Главная страница >>Библиотека >> "Шаббат">> части I II

«Шаббат», часть II (1)
история, философия, литература

Перевод с иврита: Б. Купермана

Это издание осуществлено обществом по распространению еврейской культуры - "АМАНА". В течении более чем пятнадцати лет, издательством "АМАНА" выпущено в свет более 70 книг и брошюр, посвященным различным аспектам еврейской традиции и культуры.
Заказать эту книгу и другие издания "АМАНЫ" можно по адресу: п.я. 7791, Иерусалим, 91074, Израиль
Zip-файл >>


СОДЕРЖАНИЕ

МЫСЛИ О СУББОТЕ

  • Гилель Цейтлин. Покой времен сотворения мира >>
  • Х.-Н. Бялик. Творение Шаббат >>
  • Ахад-Гаам. Шаббат охраняла народ Израиле >>
  • Я. Фихман. Шаббат >>
  • Д-р М. Гликсон. О Шаббат >>
  • Иегуда Эвен-Шмуэль. Дар Шаббат >>
  • И.-Л. Барух. Границы владений Шаббат >>
  • Г. Цейтлин. О соблюдении Шаббат >>

СУББОТА В ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ

  • А.-А. Кабак. Гимн для пения в день субботний >>
  • И.-Л. Перец. Сокровище >>
  • Менделе Мохер-Сфарим. Пес и царский сын >>
  • Ш.Бен-Цион. Из рассказов о виленском гаоне >>
  • А.-А. Кабак. Каббалисты Цфата встречают Шаббат >>
  • Моше Прагер. Шаббат в гетто >>
  • Д-р Карл Шварц. Шаббат в произведениях искусства >>

МЫСЛИ О СУББОТЕ

ПОКОЙ ВРЕМЕН СОТВОРЕНИЯ МИРА
Гилель ЦЕЙТЛИН

...И засветились в небесах солнце и луна, и покрылась земля зеленью, и зацвели деревья в саду Эденском, и все же чего-то не хватало в этом мире. Чего же был лишен мир? Не было в нем - покоя. Но вот пришла Шаббат, и с ней - покой, покой времен сотворения мира... Покой мироздания, венец творения земли и небес, и человек погружается до предела красы, и удостаивается созерцать лик Создателя. "И сказала Шаббат Святому - благословенно имя Его. Владыка мира, у всех в этом мире есть супруг, а у меня - нет супруга? И ответил ей Всевышний: народ Израилев будет супругом твоим". Супруг, напарник - человек и мир, человек и потомство, спокойствие мысли и покой великолепия всего сущего. "Шаббат - она как бы проба мира духовного, мира, где все дышит покоем, и там постигают Бога - да будет Он благословен - без всякой разделяющей преграды, без всяких препятствий, ибо там создается полное единство, и каждый показывает перстом вот Бог - к Нему стремились мы". И еще. "Таинство Шаббат: это Шаббат, которая соединяется с тайной Единого и подготавливается к тому, чтобы покоился в ней Царь Святой, Всевышний".

После сотворения мира Господь, да будет Он благословен, наделил все мироздание блеском удивительной и пугающей яркости, исходящей из скрытого мира - создания мысли Его, то есть духовной реальности, какой она зародилась в замыслах Его. Человеку же, избранному из Его творений, Господь придал особый блеск от сокровенного света самого промысла Божьего.

Когда же пришла Шаббат, возвратились все создания к корням своим, ибо благодаря скрытым в них стремлениям все они были полны желания вернуться к Нему, да будет Он благословен, и только к Нему обратились их лица и молитвы.

А корень проливает свет на ветви, а сами ветви жаждут и наслаждаются им, и страстно желают его, и сливаются в едином порыве - и открывается яркость Всевышнего и освещает все создания Божьи - каждое в соответствии с его значимостью: одно - маленькой искоркой, другое - большой.

И в каждом из будних дней сохраняется воодушевление Шаббат, воодушевление святости, воодушевление прекрасного. ("Литература" т. 1)

к содержанию^^

ТВОРЕНИЕ ШАББАТ
Х.-Н. БЯЛИК

Народу Израилеву принадлежит великолепное, единственное в своем роде творение - день священный и возвышенный, "Царица Шаббат". В воображении народа она обрела все черты живого существа, во плоти и крови, в совершенстве красоты и блеска. Шаббат привнесена Создателем в этот мир по окончанию шести дней творения - чтобы, как говорят наши мудрецы, "хупа (брачный балдахин), расцвеченная и разукрашенная, не осталась без невесты". Шаббат была прекраснейшим из украшений в сокровищницах Святого (да будет благословенно имя Его), пока Он не нашел ей достойного супруга в лице Израиля.

По другому народному преданию, она сидит, как принцесса, как "невеста, обрамленная подружками", в последнем из семи райских чертогов, а шесть ее служанок, шесть будних дней, служат ей. Когда она входит в город, все двери отворяются ей навстречу, и в каждой двери приветствуют ее радостно: "Войди, невеста, войди невеста, царица Шаббат", праведники же выходят в поля, чтобы приветствовать ее.

Однажды явилась она во сне знаменитому Аврааму Эвен-Эзре, удрученная и печальная, и через его посредство переслала письлю супругу своему, Израилю - это известное "Послание Шаббат". Многие поэты еврейского происхождения - от рабби Иеуды Алеви до Гейне - посвящали ей свои произведения. Разве не служит она примером легендарно совершенного творения? Не она ли - источник жизни и святости целого народа, живой родник священного духа для поэтов и сочинителей религиозных песнопений? А галахическая литература? Сто пятьдесят семь листов содержит трактат Талмуда "Шаббат", и еще сто пять - трактат "Эйрувим". Большая часть их посвящена теоретическим изысканиям и практическим уточнениям постановлений о тридцати девяти видах деятельности, запрещенных в субботу, об их производных и т. д. Целое море умственного труда!

