Гл. страница >> Проводник >> р. А. Штейнзальц >> Книги >> "Мудрецы Талмуда" >>IV

Перед Вами электронная версия книги А. Штейнзальца "Мудрецы Талмуда".
Подробнее об издании этой книги и возможности ее приобретения  – здесь.


РАББИ ИЕЃОШУА БЕН ХАНАНИЯ

Мишна называет рабби Иеѓошуа бен Хананию просто рабби Иеѓошуа, без упоминания имени отца. Рабби Иеѓошуа был выдающимся учеником рабана Иоханана бен Заккая и наиболее заметным из его последователей. Он выступал от имени дома Ѓилеля в спорах с учениками Шамая и был во всех отношениях одним из самых ярких представителей своей школы.

Благодаря более подробному освещению в Талмуде периода разрушения Храма и последующей эпохи, а также благодаря выдающейся личности рабби Иеѓошуа, нам известно о нем больше, чем о его предшественниках. Очевидно, достоинства рабби Иеѓошуа обеспечили ему почетное положение еще до разрушения Храма. Уже тогда он выделяется на фоне учеников Иоханана бен Заккая. Вместе с Элиэзером бен Гурканосом, рабби Иеѓошуа, по сути, возглавлял учеников рабби. Правда, рабби Иоханан по личным причинам предпочитал ему Элиэзера (1)*, однако в конечном итоге именно рабби Иеѓошуа продолжил его дело - и как ученый, сохранявший метод Ѓилеля в изначальной чистоте, и как мудрец, ощущавший личную ответственность за судьбы Израиля.

Рабби Иеѓошуа бен Ханания был левитом. Рассказывают, что ему еще довелось послужить храмовым певцом (2)*. Однако не вызывает сомнений, что и до разрушения Храма рабби Иеѓошуа не мог зарабатывать на жизнь своим искусством. Долгие годы он зарабатывал хлеб насущный тяжелым ремеслом кузнеца или углежога (3)*. Скорее всего, до конца своей жизни рабби Иеѓошуа оставался бедняком.

После смерти рабана Иоханана бен Заккая во главе его школы встали трое мудрецов: наси Санѓедрина, рабан Гамлиэль из Явне - человек энергичного, решительного нрава, пытавшийся воссоздать еврейскую автономию; его свояк, рабби Элиэзер бен Гурканос (4)*, и рабби Иеѓошуа бен Ханания. Фактически, рабби Иеѓошуа исполнял обязанности главы Судебной Коллегии (ав бет дин), заместителя наси (5)*, хотя так никогда и не удостоился никакого официального титула. Рабби Иеѓошуа и рабби Элиэзер были близкими друзьями с ранней юности. Однако в ѓалахических дискуссиях их мнения полярно расходились. В Мишне несть числа спорам и разногласиям этих мудрецов - они расходились буквально по всем вопросам ѓалахического законодательства. Принято считать, что рабби Элиэзер был более консервативен, во многом разделяя позицию Шамая (6)*. В то же время рабби Иеѓошуа представлял школу Ѓилеля в ее первозданности. И потому, за исключением считанных случаев, Ѓалаха принималась в согласии с мнением рабби Иеѓошуа, а не рабби Элиэзера.

По характеру оба мудреца также являли полную противоположность. Рабби Элиэзер, как и его друг, был левитом, однако происходил из весьма зажиточной семьи, тогда как рабби Иеѓошуа всю жизнь прозябал в нищете. Рабби Элиэзер отличался высоким ростом и красотой, в то время как рабби Иеѓошуа обладал весьма непрезентабельной наружностью (7)*. Рабби Элиэзер проявлял склонность к аскетизму, был идеалистом, тяготеющим к строгости и даже суровости в истолковании закона. Его друг, рабби Иеѓошуа, напротив, был законченным прагматиком, как в своем отношении к Ѓалахе, так и в отношении к жизни.

