Выберите нужный месяц в выпадающем меню и нажмите V,
в правом меню появится соответствующий ему номер журнала.
Другие разделы сайта выберите в выпадающим меню.

№ 84


ВЗГЛЯД

ДЕТСКАЯ КНИГА В ЕВРЕЙСКОЙ ТРАДИЦИИ

Принято считать, что литература вообще и детская литература в частности отображает внутреннюю систему ценностей, присущую тому или иному народу. Эта система включает в себя социально-экономический, религиозный и другие аспекты, занимающие значимое место в данной культуре. Кроме того, если говорят о литературе, то подразумевают искусство слова, которое не обязано нести в себе дидактическую нагрузку. Когда же речь идёт о детях, не стоит забывать, что на взрослых лежит задача воспитывать их, поэтому в данном случае к выбору текста следует подходить особенно тщательно.

В центре культуры еврейской всегда стояла и стоит Тора, которая наполняет жизнь еврея с первых минут, законы которой вплетаются в каждый его день. Естественно, что такое положение вещей не могло не отразиться и на выборе книг для еврейских детей. При написании данной статьи мы не ставили перед собой задачу проанализировать реальный круг чтения детей из традиционных еврейских семей. Мы лишь попытались совершить небольшой обзор детской литературы, предназначенной для юных еврейских читателей.

Мудрецы объясняют, что отец обязан знакомить ребёнка с Торой с того момента, как тот начинает говорить. А с пяти лет («Поучения отцов», 3:22) книга уже постоянно находится перед глазами малыша. Причём, традиционно детям предлагается неадаптированный хумаш с комментариями Раши.

Интересен тот факт, что до начала периода Просвещения еврейской детской литературы в её традиционном понимании не было вообще. Впоследствии появились такие писатели, как З. Явец с его сборником детских сказок, И.-Б. Левнер и другие, которые начали создавать детскую литературу на основе традиционных еврейских источников. В своих произведениях они отказались от лаконичного, полного намёков языка мидраша и агады, добавляя художественные детали. С течением времени появились и детские книги в стиле западной культуры, в которых можно было прочесть о вымышленных и реальных приключениях и т.п. В данной статье нас будет интересовать традиционный еврейский подход к выбору книги для детей.

Воспитание любви к книге всегда занимало видное место во всей системе еврейского образования. Наша традиция уделяет большое внимание тому, что видит ребёнок с первых минут жизни, какие картины и тексты проходят перед его глазами. С этим связан очень тщательный подбор литературы для детей в еврейских домах, и мы попытаемся проанализировать, какое влияние должна оказывать книга на своих маленьких читателей.

Считается, что обучение начинается с рождения, ибо младенец интенсивно впитывает в себя впечатления от окружающего мира, которые с каждым днём приобретают для него всё более конкретный характер. Принято готовить ребёнка к восприятию книги как таковой ещё до того, как он приобретает способности воспринимать её сознательно. Для этого обычно используют красочные изображения, как правило, с минимальным количеством текста или вообще без такового. К отбору таких картинок мудрецы разных поколений советуют относиться очень внимательно.

Итак, основной книгой, которую традиционно предлагают своим детям еврейские родители, является Тора. У пророка Ишаяѓу (28:9) сказано: «Кого учить знанию и кого вразумлять вестью? Младенцев, отлученных от груди». Ибн-Эзра, комментируя это место, объясняет, что поскольку в этом возрасте дети ещё не понимают того дурного пути, который избрали взрослые, пророк обращается именно к ним, как к адресату, способному воспринять учение. Известно, что мать раби Йеѓошуа Ханании приносила его колыбель в ешиву, чтобы уши ребёнка привыкали слушать слова Торы. Рамбам считает, что начинать обучение детей Торе следует с того момента, как они начинают произносить первые слова.

Почему же наш закон требует, чтобы детей приучали к тексту в таком раннем возрасте?

