Гл. страница >> Проводник >> р. А. Штейнзальц >> Книги >> "Мудрецы Талмуда" >>XI

Перед Вами электронная версия книги А. Штейнзальца "Мудрецы Талмуда".
Подробнее об издании этой книги и возможности ее приобретения  – здесь.


РЕШ ЛАКИШ

Именем Реш Лакиш называли выдающегося амору Эрец Исраэль, рабби Шимона бен Лакиша. Его прозвали так не случайно. Как видно, это имя связано с историей жизни рабби. Биография Реш Лакиша известна нам лишь частично, и она поражает своей необычностью. Личность мудреца также удивительно своеобразна. Реш Лакиш выделяется даже в ряду колоритных фигур мудрецов Талмуда.

Реш Лакиш был плотью от плоти Эрец Исраэль. Здесь он рос и воспитывался, по всей видимости в Тверии, или ее окрестностях. Хотя мы не располагаем тому надежными свидетельствами, есть основания предполагать, что в юности Реш Лакиш регулярно посещал бет-мидраш и изучал Тору у нескольких выдающихся законоучителей своего поколения (1)*. Но затем, то ли из-за своей бедности, то ли по иной причине, Реш Лакиш на время покинул мир Торы.

Тот период - конец третьего века - был тяжелым временем для Эрец Исраэль. Именно тогда начались систематические попытки римских властей изгнать остатки еврейского населения из страны. Притесняющие указы следовали один за другим. Особенно тяжкие гонения выпали на долю земледельцев. Налоговое бремя (под тяжестью которого, возможно, в конце концов и рухнула Римская Империя) с возрастающей силой давило на представителей меньшинств, а так же на тех, кто еще сохранял личную независимость и не имел могущественного патрона. В подобных обстоятельствах Реш Лакиш был вынужден отказаться от продолжения учебы и искать источник пропитания. Всю жизнь он славился незаурядной физической силой. Как видно, не найдя другого выхода, Реш Лакиш избрал смертельно опасную, но хорошо оплачиваемую профессию. Он нанялся в гладиаторы.

Выйдя на арену цирка, Реш Лакиш покинул не только мир мудрецов, мир учения. В определенной мере, он оказался за рамками человеческого общества как такового. Жизнь гладиаторов протекала в особых условиях. Эти люди, которые в силу своей жестокой профессии не могли рассчитывать на долголетие, знали, что рано или поздно им суждено пасть в поединке. Они вели разгульный образ жизни, пытаясь утопить в сиюминутных удовольствиях мысли о будущем. Кровопролитие, пренебрежение к человеческой жизни составляли неотъемлемую часть их мира, их повседневности. Приобщение к цеху гладиаторов, к их образу жизни означало, по сути, полный разрыв с культурным миром, с человеческим обществом.

Неизвестно, на какой арене бился Реш Лакиш и сколько времени он оставался гладиатором. Как видно, этот период его жизни оказался достаточно длительным, чтобы доставить Реш Лакишу славу циркового бойца. Подобной славой он мог насладиться, конечно, только в Кесарии и других подобных местах, где доминировало нееврейское население, преданное цирковым забавам.

В Талмуде, в трактате Бава Меция, рассказывается о том, каким образом Реш Лакиш вернулся в мир Торы. Однажды рабби Иоханан, известный своей красотой, купался в Иордане. Мимо проходил Реш Лакиш, увидел его и тоже прыгнул в воду. Рабби Иоханан, пораженный физической мощью Реш Лакиша, сказал ему с восхищением: Такую бы силищу - Торе! Будет лучше, если свои незаурядные физические способности Реш Лакиш посвятит служению Торе. А Реш Лакиш, пораженный красотой рабби Иоханана, в свою очередь с восхищением воскликнул: Такую бы красоту - женщинам! И тогда они заключили своеобразную сделку: Рабби Иоханан пообещал выдать за Реш Лакиша свою сестру, не уступавшую брату красотой, а Реш Лакиш пообещал возвратиться к изучению Торы и посвятить этому все силы (2)*.