Когда я открываю эти страницы и вижу там работы талмудистов многих поколений, я говорю себе: "Воистину художников жизни я вижу пред собою! Художников жизни в процессе их творчества. Это колоссальная умственная работа: труд муравьиный (по тонкости отделки) и одновременно гигантский (по широте охвата), работа, выполненная с безграничной верой и любовью".

Такую работу нельзя было завершить без помощи Божественного Промысла! "Каждый из них вносил в этот труд свою индивидуальность и свои душевные склонности, но все они были подчинены воле Всевышнего. Не иначе, как единая могучая идея, единый возвышенный образ Шаббат реяли над всеми ними, дух ее собрал их сюда, на эти страницы, из всех поколений, и сделал их сотоварищами ее создания и совершенствования". (Из статьи "Галаха и аггада")

...Суббота - это всего лишь один из семи дней недели. И вдруг, в определенный час, этот день обретает что-то новое. Люди, которые празднуют этот день, как бы меняются внутренне, да и внешне он будто светится особым светом. В Шаббат мы усматриваем одну из основ, обращающих прозу в поэзию: человек как будто высказывает некую мысль, и вдруг она сама собой обретает силу поэзии.

Если вы полагаете, что различие между прозой и поэзией - чисто механическое (поэзия - лишь более совершенное выражение прозы) или степенное (стих - следующая ступень выражения мысли), так вот, если вы это думаете, вы ошибаетесь. Поэзия живет в совсем иной сфере, и ее отличие от прозы фундаментально.

Так и праздник - не просто лучший, более совершенный день, а нечто совсем иное. Тайна эта открылась народу Израиля, это - таинство освящения вещей, освящения жизни. Чем-то подобным является и страна Израиля: ведь не напрасно этот крошечный клочок земли не только евреи, но и все цивилизованные народы именуют Святой Землей! Имя это дано нашей Земле в силу различных исторических причин, но ведь и это - одно из чудес: маленькая страна, казалось бы ничем от других не отличающаяся, вдруг стала "Святой Землей", оказалась в центре внимания всего мира.

И в этом тоже тайна святости еврейской субботы. И у других народов есть дни отдыха, но все они - лишь слабое подражание Шаббат еврейского народа, им не удалось поднять эти дни до уровня святости. Узкая полоска земли сумела сохранить свою святость, и народ наш, на протяжении всех лет изгнания, сумел соблюсти эту святыню. И теперь, когда мы на пути к воскрешению народной жизни в стране, необходимо возродить эту святыню заново.

Святость жизни была среди нас и на протяжении всех лет изгнания, хотя не всегда мы ощущали ее. Ведь поразительно, что, пребывая в грязи и скверне изгнания, наш народ породил стольких великих и святых людей. Среди нечисти смогли возникнуть святые и мученики, жизнь которых была отдана хранению чистоты Израиля. Воистину это создание - человек - гораздо более велико, чем сам он это представляет. Почти безгранично содержание, которое может вместить сосуд, именуемый человеком, и маленькие дела часто оказываются опорой великих свершений...

Мы обязаны помнить, что право и умение освещать жизнь обретено нами в тяжких мучениях, и поэтому мы ни при каких условиях не можем пренебрегать им. А между тем кажется, что мы порой забываем об этом, в наших деяниях не чувствуется прежнего высокого импульса - слишком много меркантильности, бухгалтерского расчета привносим мы в свою деятельность. Однако я верю, что ощущение величия нашей эпохи пробудится в нас, и в будущем, вспоминая пройденный путь, мы сумеем осознать и оценить всю его значительность, сможем постичь процесс слияния будничных дел в нечто значительное. Пока же, видимо, прошло слишком мало времени и слишком мало сделано, чтобы оценить по достоинству его значение.

Разве можно поверить, что из скверны удастся извлечь священный день, день субботний? Между тем влияние святости на будничную, каждодневную жизнь огромно. Его достаточно, чтобы только искры, только капельки святости, собираясь и соединяясь в течение шести будних дней, привели нас в итоге к священному дню, к Шаббат. Это подходит под определение: "Святость, обитающая среди нечисти", ибо из нечистой среды выделяются и соединяются проблески святости, и так после шести лет труда придет седьмой, освященный год, а после семи семилетий наступит юбилейный год - год святости и свободы.
(Из речи в рабочем совете Хадеры зимой 1928 г.)

...Главное - это исполнять свое дело честно, без ухищрений. Нашим отцам не приедались их субботы и праздники, несмотря на то, что они многократно повторялись в их жизни и всегда - по единому образцу. Они находили в них каждый раз новый смысл и новое вдохновение, потому что в душе их была свежесть, и праздничная благодать обитала в их сердцах. Если кто-либо не находит смысла в наших праздниках и торжествах, то это явный признак, что в душе у него пустота, а на сердце -будничность, приземленность, и нет такому спасенья...

...На самом деле нигде в диаспоре не может Шаббат быть столь желанной и красивой, как на земле Израиля, и именно поэтому даже малейшее ее осквернение здесь, на этой земле, видится нам как тягчайшее нарушение, и возмущает нас чрезвычайно. Я усматриваю в этом хороший признак. Ведь это значит, что у нас обострилось здесь "чувство Шаббат", и его задевает даже малейшее нарушение. Будем же верить и надеяться, что с оздоровлением всего нашего национального организма восстанут и его духовные чувства, и он сможет четко различать между обыденным и священным, и Шаббат вернется на свое, подобающее ей, место во всем своем блеске и великолепии. ("Книга Бялика")

к содержанию^^

ШАББАТ ОХРАНЯЛА НАРОД ИЗРАИЛЕВ
АХАД-ГААМ

...И видим мы нынче людей, чьи имена широко известны, - трезвых аналитиков, далеких от всяких верований, - которые, признавая откровенно, что они сами не соблюдают ни субботу, ни другие религиозные постановления, выступают, тем не менее, в защиту ШАББАТ как общенародного исторического института, без всякого религиозного ханжества, как это имело место в прошлом в подобных дискуссиях.

