Главная страница >>Библиотека >> "Рабби А.И. Кук" >> части I, II, III

Перед Вами электронная версия книги «Из наследия рава Кука», изд-во "Амана".
Подробнее об издании этой книги и возможности ее приобретения  – здесь.
Zip-файл >>



БЕСЕДА IV. ОБЩЕСТВЕННОЕ УЧЕНИЕ РАВА КУКА

Все три возможности решения психофизической проблемы присутствуют и в проблеме соотношения человека и общества. Одиночество и общение: синтетический путь рава Кука. Несамостоятельность общественной жизни. Значение общественных переворотов. Реформа общества: в представлении и действительности; частное имущество, рабочие и работодатели. О проблеме разделения религии и общества.

Уединение и общение

Во второй беседе этого раздела мы занимались проблемой отношения между материей и духом в учении рава, то есть проблемой места, отводимого материи в его философии. В принципе здесь допустимы три возможности: 1. Отделение от всего материального, сосредоточенность на чисто духовной жизни, 2. Сосредоточенность на будничных и материальных вопросах, 3. Третий путь - путь рава - взаимосвязь материи и духа. Нельзя допустить, чтобы каждая область оставалась обособленной. В нашем целостном мире нельзя разграничивать и противопоставлять эти понятия - необходимо добиваться их просветленного и облагороженного развития. Та же проблема и те же способы ее решения наличествуют и в сфере отношений индивидуума с обществом: 1. Есть люди, чурающиеся общественной жизни, сосредотачивающиеся на себе и внутренней своей работе, - люди уединяющиеся. 2. Есть и такие, которые увязают в общественном реформаторстве; заботясь об улучшении материальной жизни, они забывают и покидают личность, пребывающую в мире духовного хаоса. 3. Путь рава это синтетический метод.

Человек, с просветленной душой, вынужден часто уединяться. Постоянное общество других людей, духовные побуждения которых страдают вульгарностью, затемняет ясный свет его высокой души. И хотя он мог бы приносить обществу благо, даже подолгу уединяясь и отдаляясь от него (но не прекращая с ним духовную связь и постоянно вознося мольбы о духовном исцелении современников), праведник будет невольно содействовать погружению мира во мрак, усугубленный томлением духа; и потому ученый должен походить на ожерелье - то видно его, то нет*.
________________________
*Пример взят из Талмуда.
_______________________

Очень тяжело выносить общество, встречаясь с людьми, всем существом своим погруженным в совершенно иной мир, с которым не соприкасается личность, переживающая возвышенные духовные и моральные процессы.

Тем не менее, именно это страдание очищает и облагораживает человека, духовно возвышающегося над своим окружением.

Его духовное влияние, усиливающееся благодаря постоянному общению с другими людьми, очищает все вокруг, отбрасывая отсвет святости на всех соприкасающихся с ним. ("Мораль святости".)

Несамостоятельность общественной жизни

Необходимо понять то огромное значение, которое придает рав общественной жизни. Рамбам учил нас в книге "Наставник заблудших", что самосовершенствование не является самоцелью, а только служит подготовкой к истинному совершенству. Ведь душевные достоинства проявляются только в отношении человека к ближним. Бездейственными и ненужными окажутся все добродетели затворника, которому нет никакого дела до людей. Рамбам видит в улучшении черт характера и в реформе общественной жизни средство, ведущее к более возвышенной цели, к истинно человеческому совершенству. По его мнению, цель общественной жизни лежит вне этой жизни, не имеющей самостоятельного смысла, ибо внутренняя сущность не покидает человека и в час одиночества, в тот час, когда он пребывает вне всякого общества. Спрашивается, в чем же цель общественной жизни?

Рав Кук обсуждает этот вопрос в следующем отрывке.

На вопрос: "Какова цель общественной жизни? " - мы не сможем получить ответа в самой жизни. Надо устремить взор к иному великому и возвышенному миру. Невозможно представить себе, будто все стремления человечества исчерпывались социальным бытием, более того, если общественная жизнь перестанет черпать свою суть из высшей жизни, делающей ее существование осмысленным, то обесценится и социальное бытие, и обнаружатся в ней роковые пороки. (Там же.)

Значение общественных переворотов

Итак, общественная жизнь не является самоцелью. Более того, в ту минуту, когда она превращается в самоцель, ее подстерегает опасность: социальное бытие обесценится, и в нем выявятся роковые изъяны.

Рав говорит о двух областях: общественная жизнь и мир науки и духа. По мере усиления связи между общественной жизнью и миром духа, будет возрастать ее самостоятельная ценность; сверх того, в таком случае общественная жизнь приобретет самостоятельное значение, ее существование превратится в "существование осмысленное".

Общественная жизнь бурна и переменчива, но насколько суетна, убога и скудна эта жизнь! Великая пустота остается в сердце после волнений и тревоги, если нет в этой жизни вечной цели, а только преходящее существование отдельных групп. Точно так Же и значение великих шумных социальных потрясений, воспламеняющих сердце и затемняющих сознание, немного стоит, если нет самостоятельной, вечной и идеальной цели, которая могла бы придать разум и чувство этим событиям. В противном случае все социальные движения внутренне совершенно ничтожны и недолговечны. ("Огни".)

Общественно-мессианская тенденция

В чем смысл связи между жизнью общества и миром духа? В идее избавления. В общественно-мессианской тенденции.