После того, как Реш Лакиш вернулся в дом учения, прошло совсем немного времени и выяснилось, что его интеллектуальный потенциал исключительно велик, а духовная мощь не уступает физической. В краткий срок он выдвинулся в число выдающихся мудрецов бет-мидраша в Тверии, которая тогда служила признанной столицей Торы. В Тверии собрались мудрецы со всего еврейского мира и, в частности, из Вавилонии. Центром притяжения для них служил, конечно, несравненный рабби Иоханан. Переворот, происшедший с Реш Лакишем после возвращения в мир Торы, не был неожиданным. Всю свою жизнь Реш Лакиш оставался человеком крайностей. Таким он зарекомендовал себя и в стенах йешивы - в стенах, которые оставил в юности, а теперь обрел вновь. О нем рассказывают, что однажды, услыхав от рабби Иоханана, что человеку в этом мире запрещено наполнять уста смехом, Реш Лакиш до конца жизни больше ни разу не рассмеялся (3). Рассказывают также, что он никогда не вел публичных бесед с человеком, чья порядочность вызывала его сомнение. Доходило до того, что о человеке, с которым Реш Лакиш беседовал на рынке, говорили, что ему можно ссужать деньги без поручителей (4)*. Более того: впоследствии, когда мудрецы обсуждали достоверность той или иной ѓалахической традиции, достаточно было установить, соглашался или отказывался Реш Лакиш разговаривать с ее передатчиком, чтобы признать традицию или отвергнуть (5)*.

Особые взаимоотношения сложились между Реш Лакишем и рабби Иохананом в процессе изучения Торы. Участие Реш Лакиша обычно придавало обсуждению остроту. Он любил задавать трудные вопросы. Стоило рабби Иоханану затронуть ту или иную тему - Реш Лакиш тут же нагромождал вокруг нее груду вопросов. Он подвергал сомнению как сами источники, так и их интерпретацию. Заметная часть не только Иерусалимского, но и Вавилонского Талмуда посвящена спорам рабби Иоханана с Реш Лакишем. По всей видимости, Реш Лакиш не задавался целью действительно опровергнуть мнение учителя, доказав его неправоту. Его вопросы способствовали углублению в суть обсуждаемого материала. Очевидно, именно с этой целью они и задавались. Во всяком случае, так к ним относился сам рабби Иоханан. Рассказывают, что после смерти Реш Лакиша рабби Иоханан горевал, что лишился лучшего оппонента, какого только мог пожелать. Место Реш Лакиша попытался занять один из мудрецов, славившийся остротой ума и изобретательностью суждений. Выслушав рабби Иоханана, он неизменно добавлял: И есть барайта, подкрепляющая мнение рабби, после чего приводил довод в пользу точки зрения, высказанной рабби Иохананом. В конце концов тот сказал ему: Почему ты не сын Лакиша? Тот на каждое мое слово выдвигал две дюжины возражений, и я должен был разрешить двадцать четыре противоречия. Само собой, что после стольких разъяснений не оставалось никакого сомнения. А вы все говорите мне: Прекрасно сказал рабби! Что же, я сам не знаю, что красиво говорю? (6)* В другой раз рабби Иоханан продемонстрировал характер своих отношений с Реш Лакишем следующим оригинальным способом. Однажды Реш Лакиш публично толковал Тору. Как обычно, он продемонстрировал остроту ума и блеск суждений, но своими высказываниями глубоко уязвил Главу Санѓедрина. Наси пришел в ярость и распорядился схватить его. Спасаясь от ареста, Реш Лакиш бежал из дома учения. На следующий день Глава Санѓедрина обратился к рабби Иоханану с просьбой выступить со словами Торы. В ответ рабби Иоханан молча сделал движение, будто пытался аплодировать одной ладонью. Этот понятный всем жест означал, что без Реш Лакиша я также не способен издать ни звука, как одна ладонь без другой (7)*. Рабби Иоханан нуждался в Реш Лакише для создания специфической атмосферы дома учения, атмосферы продолжительных дискуссий, внимательного изучения возникающих проблем, разбора осложнений и поиска компромиссов.