...Это ли не лучшее доказательство пробуждения национального, еврейского чувства среди наших братьев на Западе, также и вне сионистского лагеря?

...Тот, кто ощущает в сердце своем подлинную связь с жизнью народа во всех поколениях, не может ни при каких обстоятельствах представить себе еврейскую действительность без "Царицы Шаббат". Можно без всякого преувеличения утверждать, что в гораздо большей мере, чем сыны Израилевы охраняли Шаббат, она охраняла их. Если бы она не "возвращала" им душу и не обновляла их духовную жизнь каждую неделю, то будничные заботы засасывали бы их все глубже и глубже, и они бы уже давно очутились на самой нижней ступени грубого материализма, нравственной низости и нищеты разума. Поэтому, наверняка, не требуется быть сионистом, чтобы ощущать все величие исторической святыни этого "доброго дара", и со всей силой восставать против каждого, на нее покушающегося. (Из кн. "На распутье", стр. 19)

к содержанию^^

ШАББАТ
Я.ФИХМАН

I

С древнейших времен народ Израилев рассматривал день Шаббат как особый дар, как дар благосклонности Божьей, как знак союза между ним и Господом. Иным был бы жребий Израиля, если бы Шаббат не защищала его. Можно без преувеличения сказать, что Шаббат является наиболее ярким, наиболее оригинальным созданием еврейского гения. Ни в одном из торжеств и праздников не выражаются в столь полной мере сущность еврейства, его самостоятельность, его идеалы, как в этом священном дне.

День седьмой издавна рассматривался не только как день отдохновения от трудов будничных, нет, значение его гораздо шире. Это время остановки, остановки всей будничной жизни - час, когда из иных миров изливается в жизнь дух чистоты и святости.

Народ всегда видел в этом дне знак освобождения, свержения ига буден, знамя победы. Победы священного над обыденным, духа - над материей, период, когда нечисть отступает, и святость вновь овладевает миром.

Неспроста этот день был освящен настолько, что каждое поколение венчало его новым блеском, прибавляя что-то к его святости. В каждом поколении день этот был милостивым укрытием, надежным убежищем в море злобы. Каждое поколение понимало, что Шаббат не дает народу опуститься, ослабеть духом и плотью, наконец, просто исчезнуть. Каждое поколение понимало, что Шаббат спасает народ, является для него источником здоровья, восстановления сил, вечного обновления.

Все, что утрачивалось на протяжении шести дней гнета, восстанавливалось в день субботний.

Святость Шаббат - не только святость традиции. В идеале она связана с надеждой человека, с мечтой о будущих поколениях. Шаббат - зачаток грядущего освобождения человечества, она как бы провозглашает контуры новой жизни. Человек, подготовленный к восприятию дня полного покоя, уже не закабален, как раньше. Шаббат - день освященности, отрешения от мелочных каждодневных забот, отряхи-вания праха обыденности. Это день подготовки к новой жизни. Без такой остановки человечество никогда не сможет стать воистину свободным.

Шаббат подготовила народ Израиля к новой жизни - более осмысленной, более достойной. Она воспитала еврейскую семью в духе жизни, исполненной любви и мира. Во множестве сказаний и изречений присутствует мысль, что Шаббат - день, примирения, день,приносящий мир в отношения между супругами, между отцами и детьми. Ведь нарушением Шаббат считается не только работа, но и любая ссора, любая обида, всякое нарушение мира в доме. Шаббат дает образец достойной семейной жизни.

Так Шаббат превратилась в некий "хрустальный дворец", в который нельзя вносить всю муть буден. На пороге этого дворца стираются все огорчения, забываются все обиды, умолкают все вздохи. "Шаббат - чтобы не плакать", и даже траур, даже горе отменяются, откладываются. В свете священных огней Шаббат исчезают все тени жизни.

Во все времена еврейские предания украшали Шаббат драгоценными камнями фантазии и поэзии. Шаббат превратилась в невесту, образ, по которому томился народ, на протяжении веков лишенный уверенности и покоя. На Шаббат еврей опирался, она была основой его жизни, его существования. Всю неделю он тяжело трудился - и только ради нее. С радостью он терпел лишения в будние дни, отказывал себе во всем - лишь бы в Шаббат не терпеть ни в чем недостатка. Это ожидание Шаббат окрашивало высокой радостью и тяжкие будние дни.

Шаббат превратилась для народа Израилева в фундамент мироздания, в неотъемлемую часть природы, венец творения. Весь гигантский процесс сотворения мира стал как бы лишь подготовкой к его кульминационному пункту - Шаббат, а мир -всего лишь "раскрашенным и разрисованным балдахином" в честь "царицы Шаббат". В этом смысле все шесть дней творения - только канун Шаббат.

С течением времени Шаббат сделалась также и символом грядущего мира, указанием грядущего избавления, пришествия Мессии. Поэтому на нее возлагались такие надежды, она стала залогом избавления. В том, что Шаббат соблюдали все, усматривали столь сильное всенародное стремление, что оно могло ускорить освобождение: "Если бы Израиль сумел соблюсти первую субботу, никакой народ и никакой язык не мог бы совладать с ним" (тр. Шаббат, 118,2). "Если бы евреи соблюдали две субботы кряду по закону - тотчас были бы они освобождены" (там же).

Не счесть всех изречений и преданий, посвященных Шаббат! Народная фантазия ненасытна. Душа народа полна такой благодарности Господу за этот добрый дар, что неутомимо изыскивала все новые связи с возлюбленным днем. Шаббат становится источником всякой святости, всего великолепия: "Шаббат равноценна всем заповедям", "Шаббат никогда не будет отнята у Израиля".