Дело в том, что еврейские источники не воспринимают ребёнка как чистый лист, как существо, не способное на плохие поступки, но говорят о том, что «побуждения сердца человека дурны из-за юности его» («Брейшит», 8:21), о том, что «диким ослёнком рождается человек» («Иов», 11:12). Из этого следует, что задача воспитателей – совершать постоянное исправление качеств характера ребёнка и его наклонностей, используя все доступные средства. И Тора, книга естественным образом занимает своё достойное место в этом процессе. Кроме того, на каждом еврее лежит заповедь изучения Торы («талмуд Тора») и приучения к этому подрастающего поколения.

На определённом историческом этапе возникла необходимость в адаптации классических текстов для маленьких детей, в связи с чем, возникают различные сборники, хрестоматии и специальные серии книг, рассчитанные именно на младший возраст. В качестве примера можно привести недавно изданную на русском языке книгу «И расскажи сыну своему», включающую адаптированные для младшего возраста истории из Торы.

Мир Торы на страницах этой книги не выступает в качестве малозначительного фона повествования, он буквально пронизывает ее от первой до последней страницы. Подача материала и качество иллюстраций, безусловно, как нельзя лучше будут способствовать решению задачи воспитания детей.

В Израиле истоки детской литературы такого рода содержатся в далёком прошлом, в хасидских историях, которые рассказывали Бааль Шем-Тов, раби Нахман из Браслава, их ученики и последователи. В центре этих историй находится, как правило, образ праведника, с которого предлагается брать пример. На полках книжных магазинов и в традиционных еврейских домах мы найдём целые серии таких историй. Обычно эти книги снабжены красочными картинками, а дидактические идеи, заключенные в них, однозначны и предельно ясны читателю.

Эти книги написаны не для того, чтобы рассказать детям о приключениях. Они расширяют и обогащают знаниями юного читателя в области еврейских законов и направляют его на путь соблюдения заповедей. А рассказы являются лишь инструментом, эффективным средством, которое будет способствовать этому.

Вера Ландсман


ВОПРОСЫ К РАВВИНУ

В високосном году тринадцать месяцев. Как это получилось, и какие проблемы с этим связаны?

В еврейском календаре, как и во многих других календарных системах, есть високосный год. К примеру, таковым являлся 5760 год. В такой год прибавляют не один день (как это принято в григорианском календаре), а целый месяц. Таким образом, високосный год содержит тринадцать, а не двенадцать месяцев.

Казалось бы, еврейские праздники, будучи привязанными к лунному циклу, должны кочевать из одного времени года в другое, как происходит в исламе. Лунный год короче солнечного, и потому мусульманин, который утверждает, что ему сорок лет, по григорианскому летосчислению все еще тридцатидевятилетний.

Но Тора говорит о том, что Песах должен праздноваться весной: «Соблюдай [законы] месяца авив (буквальный перевод – «весенний») и совершай [жертвоприношение] песах Богу, Всесильному [Г-споду] твоему, ибо в месяце авив вывел тебя Бог, Всесильный [Г-сподь] твой, из Египта, ночью» («Дварим», 16:1). Для того, чтобы отмечать Песах именно весной, как того требует Священное Писание, необходимо периодически коррелировать лунный и солнечный годовые циклы для еврейского календаря. Двенадцать месяцев лунного года составляют 354 дня, на 11 меньше, чем двенадцать месяцев солнечного года. Если бы мы были привязаны только к лунному циклу, то с каждым годом Песах праздновался бы на 11 дней раньше, чем в предыдущем году, и через несколько лет этот весенний праздник перешел бы рубеж весеннего равноденствия. Для того, чтобы он всегда отмечался в «месяце весеннем», приходится один раз в два-три года приводить лунный цикл в соответствие с солнечным, добавляя дополнительный месяц – еще один адар.