Прагматизм рабби Иеѓошуа не смог предотвратить взрыва. Быть может, именно вследствие нежелания обострять соперничество и доводить разногласия до крайности, рабби Иеѓошуа оказался втянут в два острых конфликта. Оба вызвали в свое время бурю, которая долго не утихала. В первом случае речь идет о противостоянии мудрецов главе Санѓедрина, рабану Гамлиэлю (8)*. Рабби Иеѓошуа не был готов во всех случаях признавать исключительность прерогатив нас и. А тот пытался принудить мудрецов к безоговорочному повиновению. И как раз потому, что рабби Иеѓошуа всеми силами уклонялся от открытой конфронтации, он постоянно попадал в щекотливое положение. Конфликт разрастался, и наконец возмущенные мудрецы сплотились против главы Санѓедрина. В первый и, возможно, единственный раз, наси был смещен со своего поста. На его место был избран не рабби Иеѓошуа, поскольку его признали заинтересованной стороной в конфликте, а почти неизвестный в ту пору рабби Элиэзер бен Азария. Весьма характерно, что рабби Иеѓошуа, который едва ли не больше других страдал от авторитаризма наси, впоследствии сделал все, чтобы примирить враждующие стороны и вернуть потомку Ѓилеля его престол (9)*.

Второй конфликт, еще более болезненный и острый, вспыхнул между рабби Иеѓошуа и его другом рабби Элиэзером (10)*. Он возник из-за разногласий по поводу ѓалахических постановлений о ритуальной нечистоте. Горячий спор перерос в принципиальное столкновение, когда рабби Элиэзер продолжал отстаивать свою точку зрения вопреки мнению большинства мудрецов. Под угрозой оказалось незыблемое правило, требовавшее от каждого безоговорочно принимать решения большинства. В сложившейся ситуации рабби Иеѓошуа вынужден был выступить против своего друга. Он встал на защиту установившегося порядка, когда принятое большинством ѓалахическое постановление становилось законом для всех. С этого момента конфликт вышел за первоначальные рамки и стал быстро разрастаться, угрожая расколом Санѓедрина. Чтобы избежать ситуации, когда в рамках единого судебно-законодательного корпуса возникнет две фракции, одна из которых не будет считать обязательными решения другой, мудрецы, поддержанные рабби Иеѓошуа, пошли на крайнюю меру. Они отлучили рабби Элиэзера.

Рабби Иеѓошуа, стоявший в центре событий, в обоих случаях следовал примеру своего учителя, рабана Иоханана бен Заккая. Прилагая энергичные усилия к тому, чтобы сохранить титул наси за рабаном Гамлиэлем, рабби Иеѓошуа действовал в русле традиционной политики Иоханана бен Заккая, направленной на укрепление авторитета и влияния династии Ѓилеля. Вступив в конфликт с рабби Элиэзером, он также вел бескомпромиссную борьбу за сохранение централизованного национального руководства. Давняя дружба между обоими мудрецами не помешала рабби Иеѓошуа отлучить ослушника.

По словам самого рабби Иеѓошуа, лишь троим удалось одолеть его в споре: одной женщине и двум иерусалимским детям (11)*. Рабби Иеѓошуа был одним из самых выдающихся полемистов за всю историю Израиля - шла ли речь о спорах с внутренними оппонентами или внешними противниками. По этой причине мы находим его во главе почти всех делегаций, посылавшихся мудрецами в Рим. Благодаря остроте своего ума, лаконичной выразительности речи и развитому чувству юмора, рабби Иеѓошуа мог успешно вести серьезный спор и одерживать верх. При этом он ухитрялся не задеть самолюбия оппонента, развеять атмосферу неприязни и личного соперничества.