Шаббат облегчала жизненные страдания, ужас многовекового изгнания. Не случайно едва ли не все угнетатели Израиля прилагали усилия, чтобы упразднить Шаббат. Они ощущали, что в ней - источник спасения еврейского народа, живая вода, пока у народа есть Шаббат, никакая сила не сможет его истребить. Еще фараон египетский понимал, что Шаббат для евреев - пора величия, время, когда всякое угнетение отмирает, что в Шаббат у народа как бы прорастают крылья свободы, что этот народ нельзя полностью закабалить, пока он придерживается святости Шаббат.

В воображении народа, в его поэзии Шаббат обрела черты живого образа, окрашенного истинной любовью, образа невесты, оберегающей свой народ, сеющей в нем чистоту и веру. Какой иначе была бы жизнь еврея, тянущего бесконечную лямку забот и страданий, чтобы обеспечить семье ежедневное скудное пропитание? Жизнь, которая была бы безысходной и безвыходной, если бы не она, светящая ему издали с улыбкой надежды на устах, если бы не она, несущая покой и избавление - плата и награда за всю боль, за всякую обиду.

Светлый образ царицы, исполненной симпатии, на протяжении всех шести дней недели витал над адской жизнью еврейских кварталов. Только Шаббат сглаживала морщины на лицах удрученных людей, проливала мягкий свет на юдоль печали, на мир, который заботы и голод сделали миром мрачных теней. Шаббат была надеждой, тихим берегом, где могли, наконец, отдохнуть пловцы, уставшие от вечного барахтанья в житейском море.

Древнее предание о реке Самбатион, которая всю неделю ворочает камни, а в субботу течет тихо и спокойно - символизирует этот удивительный образ. Будние дни - дни злобы и гнева, дни всемирной бури, и лишь Шаббат усмиряет эту "бурю", умиротворяет бушующие силы и примиряет их. С приходом Шаббат воцаряется мир, сглаживаются противоречия, выпрямляются перекосы, злые ветры проносятся мимо ее благословенного круга. Отступает даже строгость, и души человеческие вновь открываются навстречу счастью, навстречу милосердию.

В день субботний еврей становится другим. Человеческий венец вновь украшает его согбенную голову, его потерянная было гордость вновь возвращается к нему. Вместе с будничными заботами он сбрасывает и будничные чувства, освобождается от мелочей жизни, возвышается. "Субботних евреев", сияющих и праздничных, не удовлетворяет одно только избавление от трудов и забот. Их стремления выше - они жаждут протянуть над миром нить милости и блага, возвратить миру тот первоначальный блеск, которым он сиял до того, как змий-искуситель осквернил его своей мерзостью.

II

Суббота была радостью нашего детства. Она распрямляла наши сгорбленные спины учеников хедера. В течение всех бесконечно долгих дней недели мы молились на нее, мы ждали ее прихода, и уже в пятницу утром, повторяя субботнюю главу Торы, мы с радостью ощущали, как незримое ее тепло проливается на нас. Веяло иным духом, и все становилось каким-то другим, все улыбалось дружественно. Дома и на улице, в хедере и в синагоге - везде ощущалось, как смягчается тяжесть ежедневного гнета, приближается час жизни в ином мире.

Она все ближе, она входит! Подобно принцессе, укутанной в белое, спускается она на нас с вершин мира и, едва войдя, тотчас изменяет печальный облик всего окружающего. Другим становится угрюмый отчий дом, другой - тоскливая улица. Как веселые звездочки, мерцают в окнах огоньки субботних свечей, и свет, изливаемый ею на людей и животных, создает в мире такую атмосферу покоя, что кажется - счастье продлится не один день, а всю жизнь. Так размеренны, так тверды шаги царицы, что не хочется верить, что она лишь зашла к нам как гостья, и завтра, едва наступит вечер, она уйдет, исчезнет.

Каким безрадостным было бы наше детство, если бы не Шаббат!

Однако, уже и взрослыми, мы не перестали ощущать прикосновения ее добрых рук. Но особенно ярким стал ее след на Земле Израиля, где к нам вернулась наша юность, а сердца открылись восприятию святынь.

В Тель-Авиве и в Хайфе, в Иерусалиме и в Тверии, в любом селении, где бы оно ни было, везде можно узреть свет благости, простирающийся над миром в день субботний.

Тель-Авив - отнюдь не религиозный город, город, в котором властвует "модерн", однако в пятницу после полудня приближение субботы различаешь невооруженным глазом на каждом шагу. Ритм жизни замедляется, еще недавно шумные улицы наполняются тишиной Исчезают повозки с рынка, смолкает грохот автобусов. Кажется, улицы делаются просторнее и шире. Площадь, где улица Алленби спускается к морю, на короткое время пустеет и будто невидимый свет освещает ее. Над морем нависают, как субботние занавески, вышитые голубым предзакатные прозрачные облачка. Словно легкая перегородка отделяет небесную высь и тихие воды. Само море свернулось у берега и отдыхает в покое священного дня. Человек, сидящий на берегу, ощущает в воздухе, в доброй тишине, в бормотании волн, лениво набегающих на берег, - во всем он чувствует нежность Шаббат. Воистину сладостны предсубботние вечера на берегу моря, омывающего Отчизну!

Еще сильнее впечатление от встречи "царицы Шаббат" в древнем Иерусалиме. По узким улочкам, под сумрачными арками одна за другой проходят группы евреев, чтобы встретить светлую царицу у Стены (Плача). Они движутся боязливыми короткими шажками - умытые, обновленные, сосредоточенные, будто боясь пролить каплю той великой благодати, которую несут в себе, как дар признательности царице... Всю дорогу, от самой крепости Давида, их разноцветные одеяния сливаются в один прямой и сильный поток. Они похожи на полномочных послов каких-то держав и, глядя на них, вполне можно поверить, что они только что прибыли из дальних стран, и нынче впервые со священным трепетом направляются к Стене, чтобы предстать пред ликом Всевышнего.