Какой адар, первый или второй, считается дополнительным – совсем не досужий вопрос, поскольку в этот месяц евреи празднуют Пурим. Кроме того, в еврейской традиции существуют обряды, связанные с годовщинами тех или иных событий. Возьмем, к примеру, тринадцатилетие мальчиков; в этом возрасте – бар-мицва – они становятся совершеннолетними и обязаны исполнять заповеди Торы наравне со взрослыми мужчинами. Поэтому тот, кто родился в адаре в обычный год, должен, если 13 лет ему исполняется в год високосный, знать, в какой адар, в первый или во второй, он начнет исполнять все предписанное Творцом.

Принцип довольно прост: дополнительным месяцем всегда считается первый адар. Поэтому и Пурим, и бар-мицва того, кто родился в обычный, не високосный год, отмечаются во втором адаре. (Само собой разумеется, что тот, кто родился в первом адаре, отмечает бар-мицву в первом адаре, а если во втором, то во втором.) Это относится и к йорцайт, годовщине смерти, которая отмечается во втором адаре, если, конечно, в год кончины эта дата не пришлась на первый адар.

Эти правила зачастую приводят к парадоксальным ситуациям. Например, Моше, родившийся в високосный год, на несколько недель раньше Баруха, может отметить день своего совершеннолетия после него! Каким образом? Если Моше родился 20-го числа в первый адар, а Барух – 6-го числа во второй адар, то, если их бар-мицва выпадает на високосный год, когда есть один адар, младший отметит свое совершеннолетие за две недели до старшего. Так или иначе – обоим мазаль тов!


РАССКАЗЫ О МАГИДЕ ИЗ МЕЖИРИЧА

Материал для этой рубрики взят из готовящегося к изданию нового сборника хасидских притч,
составленного р. Александром Фейгиным.



«ВЕЖЛИВАЯ» ЗАПОВЕДЬ

Богатый купец, известный своей нечистоплотностью в сделках, спросил как-то раби Боруха-Мордехая из Седльца:

– Почему в Торе дважды повторен запрет воровать: в главе «Итро» сказано «не воруй», а в главе «Кдошим» – «не воруйте»?

– Простому человеку, бедняку, – ответил Ребе, – можно сказать попросту: «Не воруй!» Но есть такие уважаемые мошенники, к которым и подступиться-то трудно. С ними можно говорить только на «вы»: «Будьте так любезны, не воруйте!»

О ЧЕСТОЛЮБИИ

Раввин Познани раби Хаим Познер жаловался Амчинувскому Ребе:

– Раньше люди оказывали почет Торе, мудрецам и раввинам. А сейчас – никого не уважают.

– Мир изменился, – ответил Ребе, – раньше раввины и мудрецы не заботились о том, чтобы им оказывали почести. Они вели себя как простые люди. Поэтому народу приходилось заботиться о чести Торы. А сейчас народ не беспокоится об этом: он полагается на раввинов. Почему? Потому что раввины стали честолюбивы – они ищут почестей. Об этом говорят: где ищут – не находят, находят, где не ищут.

СТАТЬ ЕВРЕЕМ

По дороге в Пшисуху, к Ребе, встретил раби Цви-Ѓирш из Опочно молодого йешиботника.

– Ты хасид раби Симхи-Бунема? – спросил его раби Цви-Ѓирш.

– Я? Хасид? Вы слишком хорошего мнения обо мне. Дай Б-г мне стать просто хорошим евреем.

– В твои годы я мечтал стать ангелом небесным, потом – великим мудрецом, потом – просто хасидом. И только сейчас, на старости лет, удостоился стать настоящим евреем. А ты? Если с самой ранней молодости не стремишься к недосягаемому, что из тебя выйдет?

НЕБЕСНАЯ СВАДЬБА

Королем шутов и пересмешников короновал раби Мендл из Коцка бадхана Лейбеле Фиорду. Был тот человеком бедным и веселым. А соседкой его была мрачная матрона – знаменитая кухарка. На каждой свадьбе они встречались: она стряпает, он смешит. Очень раздражал кухарку веселый нрав Лейбеле. «Ничего, ничего, – ворчала она, – болезни и, в конце концов, смерть сломят тебя!» Прошли годы, умерла кухарка, тяжело заболел старый шут. Собрались у его постели жители местечка – может быть, напоследок слово всерьез скажет.