Многочисленные истории повествуют о визитах рабби Иеѓошуа к кесарю. Одна из самых знаменитых рассказывает о дочери кесаря (12)*, которая решила посмеяться над мудрецом. Она с издевкой спросила его: Как возможно, чтобы мудрость, столь прекрасная и возвышенная, как твоя, обитала в столь уродливом вместилище? Рабби Иеѓошуа, не отличавшийся, как известно, приятной наружностью, посоветовал дочери кесаря перелить драгоценные вина ее отца из уродливых глиняных сосудов в прекрасные золотые и серебряные. Там оно и скисло. Когда кесарь потребовал у рабби Иеѓошуа объяснений, тот сказал: То, что дочь твоя сказала мне - то же я ответил ей. Мудрец полагал, что опасность, которую таит в себе привлекательная внешность, в первую очередь угрожает разуму.

Немало историй, содержащихся в Талмуде и мидрашах, освещают и другие стороны личности рабби Иеѓошуа. Рассказывается, что как-то раз мудрецы пришли к нему за советом. В их руки попало странное завещание, в котором покойный отец передавал все имущество сыну - но не раньше, чем тот сделается дурачком. Мудрецы не смогли истолковать загадочного условия. Они застали рабби Иеѓошуа играющим со своими детьми, причем один из сыновей сидел на нем верхом. Выслушав мудрецов, рабби Иеѓошуа дал ответ: завещатель имел ввиду, что его воля вступит в силу, когда наследник сам станет отцом и будет дурачиться, забавляя малышей (13)*.

Подобные качества давали рабби Иеѓошуа возможность выносить принципиальные решения по самым трудным вопросам. Фактически, лишь при нем окончательно утвердился примат школы Ѓилеля над школой Шамая в ѓалахических вопросах. Отныне в случае расхождений Ѓалаха неизменно принималась согласно мнению школы Ѓилеля. Влияние рабби Иеѓошуа ощущалось и вне еврейского мира. Остроте его ума, силе убеждения, сочетавшей удачные доводы с юмором, не раз удавалось умерить антиеврейскую направленность декретов римской власти. Защищая интересы народа перед лицом римлян, рабби Иеѓошуа в то же время убеждал соплеменников не питать иллюзий в отношении чужеземных господ и не ждать от них слишком многого...

По всей вероятности, именно рабби Иеѓошуа, пока был жив, сдерживал брожение, приведшее после его кончины к восстанию Бар Кохбы. Рассказывают, что после того, как император Адриан, посуливший восстановить Храм, взял свое обещание обратно, в народе вспыхнуло возмущение. Опасаясь, что недовольство может перерасти в открытое восстание, рабби Иеѓошуа обратился к соотечественникам с увещеваниями. Ему удалось утихомирить страсти с помощью такой притчи: Лев растерзал добычу, но в горле у него застряла кость. Царь зверей обратился к подданным: кто извлечет кость, получит достойную награду. Пришла из Египта длинноклювая цапля и вытащила кость. Когда же она запросила награду, лев отвечал: Ты побывала в пасти льва и ушла живой - неужто мало тебе!? Довольно и с нас, - продолжал рабби Иеѓошуа, - того, что мы имели дело с Римом и уцелели (14)*.

Мудрецы Израиля признавали выдающийся дар рабби Иеѓошуа. Рассказывают, что когда рабби лежал на смертном одре, они спросили его: Что же теперь будет с нами? Кто заменит нам вождя, умеющего вести споры с властями и всегда готового возглавить борьбу с внешней угрозой? (15)* Рабби Иеѓошуа утешил их: Когда в Израиле нет великих людей, их не найдешь и среди народов мира. Однако не вызывает сомнений - пока рабби был жив, его постоянное вмешательство коренным образом влияло на все, происходившее вокруг. Отстаивая преемственность еврейской истории и непрерывность существования народа Израиля, рабби Иеѓошуа пресекал попытки разрушить единство народа изнутри. Об этом он вел ожесточенные дискуссии с рабби Элиэзером, который оставался его близким другом до своего последнего дня. За это он боролся, споря с еретиками - ранними христианами и другими сектантами, искажавшими Ѓалаху. Показательна его полемика с сектой плакальщиков Сиона, члены которой предавались неумеренной скорби по поводу разрушения Храма (16)*. Рабби Иеѓошуа возвратил их с неверного пути, убедив, что действительность следует принимать такой, какова она есть, и надо искать свое место в жизни, а не затворяться в скорби.

