», и пошло веселье…

аконец настало время возвращаться в город. Все вещи магида собрали, сложили в подводу. Самого магида усадили сверху, а телку связали и положили в ногах у магида.

Раввин, что всем руководил, встал в подводе за спиной у магида; старосты, что за всем надзирали, встали на приступочки по бокам; музыканты примостились на передке со всеми скрипками, флейтами и бубнами наготове – играть и веселить честной народ.

– Поехали! – приказал раввин.



одвода совсем уж было тронулась с места, как вдруг из дома выскочил трактирщик:

– Разбойники! Телку мою украли!

Расхохотались хелемцы: видно, у трактирщика в голове помутилось от великой радости да от чарки вина, что выпил он со всеми вместе.

А тот все не унимается:

– Телку мою верните!

Спрашивает его раввин:

– Ах ты, деревенщина неумытая, где ж ты видел свою телку?

Кричит трактирщик:

– Да вот же она, в подводе лежит связанная!

Тут уж все на него набросились:

– Уж не та ли, которой наш магид отелился?!

Старосты перестали обращать на него внимание:

– Эй, возчик, погоняй-ка лошадь! Но! Но!

ошадь уже ушами запрядала, уже и хвостом махнула, и шею вытянула, и, может статься, даже ногами переступила и потянула за собой подводу.

Видит трактирщик, что не справиться ему. Ухватился за колесо, чтоб удержать подводу, и начал во все горло призывать трактирщицу. Выбежала трактирщица, увидала, что происходит, ухватилась за второе колесо и стала во весь голос звать дочерей на помощь.

Выскочили дочери, увидели, что творится, ухватились за оставшиеся колеса и начали вопить и голосить.
Услышав эти вопли, хелемцы переполошились и разбежались, подоткнув полы капот, – остались лишь те, что в подводе: в середке – магид, позади – раввин, по бокам – старосты, а в ногах у магида – рыжая телка.

онял раввин, что лучше поладить с трактирщиком миром, и предложил ему:

– Выскажи свои доводы, мы тебя послушаем.

Говорит трактирщик:

– Верните мою телку и поезжайте с Богом.

Спрашивает раввин:

– А какое ж у тебя право на телку, которой отелился наш магид, дай Бог ему здоровья?

Воскликнул трактирщик:

– Да не магид ваш отелился, а моя пестрая корова!

Столпились все вокруг подводы – трактирщик с семьей с одной стороны, а хелемцы с другой – и кричат: одни – это наша пестрая корова отелилась, а другие – с ума вы сошли, это наш магид отелился!

И никак не могут договориться между собой. Позвали еще двух человек быть судьями в этом деле и рассудить спорящих. А те были родом из семьи выходцев из Хелема: понятно, что умом их Бог не обидел. Говорят они:

– Всем известно, что сердцем телка тянется к матери. Надо сделать так: корову поставить в одном углу двора, а магида, дай Бог ему здоровья, поставить в другом углу двора. Телке распутать ноги и установить ее напротив, на некотором расстоянии. Если телка побежит к корове, значит, корова ее родительница. А если побежит к магиду – значит, магид ее родитель.

Услыхали раввин и старосты приговор и подивились мудрости этих представителей хелемской породы. Решили подчиниться разумному приговору.

ытащили магида из подводы и поставили его справа. Вывели из стойла пятнистую корову и поставили ее слева. А телку отвели в другой конец двора и стеганули хворостиной, чтобы побежала.

Задрала телка хвост, голову пригнула и помчалась прямиком в сторону магида.

Теперьто уж все увидели, что никто иной, как магид – настоящий родитель телки. Поняли это и трактирщик с трактирщицей, и все их дочери. Уселись хелемцы обратно в подводу – с раввином, со старостами и с рыжей телкой – и отправились в город. Приехали – и пошел тут пир горой.

Перевела Елена Моргенштерн

Продолжение раздела "Литературные страницы"
Содержание

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5