Во все времена час встречи Шаббат был связан с ощущением приближающегося избавления (так же, как на исходе Шаббат на душе щемило от близящегося гнета повседневности).

Эта атмосфера с давних пор особенно ощущалась в Цфате, в Тверии - вообще во всем Галиле. Ореол таинственности, томительное ожидание Мессии всегда сопровождали ее. Знаменитая песнь "Пойдем, любимый...", написанная цфатским поэтом рабби Шломо Алкабецом,- это не только песнь встречи Шаббат, это и настоящий мессианский гимн, провозвестник избавления.

Каббалисты усматривали в начале Шаббат самый подходящий момент, час, когда произойдет освобождение. Все свои надежды они связывали именно с этим часом, очищающим и объединяющим все сердца в едином порыве восторга и пробуждения.

Только бы сумели сыны Израиля воспользоваться этим мгновением, не упустить его!

Лишь тот, кто вдыхал прозрачный воздух Цфата в субботние вечера, кто видел трепещущие на поверхности Кинерета отражения субботних свечей, - лишь тот в состоянии оценить все очарование Шаббат в Галиле. Все дующие здесь ветры как бы несут в себе "Шаббат покоя". Все звезды, будто начищенные в честь Шаббат, восклицают: избавление близко, оно приближается!

к содержанию^^

ШАББАТ
Д-р М. ГЛИКСОН

...Добрый дар дан нам в этом мире - и имя ему "Шаббат". Величие Шаббат, в частности, в том, что ее можно рассматривать в самых различных аспектах: в чисто религиозном, или гуманистически-универсально-социальном, или национально-исторически-культурном - и в любом из них она открывается перед тобою во всем великолепии ее святости и во всей чистоте ее жизненности.

...Так становится Шаббат символом и гарантией всеобщего равенства: "Чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты" (Дварим, 5,14). Эти слова перекликаются с тем, что сказано об обязанности любить ближнего как самого себя. Шаббат нашей Торы является живым и вечным свидетельством нравственного фундамента иудаизма. Шаббат символизирует благо этических норм, справедливости и милосердия. Тот, кго охраняет Шаббат от нарушения, "оберегает руку свою, чтобы не совершить никакого зла" (Йешаягу, 56,2). Шаббат - не только "вечный союз" между Богом и народом Его, но и явление общечеловеческое, она служит залогом улучшения мира. В том числе и детей других народов, присоединившихся к Богу, потому что каждого, кто соблюдает Шаббат и держится завета "приведу Я их на гору священную Мою, и обрадую Я их в доме молитвы Моем... ибо дом Мой домом молитвы будет наречен для всех народов" (там же, 56,7). Этот общечеловеческий аспект делает Шаббат в определенной мере наследием всех культурных народов, независимо от того, сознают они это или нет.

Старания христианской церкви затушевать первоначальный еврейский смысл Шаббат путем перенесения ее на другой день и объявления этого дня днем воскресения Иисуса ничего не изменили. Глубоко гуманная природа Шаббат сохранилась во всех ее перевоплощениях, пока, в конце концов, не нашла свое отражение в современном законодательстве в виде обязательного еженедельного выходного дня. Можно без преувеличения сказать, что идея Шаббат стала фундаментом социальных законов народов и Старого, и Нового Света.

...Этот необычный синтез духовно-религиозного и гуманно-социального начал, воплощенных в Шаббат, раскрывается и в другом творении еврейского духа (также с самого начала связанном со святостью Шаббат) - в изучении Торы. День субботний - день покоя и отдохновения для богатого и для бедного - лучшее, наиболее естественное время для концентрации духовных сил, для "добавочной души" и, само собой разумеется, для изучения Торы.

Ведь изучение Торы, как и Шаббат, имеет четко выраженный "социальный" аспект, ибо основано на принципе абсолютного равенства, когда нет преимущества у богатого перед убогим. Это касается и обязательного еженедельного чтения соответствующей главы из Торы в молитвенных собраниях, и идеи перевода этой главы на разговорный язык, и обязательности перевода.

Изучение Торы по субботам, конечно, не исчерпывалось одной лишь субботней главой. Оно как бы вплеталось в общий контекст Шаббат, став ее неразрывной частью. По принципу: "Половина - ваша, а половина - Богова" - народ сотворил из духа первоначального произведения, из древней почитаемой традиции удивительную ткань жизни, "субботнюю ткань", и выткал на ней любимые и своеобразные жизненные полотна, которые стали как бы щитом в борьбе с опасностями в долгие годы мрака.

Шаббат стала источником жизни для народа Израилева и для еврейского национального сознания, источником блага и утешения для угнетенного и преследуемого народа. Она явилась в качестве ангела-спасителя для бедного "принца", который всю неделю живет в унижении и рабстве, но на седьмой день "царица Шаббат" возвращает ему его честь - честь царствования в мире духа. Одновременно с субботними свечами вспыхивает священное пламя в сердце раба, пламя, которое светит ровным светом покоя и радости, завета и "дополнительной души". Ангелы мира спускаются на шатры Яакова, благословляя и освящая их. Вся еврейская действительность преображается и становится иной с приходом субботнего вечера. "Черна я - и красива..." (Песнь песней", 1,5), и - разъясняет Мидраш: "Черна я - всю неделю, и красива - в Шаббат". И еще: "И благословил Господь день седьмой и освятил его" (Брейшит, 2,3), "Благословил и освятил" - светом лица человеческого, ибо лицо человека светит в Шаббат особым светом, совсем иным, чем в будний день.