О личной жизни Реш Лакиша, в том числе после его возвращения к Торе, мы знаем немного. Женившись на сестре рабби Иоханана, он счастливо прожил с ней долгие годы (8)*. Жена родила Реш Лакишу детей, и младший из них янука (малыш) Реш Лакиша, как именует его Талмуд, еще в детстве выделялся остроумием и находчивостью (9)*. Вероятно, он не дожил до зрелых лет. Среди мудрецов следующего поколения мы не найдем сыновей Реш Лакиша.

Разногласия между рабби Иохананом и Реш Лакишем Ѓалаха почти всегда разрешает в пользу первого. Вероятно, с этим был согласен и сам Реш Лакиш. Вместе с тем, в нескольких случаях Реш Лакиш доказал свою правоту и Ѓалаха следует его мнению. Несмотря на то, что рабби Иоханан явно доминировал в их отношениях, образ Реш Лакиша сопровождает его не как отражение или тень. Реш Лакиш был самостоятельной личностью, мудрецом, имеющим собственные суждения и взгляды. Он многому научился у рабби Иоханана, но немало воспринял и от других мудрецов (10)*. Бывало и так, что в полемике с рабби Иохананом Реш Лакиш опирался на знания, приобретенные еще в юности.

В характере Реш Лакиша скромность и даже смирение удивительным образом сочетались с остроумием. Он бывал резок в споре и обычно занимал крайние идейные позиции. Когда дело касалось лично его, Реш Лакиш проявлял редкое миролюбие. Он избегал конфликтов, даже если из-за чрезмерной покладистости оказывалась затронутой его честь. Но если речь заходила о принципах, Реш Лакиш высказывался прямо и весьма нелицеприятно. В таких случаях снисхождения ожидать не приходилось никому. В своих публичных проповедях он обличал не только простой народ, но не колебался направить острие критики и против сильных мира сего. В бытность гладиатором Реш Лакиш никогда не просил пощады. Так и теперь - бывший цирковой боец стойко отстаивал собственное мнение, никому не позволяя посягать на свою духовную независимость. Даже в полемике с учителем, рабби Иохананом, Реш Лакиш сохранял независимую позицию. Она была исполнена уважения к оппоненту, но не допускала заискивания и неоправданных уступок со стороны самого Реш Лакиша.

Смерть Реш Лакиша и последовавшая затем кончина рабби Иоханана знаменовали окончание целой эпохи в изучении Торы в Эрец Исраэль, как и завершение важнейшего периода в истории Иерусалимского Талмуда. Хотя создание Иерусалимского Талмуда продолжалось, и еще несколько поколений мудрецов внесли в него свой вклад, приходится констатировать, что после кончины рабби Иоханана изучение Торы в Земле Израиля стало клониться к упадку. Померкший ореол Торы снова стал разгораться в Святой земле лишь спустя тысячелетие, когда в Галилее засиял свет учености и праведности, принесенный туда евреями, вернувшимися из диаспоры. Реш Лакиш был одним из последних мудрецов Эрец Исраэль, в котором воплотились достоинства и особенности этой земли - ее скупость и ее щедрость, ее упорство и открытость, сама ее действительность, всегда готовая к изменениям, готовая возвратиться к истокам.