– Друзья мои! – обратился Лейбеле к собравшимся. – На Небесах готовится большая свадьба!

«Не иначе как Лейбеле ударился в мистику», – подумали горожане.

– Судите сами, – продолжил старый шут, – сначала забрали на небо кухарку, а теперь забирают бадхана.

МОЛИТВА О СКЛЕРОЗЕ

Сын Бешта раби Аѓарон жил в синагоге местечка Староконстантинов. Он одевался в тряпье и голодал неделями. Однажды, когда стало ему невмоготу, закричал:

– Два года живу здесь, а работы у меня нет, никто мне и куска хлеба не протянет! Неужели дадите сыну святого Бешта околеть от голода?

Смутились горожане и постановили назначить ему пенсию.

Проснулся раби Аѓарон той ночью и начал молиться:

– Что я наделал! Неужто буду жить на милостыню?! Неужто стану кормиться отцовским именем?! Г-споди, пусть люди забудут о моей просьбе!

И молитва праведника была услышана: назавтра никто не вспомнил о голодном еврее.


ИНТЕРВЬЮ С РАВВИНОМ

ЕВРЕЙСКОЕ СЧАСТЬЕ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

Адин Штейнзальц отвечает на вопросы журнала «Шпигель»

Окончание (Начало)

«Шпигель»: Как вы думаете, являлся ли взаимный страх христиан и иудеев тем фактором, на котором базировалось их обоюдное неприятие друг друга?

р. Штейнзальц: Конечно! Отцы церкви хотели максимально дистанцироваться от евреев и изобретали с этой целью различные ухищрения, ставшие впоследствии нормативным поведением. Например, именно по этой причине еженедельный день отдыха – субботу – христиане перенесли на воскресенье, хотя внятной теологической причины для этого не было. Постановили, что католические священники не могут носить бороду, чтобы отличались от раввинов. И, наконец, христиане позаботились переделать календарь так, чтобы христианская Пасха по времени никогда не совпадала с еврейским Песахом.

«Шпигель»: А с еврейской стороны?

р. Штейнзальц: Неприятие часто проявлялось даже на внешнем уровне, иногда доходя до абсурда. Приведу пример: при императоре Константине христианство стало государственной религией, а крест – священным символом церкви. Так вот, уже в наше время в еврейских школах знак сложения – «плюс» – писали без нижней части, для того, чтобы тетрадки по математике у еврейских школьников не были испещрены символами другой религии. Неприятие креста было столь велико, что первые проектировщики улиц Тель-Авива старались по возможности избегать перекрещения улиц под прямым углом. Как следствие, сегодня транспортное движение в старом Тель-Авиве беспорядочно.

«Шпигель»: А не являлось ли это просто-напросто истерией?

р. Штейнзальц: Это был страх перед угнетением, породивший антипатию, отвращение и ненависть.

«Шпигель»: Христианство учит отвечать на ненависть любовью.

р. Штейнзальц: О да! Мы, евреи, хорошо помним, как нас принуждали подставить левую щеку, после того, как нас ударяли по правой. Христиане же, которые вроде бы именно так и должны себя вести, обычно поступают иначе. Более того, мы не считаем более высокой мораль, требующую подставить вторую щеку. Это уже серьезное отличие на теологическом уровне.

Дело в том, что столетия гонений породили глубокие ответные чувства. Как правило, люди не отвечают на ненависть любовью.

«Шпигель»: Ну а если все-таки кто-либо из евреев переходит в христианство?

р. Штейнзальц: С теологической точки зрения такой еврей в наших глазах является ренегатом. Он оставил свой народ, продал себя. Отношение евреев к выкрестам всегда было таким.

«Шпигель»: А сегодня?