Тонким эстетическим чувством обладали наши предки - простосердечные и цельные душой. Особая творческая сила, умение украшать действительность помогли евреям создать замечательную традицию празднования Шаббат. Во всех жизненных проявлениях, больших и малых, во всем поведении еврея - в одежде, в походке, в еде и питье - во всем отчетливо видна сверкающая печать "царицы Шаббат". Аромат "субботней приправы" поддерживал дух каждого из сынов Израилевых в течение всех дней недели, питал его, давая ему ощущение собственной ценности и человеческого достоинства.

Понимание особой роли Шаббат в жизни народа позволило нашим законоучителям сформулировать непосредственную связь между соблюдением субботы и возможностью национальной жизни на родной земле. В Талмуде сказано: "Иерусалим не был бы разрушен, если бы в нем не оскверняли Шаббат" (тракт. Шаббат, 119) и еще: "Если бы Израиль соблюдал две субботы по закону - тотчас же был бы он спасен" (там же, 118).

Наша древняя Шаббат - на обновляемой отчизне, и воссоздаем мы ее теперь в таком виде и в таких формах, какие нельзя было даже представить себе в изгнании. На наших глазах возникают новые образы субботней действительности, почерпнутые, однако, в той жизненности и той свежести, которой полна древняя традиция.

к содержанию^^

ДАР ШАББАТ
Иегуда ЭВЕН-ШМУЭЛЬ

День субботний - день примирения: с самим собою, со своим ближним, со всем белым светом. Это день гармонии в сердце человеческом, предвещающий гармонию во всем мире. "Ангелы мира" возвещают приход Шаббат, сопровождают нас в течение всего этого дня, оставляют в сердце томление на протяжении всей недели и пробуждают в глубине жизненных будней надежду на грядущий приход Шаббат. И тот, которому мир представляется движущей силой созидания и его конечной целью, тот, кто постиг тайну мудрого изречения: "Мир - имя Всевышнего", тот, кто посредством любви к миру очистил сердце свое, - лишь тот достоин воспринять Шаббат. Как сказал поэт: "Чистые унаследуют и освятят ее". И - кто знает, не является ли общепринятое приветствие "Шалом!" отзвуком дня примирения, субботнего дня во все остальные дни недели?

Благословен этот день, благословен Господом и людьми. Мы благодарим его с большой любовью, ибо он принес нам благословение и является источником благодати. В этот день сердце источает благословения близкому и далекому. Это день любви, день душевной привязанности к ближнему, ко всему сущему, день, когда человек готов воззвать к каждой травинке: "Родная моя!" Не напрасно молвили каббалисты: "Таинство субботы - той Шаббат, что объединяется с таинством Единого", то есть тайна Шаббат идет рядом с тайной Бога единого, тайной любви, тайной бытия.

Шаббат Священная! - восклицаем мы в этот день на протяжении тысячелетий со священным трепетом, будто только в этот момент нам удалось найти слова, чтобы выразить свое вдохновение и восхищение.

Каковы истоки этого восторга и очарования, переполняющего сердце каждого еврея - от рядового "человека с улицы" до вдохновенного носителя пророческого дара? Поэзия Шаббат не сходит с наших уст со времен Моше-рабейну. Лучшие наши художественные произведения, более того - величайшие наши достижения на поприще духовном - это гимны и песнопения дня субботнего. В сущности, это дар благодарности "прекраснейшему из дней" за блеск и чистоту, которые он вносит в нашу жизнь.

Возможно, нам удастся приблизиться к пониманию сути этого вопроса, если мы попытаемся понять представления иудаизма о понятии, определяемом как "дар Божий".

Три дорогих подарка даны человеку Господом: дар творить, дар быть свободным и дар - Шаббат.

Творческий дар - отнюдь не удел избранных, напротив - он дан каждому, кто создан "по образу Божию". Творец мироздания создал нас творцами, заповедал нам творчество. Творческий труд освящает нашу жизнь, а с другой стороны, - всякая работа, если она не направлена во вред и не бессмысленна, является трудом творческим. Человек вкладывает свою душу и разум в неодушевленные, не имеющие формы и смысла материалы, перевоплощает создания природы, вырабатывает планы и направляет их осуществление, ставит перед собою цель и предвидит конечный результат своих действий. Осознанное творение - это и обязанность, и предназначение человека в мире: поднимать всякую работу до уровня деятельности и творчества, добиваться, чтобы каждая работа была как бы моделью первичного созидания. Потому и заповедано нам: "Шесть дней работай и делай дело свое... ибо в шесть дней создал Бог небо и землю...". Следовательно, всякая человеческая деятельность без ощущения чего-то от первичного созидания, без обдуманного творения, какого-то обновления, против воли Творца - не может считаться деятельностью в истинном смысле этого слова. Поэт-псалмопевец, вдохновленный творческой силой человека, восклицает: "...Ты отдал в его (человека) власть создания рук Твоих... Боже, господин наш! Сколь величественно имя Твое на всей земле!" Человек-созидатель утверждает величие Создателя.

Следующим после творчества даром является дар свободы. Господь создал человека свободным, и свобода его безгранична, ему дано право выбора как в мыслях, так и в действиях, и нет в природе силы - ни физической, ни духовной, ни в самом человеке, ни в окружающей среде, - которая заставила бы человека действовать вопреки его воле. Господь устами Моше говорит: "Взгляни - я предложил тебе ныне жизнь и благо, смерть и зло... - избери же жизнь!" Человек сам ответственен за свои поступки и их последствия, ибо сказано: "Из ваших рук пришло это к вам". И все-таки в одном человек не волен: ему не дано поступиться своей свободой, отказаться от нее. Он не имеет права закрепощаться, грех рабства падает на угнетенного, более чем на угнетателя. И так же, как рабство запрещено индивидууму, так оно запретно для общества, народа. "Ибо рабы мои сыны Израилевы" - говорится в Торе, а наши мудрецы разъясняют: "Мои рабы - но не рабы рабов".