Несмотря на то, что он никогда не отказывался от своего мнения и порой занимал жесткую, бескомпромиссную позицию, рабби Иеѓошуа был, в сущности, великим миротворцем. Он взвалил на свои плечи обязанность беречь еврейский народ, заботиться о его целостности и полноте национального существования. Рабби Иеѓошуа всеми силами заглушал внутренние распри - однако не ценой соглашательства. Насколько благотворной была его деятельность выяснилось вскоре после его кончины, когда вспыхнуло восстание Бар Кохбы. Понять его стало возможно лишь после того, как ушел из жизни великий мудрец, все свое влияние и огромный авторитет направлявший на то, чтобы сгладить противоречия и умерить страсти.

Благодаря своей мудрости, скромности, проницательности и чувству ответственности за будущее еврейского народа, рабби Иеѓошуа был готов понять и смолчать, когда его менее одаренные и достойные коллеги занимали высокие посты. Он принимал их власть и подчинялся с юмором, не ропща на судьбу. Рабби Иеѓошуа обладал безошибочной способностью отличать потенциальных лидеров. Это он выкупил из плена рабби Ишмаэля, которого ребенком захватили римляне (17)*. Рабби Иеѓошуа разглядел в мальчике задатки выдающегося руководителя. Как видно, он же первым открыл рабби Акиву, поняв, что тому суждено великое будущее. В противоположность рабби Элиэзеру, который поначалу не обратил на Акиву никакого внимания (18)*, рабби Иеѓошуа много лет помогал Акиве в учении, пока тот не достиг вершины своих возможностей, став почти вровень с двумя выдающимися мудрецами - своими учителями.

Рабби Иеѓошуа остался для грядущих поколений олицетворением мудреца. Он удостоился этого за проницательность и остроту полемической мысли, за мудрость и скромность, никогда не оставлявшую его, за широту взглядов - благодаря всем этим качествам рабби Иеѓошуа стал воплощением того, что народ Израиля считает истинной мудростью.

---------------------------

1. Авот, гл.2:8.

2. История о рабби Иеѓошуа бен Ханании, пришедшем помочь заделывать дверные щели к рабби Иоханану бен Гудгоде. Тот сказал ему: Сын мой, ступай назад. Ты ведь певец, а не привратник. (Арахин, 11Б).

3. Сказал ему (рабан Гамлиэль): По стенам дома твоего заметно, что ты углежог. (Брахот, 28А). Раши приводит к этому месту комментарий: Углежог - тот, кто пережигает уголь, а некоторые говорят - кузнец.

4. Рабби Элиэзер был женат на сестре рабана Гамлиэля, которую Талмуд называет Има Шалом, матерью мира.

5. Бава Кама, 74Б.

6. Иерусалимский Талмуд, Швиит, гл. 7:8.

7. Как сказала о нем дочь кесаря: Сколь прекрасная мудрость в столь уродливом сосуде! (Таанит, 7А).

8. История об одном ученике, который пришел к рабби Иеѓошуа и сказал ему: Вечерняя молитва - право или обязанность? Ответил ему: Право. Тот пришел к рабану Гамлиэлю и сказал ему: Вечерняя молитва - право или обязанность? Ответил ему: Обязанность. Тот сказал: А вот рабби Иеѓошуа говорит, что право. Сказал: Подожди, пока не соберутся мудрейшие в дом учения. Когда собрались мудрейшие, встал спрашивающий и задал вопрос: Вечерняя молитва - обязанность или право? Ответил ему рабан Гамлиэль: Обязанность. Вслед затем рабан Гамлиэль спросил мудрецов: Есть ли среди вас не согласный с этим? Ответил рабби Иеѓошуа: Нет. Тот сказал ему: Не от твоего ли имени слышал я: право? И еще сказал: Иеѓошуа! Встань и будут свидетельствовать о тебе! Поднялся рабби Иеѓошуа на ноги и сказал: Если бы я был жив, а он мертв, мог бы живой опровергнуть слова мертвеца. Но поскольку оба мы среди живых, как может живой опровергнуть слова живого? Рабан Гамлиэль сел и приступил к толкованию закона. А рабби Иеѓошуа все стоял на ногах, пока не возмутились все и не сказали Хуцпиту, толмачу носи: Встань и ты! Тот встал. Сказали: Доколе будет он оскорблять и унижать нас? (...) Снимем его! Кого поставим на его место? Рабби Иеѓошуа? Он сторона в деле. Рабби Акиву? Он не знатного рода, нет у него заслуг предков. Поставим рабби Элазара бен Азарию. (Брахот, 27Б.) Смотри также в Мишне, трактат Рош ѓа-Шана, гл.2 и Бехорот, 36А.