р. Штейнзальц: Сегодня по отношению к выкрестам мы испытываем такое же чувство, какое честный военный испытывает по отношению к дезертиру. Впрочем, складывается впечатление, что для перехода в иную конфессию евреи сегодня не ищут теологические основания; мало кто из выкрестов знаком с иудаизмом, да и с догматами христианства. И зачастую именно они становятся самыми оголтелыми антисемитами.

«Шпигель»: Израильтянин-христианин, по вашему мнению, и сегодня столь же немыслим, как и прежде?

р. Штейнзальц: Израильтяне-христиане – их немало среди арабов, однако среди коренных израильтян-евреев – это почти нонсенс!

«Шпигель»: В соглашении, подписанном между Ватиканом и Израилем, ни разу, ни в одном пункте не упомянут главный объект раздора трех религий – Иерусалим. Что это означает?

р. Штейнзальц: То, что важнейшая проблема, религиозная, еще не разрешена. Признать Иерусалим нашей столицей, главным еврейским городом, для католической церкви всегда было проблематично с теологической точки зрения. Ведь они должны согласиться с тем, что евреи живут в Иерусалиме не только как этнос, но и как представители своей религии.

«Шпигель»: Почему вы, иудеи-ортодоксы, имеющие так много раввинов в своих рядах, настолько неохотно откликаетесь на предложения об участии в иудео-христианских конференциях?

р. Штейнзальц: Меня часто спрашивают, почему я не принимаю участия в подобных конференциях, несмотря на то, что имею так много друзей среди христиан, в частности, среди духовенства. Понимаете ли, я придерживаюсь той точки зрения, что диалог возможен только на основе партнерства, при приблизительно равных исходных условиях.

«Шпигель»: А их по-прежнему нет?

р. Штейнзальц: Проблема нашего диалога следующая: я никогда не делал попыток заставить христиан перейти в другую религию. У меня нет такого желания, и это не является моим долгом. Среди идеалов иудаизма спасение заблудших душ неевреев не значится: мы считаем, что праведным иноверцам в любом случае обеспечено место в грядущем мире, в то время как вера христиан, напротив, обязывает их попытаться вызволить мою душу из адского огня и привести ее на небеса.

Диалог с кем-либо, кто пытается меня охмурить, невозможен. Изначально мы оказываемся в неравных условиях – подобно тому, как мы находимся в неравных условиях с Организацией освобождения Палестины. Почему мы не можем добиться того, чтобы ООП изменила оскорбительный для нас пункт об отрицании государства Израиль и его еврейского характера и внесла поправку в свою хартию?

Когда сама наша легитимность стоит под вопросом, не может быть никакого диалога о мире или урегулировании, в лучшем случае – о временном перемирии.

«Шпигель»: И поэтому «"нет" иудео-христианским конференциям!»?

Штейнзальц: Я отношусь к мероприятиям подобного рода как к возвращению в средневековье, когда между нами велись принудительно организованные диспуты. Исторически у нас к теологическим дискуссиям труднопреодолимое отвращение. На подобных конференциях вместе с хорошими христианами принимают участие плохие евреи.

«Шпигель»: Но ведь папа во время визита в Израиль коленопреклоненно молил о прощении за гонения. Он говорил, что это была его «великая мечта» – пасть перед евреями на колени и попросить прощения, как это сделал Вилли Брандт перед памятником жертвам Варшавского гетто. Изменил ли подобный жест ваши взгляды?

Штейнзальц: Я не отвечу на этот вопрос. Я родился в Израиле, и у меня никогда не было ощущения, что христиане меня преследуют. Что же касается моих родителей, родившихся в христианских странах, то их чувства были иными. И для таких людей, как они, подобный жест папы был бы явно недостаточным.

«Шпигель»: Благодарим вас за эту беседу.

Подпишитесь на лист рассылки и получайте издания «Мекор Хаим» в формате PDF!

Вернуться


ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ФОНДА ПИНКУСА
ПО РАЗВИТИЮ ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДИАСПОРЕ, ИЗРАИЛЬ

Винстрол отзывы о курсе.