Однако трагедия человека в том, что ему оказались не по плечу эти дары. Сначала он теряет свободу, а затем - и радость творчества. Многими нитями, явными и скрытыми, связаны между собою свобода и творчество. Лишь свободный человек в состоянии творить и постигать радость творчества: человек зависимый, угнетаемый даже творческую деятельность превращает в ремесленничество. Да и как может человек работать с душой, если он потерял свободу? В то же время лишь творец -воистину свободен, ибо он вновь открывает себя в творчестве, в каждом мгновении его, и жажда раскрыть и отразить свою личность вынуждает его бережно хранить свободу и независимость творчества.

Помочь человеку хранить эти два дара, а тем, кто - увы! - уже потерял их, дать надежду, что потеря эта временная, что наступит день, когда они снова смогут овладеть этими дарами, - предназначение третьего дара, дара Шаббат. В этот день человек декларирует возвращение к истокам - к свободе и созиданию. В этот день он провозглашает, что есть в этом мире свобода и признает первичность творения. Тот, кто отрицает волю Создателя, отрицает также свободу и творчество, и нет ему ни участия, ни удела в даре субботнем.

Покой, отдых, перерыв во всякой деятельности с приходом этого благодатного дня - все это свидетельствует о свободе волеизъявления и свободе действий, о том, что порабощение и рабство, гнет и угнетенность - лишь преходящие исторические явления, а не явления природные, что в отношении права на свободу все люди равны: "А день седьмой - Шаббат - Богу, Господу твоему. Не делай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни бык твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, что во вратах твоих, чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты. И помни, что рабом был ты в земле Египетской, и вывел тебя Бог, Господь твой..."Шаббат охраняет свободу и предупреждает рабство. Вся сущность Шаббат, с этой точки зрения, это "память об исходе из Египта".

Однако этот аспект не исчерпывает сути субботнего покоя. Ясно, что покой дается, в первую очередь, трудящемуся. Если работу можно аллегорически представить, как пахоту и сев, то, продолжая аналогию, покой соответствует жатве, сбору урожая. Удовлетворение от работы, когда человек видит, подобно Создателю после шести дней творения, что "все, что Он сделал, - очень хорошо", что труд его был полезным, пополняющим жизненные богатства, - вот истинный покой. Радость творчества сопровождает человека во время работы и обвивает его после ее завершения вместе с заслуженным покоем. Радость эта - священна, и надобно беречь ее, ибо она охраняет веру в Создателя. С этой точки зрения Шаббат - "память о днях миросозидания".

* * *

Шаббат была дарована нашему народу, еще когда он находился в начале своего исторического пути. Весь окружающий мир был погружен в бездну рабства и угнетения, угнетения человека человеком, народа народом, подчинения всего человечества бесчисленным "силам": явлениям природы и волеизъявлениям судьбы, рока, силам смерти, силам примитивного воображения и слепых суеверий. Пришла Шаббат и осветила мир новым светом. Действительно, это было знаком, знамением связи между Израилем и его небесным Отцом. Но сначала казалось - лишь знаком приоритета нашего народа. В действительности ценность Шаббат была в ее мировом значении, в ее универсальности - и так с самого первого мгновения. Сперва к наслаждению Шаббат приобщились пришельцы "что во вратах Иудейских", и уже это дало повод пророку Йешайяу для славословий в духе молитвы царя Соломона (Шломо): "... ибо дом Мой будет наречен домом молитвы для всех народов". И чем дальше, тем больше Шаббат завоевывала все новые позиции в мире, наполняясь по пути все новым содержанием.

Уже во времена Второго Храма Шаббат была посвящена изучению и размышлениям. Эзра ввел еженедельное чтение Торы по субботам, а наши мудрецы дополняли эти чтения своими мудрыми комментариями. Филон Александрийский свидетельствует, что по субботам во всех городах были открыты многочисленные синагоги, где проповедники давали уроки мудрости и морали для всех жаждущих услышать слово Божье. А по словам Иосифа Флавия, в городах, где евреи проживали среди нееврейского населения, было очень много иноверцев, которые приходили в синагоги и соблюдали субботу по примеру евреев - словом и делом.

В период составления Мишны и Талмуда мудрецы Израиля фундаментально обосновали исторические и естественные рамки субботнего покоя, разработав запреты, касающиеся основных видов трудовой деятельности, и разрешив все, что делает Шаббат днем блаженства и услады, днем удовольствия от радости жизни и от окружающего мира. Они же наполнили Шаббат духовным содержанием, сосредоточив и направив лучшие умы на разъяснение и углубленное понимание очередной главы Торы, читаемой в Шаббат. Они собирали многолюдные собрания, чтобы обучать Израиль и распространять слово Божье. Они представили народу возвышенное понятие "добавочной души", сопровождающей каждого, соблюдающего Шаббат, души, которую мы обязаны услаждать духовно.

В течение столетий средневековья наши соплеменники в изгнании соблюдали Шаббат как только могли, а зачастую - и превыше своих возможностей. Впрочем, как остроумно заметил Ахад-Гаам, "более чем они охраняли Шаббат, она охраняла их"; охраняла от отчаяния и вырождения, от того, чтобы они не согнулись телом, не упали духом, чтобы не погасла их надежда на избавление.

Вечная, безграничная краса была привнесена в соблюдение Шаббат мудрецами Каббалы (в частности, каббалистами Святой Земли) и пришедшими им вослед последователями хасидизма. Шаббат была увенчана многочисленными венцами, стала "царицею Шаббат", прекрасной невестой, приход которой отмечается молитвами и песнями, а весь день ее пребывания отмечен возвышенными устремлениями. В поэтическом воображении вся неделя превратилась в семисвечник, а Шаббат - в его центральный ствол, от блеска свечи которого сияют и остальные шесть свечей. Шаббат становится благодатным часом, когда все злые начала скрываются и исчезают, временем оценки мировых ценностей, углубления в тайны мироздания, выражения затаенной тоски в форме поэтических, глубоко лиричных гимнов и напевов, медленной, как бы задумчивой пляски...