9. Послал рабби Иеѓошуа к мудрецам, сказать им: Облаченный в одежды служения да облачается в них (т.е. наси должен остаться на своем посту - прим. пер.). А кто не облачен в одежды служения - тот да не облачается в них. (Брахот 28А).

10. Бава Мециа, 59А-Б; смотри также ниже, прим.10 к гл.5.

11. Эрувин, 53Б; трактат Дерех Эрец, гл.6; Эйха Раба, гл.1.

12. Таанит, 7А.

13. Смотри мидраш Шохер Тов, изд. Бубера, 72.

14. Брешит Раба, гл. 64:8.

15. Когда отлетала душа рабби Иеѓошуа бен Ханании, спросили его мудрецы Что теперь будет с нами? Сказал им: Потеряли голову сыны, трухой стала их мудрость - когда евреи лишились главы, тогда же трухой стала и мудрость народов мира. (Хагига, 5Б).

16. Когда был разрушен Храм, умножились в Израиле отшельники, которые вина не пили и мяса не ели. Повел с ними спор рабби Иеѓошуа. Сказал им: Сыны мои, что же вы мяса не едите и вина не пьете? Ответили ему Как будем есть мясо, от коего прежде приносили в Храм, а ныне упразднено жертвоприношение? Как будем пить вино, из коего прежде возливали на жертвенник, а ныне нет возлияний? Сказал им: Что ж, тогда и хлеба не станем есть, ибо пресеклось и хлебное приношение. То же и плоды - как будем их есть, когда начатков урожая не приносим? А воду как пить, когда не совершаются возлияния водные? От слов рабби те примолкли. Он сказал им: Сыны мои, придите и поддаю вам. Не скорбь и слезы главное ныне, ведь уже свершилась над нами кара. Не должно слишком скорбеть, ибо такой мерой отмеряют наказание обществу, чтобы большая его часть могла устоять в испытании. (Бава Батра, 60Б).

17. История о рабби Иеѓошуа бен Ханании, который шел в большой римский город. Ему сказали: Здесь в заключении содержится ребенок. Он красив и пригож, а волосы его завиваются колечками. Пошел рабби и встал у входа в темницу. Воскликнул Кто предал разбою Якова и в руки грабителей отдал Израиля! Услышал мальчик и откликнулся: Не Всевышний ли? Ведь грешили мы и не соглашались идти путями Его, и не слушались Торы Его. Сказал рабби. Знамение дано мне о нем - великим учителем он станет в Израиле. Не двинусь отсюда, покуда не соберу денег на его выкуп, сколько назначено за него. И не ушел, пока не собрал и не выкупил мальчика за большие деньги. Не прошло много лет, как стал мальчик великим законоучителем. Имя его - рабби Ишмаэль бен Элиша. (Гитин, 58А).

18. Тринадцать лет учился рабби Акива у рабби Элиэзера, но тот не оценил его... Сказал ему рабби Иеѓошуа: Не это ли то простонародье, которым гнушался ты? Выйди теперь и поборись с ним. (Иерушалми, гл.6:3). Смотри также Мишну, трактат Псахим, гл.6, и Санѓедрин, 68А.

Далее >>

Тотализатор лига ставок на Профутболе и ставки на футбол.