Как уже отмечалось, имя Реш Лакиш не было настоящим именем мудреца. Свои прозвища имелись и у других законоучителей, однако они как правило образовывались из сокращения имени. Имя Реш Лакиш также отчасти следует этому правилу - ведь отца рабби Шимона действительно звали Лакиш. Но к отчеству присоединилась весьма знаменательная приставка Реш. Что означает это слово? Скорее всего, это просто аббревиатура, составленная из начальных букв слов рабби Шимон. Однако у образовавшегося таким образом имени есть неслучайный семантический оттенок. Оно означает главарь, указывая на соответствующую роль - не обязательно в мире Торы, среди мудрецов, но и в более широком смысле - на роль атамана, вожака. Реш Лакиш был некогда главарем шайки разбойников, и отношение окружающих к его прошлому запечатлелось в его имени. Реш Лакиш в самом деле внушал невольное почтение всем, кто его видел. Однако он внушал его не только своим богатырским обликом и романтическим прошлым - то и другое увеличивало уважение, которое вызывала у окружающих преображенная личность бывшего гладиатора, ставшего великим мудрецом. В ней прошлое сочеталось с настоящим, образуя чудесный сплав, носивший имя Реш Лакиш.

Один из немногих споров, в котором Реш Лакиш остался победителем (его мнению последовала Ѓалаха) - принципиальный спор о приобретении плодов. Если все права на свое имущество один человек передает другому, переходит ли тем самым к тому и право собственности? Разногласия вокруг этого вопроса выражались в различных аспектах. Влияние его на многие области Ѓалахи было очень велико. По сути, вопрос требует определения фундаментального понятия приобретение, причем в данном контексте понятие это выходит за рамки юридического. В конце концов Ѓалаха приняла точку зрения Реш Лакиша. Он считал, что приобретение плодов не равноценно приобретению дерева, т.е. полное обладание плодом еще не дает права на обладание его источником. Отсюда следует, что понятия приобретение и использование не тождественны. И потому владение - особое право, отличное от права использования, каким бы всеобъемлющим не было последнее. Это положение стало чем-то гораздо большим, нежели решением одного конкретного спора. Оно определило смысл понятия приобретение во всей системе ѓалахического законодательства.

Последний и самый знаменитый спор между рабби Иохананом и Реш Лакишем (11)* касался вопроса о том, на какой стадии производства холодного оружия - мечей, копий, кинжалов - заготовку можно считать готовым изделием, принимающим ритуальную нечистоту. В пылу спора рабби Иоханан вдруг с легкой усмешкой заметил: О разбое - спрашивай у разбойника. Иными словами, в чем в чем, а в орудиях убийства его оппонент знает толк. Оскорбленный Реш Лакиш вскричал: Раз так, что толку, что ты приблизил меня к Торе? Среди разбойников меня тоже называли рабби. Рабби Иоханан счел подобную реакцию преувеличенной. Мало тебе, что я возвратил тебя под сень Шехины (Б-жественного присутствия)? - добавил он. Этот обмен резкостями, который в наши дни показался бы небольшой размолвкой, в ту эпоху повлек за собой полный разрыв. Последствия его были трагическими. Реш Лакиш вскоре после ссоры умер, а рабби Иоханан, полагавший, что причиной тому стали его раздражение и гнев, уже не мог успокоиться. Жизнь сделалась ему в тягость, его терзало мучительное раскаяние, и вскоре рабби Иоханан скончался. Он умер оплакивая своего шурина, будто свою утраченную половину. Можно сказать, что блеску и величию рабби Иоханана жесткий, мрачноватый характер Реш Лакиша способствовал как ничто иное.

---------------------------

1 Бава Меция, 84А; Эрувин, 65Б - Тосфот на Реш Лакиш.

2 Бава Меция, 84А.

3 Брахот, 31А.

4 Йома, 9Б.

5 Там же.

6 Бава Меция, 84А.

7 Иерусалимский Талмуд, трактат Санѓедрин, гл. 2:1.

8 Бава Меция, 84А и комментарий Раши там же Раши пишет, что Реш Лакиш жил с сестрой рабби Иоханана до самой смерти. Смотри также Таанит, 9А Там сказано, что жена пережила Реш Лакиша.

9 Таанит, 9А.

10 Среди них Бар Капара, рабби Аси, рабби Гошая, рабби Янай и другие.

11 Бава Меция, 84А.

Далее >>