С падением стен средневекового гетто - сначала в Западной Европе, а затем и в других странах - многие евреи принесли Шаббат в жертву на алтарь так называемой эмансипации. Сперва - вынужденно, а со временем - и добровольно, сперва - тайно, в узком кругу, а потом - все более открыто и широко. Пал последний оплот еврейской автономии. И все-таки подспудная тоска по Шаббат не оставила еврейские души и сыграла немалую роль в устремлениях народа на землю отцов, к своей собственной жизни.

И вот, наконец, мы дожили до того, чтобы лицезреть первые проявления этой новой жизни. Шаббат оделась в новое убранство на Святой Земле, засверкала новым светом и открыла пред нами новые горизонты, являя нам мечту о грядущем -дне, который весь - Шаббат, весь - мир и любовь, весь - творчество, весь - свобода.

И наш поэт Хаим-Нахман Бялик - воистину "добавочная душа" нашего поколения - излил на нас от души своей благодать - благословенный институт "Онег Шаббат" (субботнее наслаждение), который является не чем иным, как продолжением многолюдных субботних собраний, восходящих, по традиции, еще к Моше Раббэйну, институт, ставший постоянным в нашей обновляющейся жизни, подымающий дух строителей новой жизни на древней земле.

Несомненно, мы будем достойно хранить "добавочную душу", дарованную нашему народу. В ее свете мы сумеем превратить нашу жизнь в жизнь творческую, наполним эту жизнь любовью к свободе. В ее свете мы углубим нашу любовь к Торе и построим наш мир заново, по заветам пророков, освещавших историю человечества на всем его пути к вечным идеалам.

к содержанию^^

ГРАНИЦЫ ВЛАДЕНИЙ ШАББАТ
И.-Л. БАРУХ

Есть вечные ценности, принадлежащие народу Израиля с самого момента его появления на арене истории: такие, что, если их отнять у народа, то вместе с ними будет отнята его душа, вся его суть, и он перестанет быть тем, чем он был на протяжении долгих веков своего существования. Еврейский народ пришел в мир вместе с Шаббат, и вместе они прошли долгий исторический путь - свыше трех тысячелетий. Шаббат вплелась в ткань души народной, проникла до мозга костей его, стала неотъемлемой частью его жизненности и сущности. Шаббат - это не только прекращение работы, это еще и освящение жизни, подъем из мрачной долины будничных забот и тягот к наивысшей ступени душевного покоя, нравственного очищения, духовного единения с Господом. Она - источник красоты, поэзии и видения, источник внутренней силы, позволяющей переносить жизненные трудности, она - возвышенное национальное создание, берущее свое начало в неповторимой индивидуальности Израиля. Шаббат несет с собой возвышенное понимание мира, вселяющее в человека "добавочную душу" и возносящее его над жизненными мелочами - к вечному.

Враги Израиля, жаждавшие искоренить еврейство, во все времена усердствовали, чтобы упразднить Шаббат. Так, сыщикам испанской инквизиции предписывалось тщательно следить, не застилают ли марраны (евреи, перешедшие в христианство по принуждению) свои столы белой скатертью именно в субботу.

Шаббат создала неизменный жизненный стиль, полный красы, душевного подъема и своеобразной аристократичности, стиль, который не могли поколебать никакие бури и революции. Еврейский квартал, где сотни свечей искрятся в окнах домов, где царят покой, отдохновение и праздничное настроение, - вот она, территория, подвластная Шаббат. И негоже вносить на эту территорию что-либо будничное, что-либо могущее нанести ущерб "ее величеству Шаббат", хоть каким-то образом нарушить возвышенную субботнюю гармонию. Жители этого квартала, неукоснительно соблюдающие традиции далеких предков, вправе требовать от каждого, приходящего сюда, чтобы он вел себя тактично и корректно, не нарушая священный покой, который царит в нем. Улица принадлежит ее жителям, они - ее хозяева, и они оградили ее так, чтобы все здесь было подчинено вековой традиции. Сохранение Шаббат - национальный императив, присущий евреям с древнейших времен. Выполнение его требований всегда было связано с героизмом и самоотверженностью. Это дает право требовать от каждого, входящего в еврейский квартал, чтобы он не осквернял то, что для его жителей является священным. ("Садовник", 1935 г.)

к содержанию^^

О СОБЛЮДЕНИИ ШАББАТ
Г. ЦЕЙТЛИН

Шаббат дарована нам не только для того, чтобы дать отдых, физический покой. Отнюдь нет. Поэтому мы не можем освятить ее и вознести одним лишь прекращением работы - на поле или в лавке. Шаббат для нас - это "царица Шаббат". Субботний покой - это "покой любви и благородства, покой правды и веры, отдохновение полное, которое соответствует воле Бога, да будет благословенно имя Его". Если день субботний рассматривается нами просто как день отдыха, значит мы, в сущности, не имеем к нему отношения. Ведь в послеполуденной субботней молитве ("минха") сказано: "И поймут сыновья Твои, и будут знать, что покой их дарован Тобою, и за этот покой освятят имя Твое". Лишь в том случае мы будем сопричастны к Шаббат, если осознаем, что это отдохновение пришло к нам от Создателя как добрый дар из его сокровищниц и что за это мы должны благодарить Его...

И Шаббат - это не просто отдых, но и день, отданный Ему. Об этом следует напоминать ежедневно и ежечасно. Эту мысль подчеркивает в своем "Священном послании" рабби из Ладов: "Как сказано в Торе: Шесть дней ты будешь трудиться... а седьмой - Шаббат - для Бога, Господа твоего. Именно - весь день для Бога". ("В пути", 1935г.)

 к содержанию^^  >> далее

Вин лайн. Ставки линия. Ставки баскетбол.