Исправление мира обусловлено трепетным ожиданием спасения, и вечное упование Израиля на свет Мессии, на свет Г-да в мире Его, - основополагающая сила мира, основа всех его состояний, включая общественное бытие в самых разнородных проявлениях.

Необходимо, чтобы нашлись люди, денно и нощно мечтающие об избавлении, а их мечты одухотворят общественную жизнь, занимающую столь значительное место в нашем мире. Этот дух, оживляющий социальную жизнь, сам должен проистекать из высшей, небесной и святой, жизни, исполненной мудрости. И тогда он сумеет превратить общественное бытие в свое подобие, образ горнего величия, сумеет воспроизвести небесный мир Шехину в низшем, земном мире. В этом заключается основная миссия души Израиля -ив социальном аспекте жить жизнью Божественной. Основной удел Израиля - это достоинство его общественной жизни, которая устроена наподобие высшей, царство Давида - по образу горнего царства. ("Огни святости".)

Ответ рава Кука поражает смелостью. Люди призываются к установлению на земле общества, которое сравнилось бы с царством небесным в распорядках и уставах своих. Необходимо, считает рав Кук, настолько усилить зависимость общественной жизни от жизни небесной, чтобы Шехина сделала землю местом своего обитания.

Когда общество воссоздаст на земле царство небесное, оно удостоится осмысленного существования и станет само по себе целью - местом обитания Шехины.

Мечта и действие в деле исправления общества

До сих пор мы обсуждали философские проблемы общества с точки зрения рава Кука. Он указал также на методы практического воплощения этих отвлеченных понятий, объяснил, каким образом нужно действовать в практической жизни для исправления общества.

Всякая мысль, оставляющая исправление мира и государственных порядков и одиноко парящая в духовном пространстве, кичащаяся исправлением душ, в основе своей ложна и беспочвенна. А всякая мысль, не имеющая ничего общего с Превечным величием и озабоченная только устройством и улучшением материальной жизни, - подобная мысль, даже если она содержит в себе благородные, нравственные принципы, в конце концов мутнеет и мельчает вследствие нечистоты и уродства, которыми по природе своей заражено материальное бытие, когда оно оторвано от основы вечной жизни и стремления к ней. ("Мораль святости".)

Первое правило для исправления общества - сочетание мечты и действия. Не довольствоваться нереальной мечтой, не оставлять на произвол судьбы распорядок государства и общества - с одной стороны, а с другой - не отрывать дело от воображения. Занятость одним лишь исправлением материальной жизни (пусть даже воодушевляемая идеями справедливости и морали) в конце концов приведет к осквернению замысла: если к нему не присоединится духовное созерцание вечности.

Но иногда сама увлеченность материальными задачами черпает силы в ценностях духовных, и тогда, хотя бы эта связь оставалась неприметной, рано или поздно дух победит. Таковы общественные движения, отрицающие свое духовное и Божественное происхождение. Случается, что само стремление к справедливости и равенству одухотворяет общественную жизнь.

Не стоит досадовать, когда какая-нибудь общественная добродетель возникает без всякого упоминания о своем Божественном происхождении, поскольку мы знаем, что сама сущность справедливости в какой бы то ни было ее форме есть наиболее светлое воздействие Божественного начала. И если захочет человечество воплотить идеал равенства и душевного успокоения, чуждаясь всякого духовного влияния, то мы усмотрим в этом следы величайшего духовного воздействия, даже если люди не захотят признать Божественную сущность общепризнанных представлений о справедливости. "И скажет: "Не пророк я, а человек, земледелец я, ибо земля дело мое от юности моей ", - (Захария, 13, 5). И если пожелает человек возвести новое мироздание без какого-либо духовного влияния, руководствуясь только материалистическими потребностями, мы со спокойным сердцем будем взирать на эту детскую постройку: ведь он строит скорлупу жизни, не умея строить жизнь как таковую. ("Письма".)

Говоря о какой-либо общественной добродетели, рав Кук имеет в виду, что общественный порядок в целом нуждается в вечном и духовном озарении, но порой может случиться, что реализуется та или иная сторона общественной справедливости даже если при этом отрицается ее Божественный источник. Рав Кук сомневается, однако, в возможности прийти таким образом к подлинно значительным достижениям.

Смысл стиха из книги пророка Захарии здесь отличен от его исходного значения. В книге он произносится лжепророками, которые в будущем отрекутся от своих предсказаний, говоря, что они - земледельцы и пастухи; рав Кук, по-видимому, преследует двойную цель: сторонники секулярной идеи исправления общества как бы утверждают: "не пророк я"; иными словами, мы не ищем духовного видения, мы рассуждаем материалистически - "земледелец я". Но ведь то же самое провозглашали лжепророки. В действительности подобная деятельность затрагивает только оболочку, "скорлупу жизни", а не ее содержание.

Проблема частной собственности

Центральное место во всех общественных проблемах занимает проблема частной собственности. Значительная часть грехов человеческого общества коренится в экономической конкуренции. Рав Кук не отвергает личной собственности, но хорошо знаком с вредом, который она приносит, и намекает на возможность его устранения, раскрытую для нас в заповеди насчет седьмого субботнего года и йовеля (юбилейного пятидесятого года).

Этой нации жизненно необходимо, чтобы в ее недрах открывался Божественный свет во всем его блеске, незатуманенном будничной социальной жизнью, полной труда и забот, обид и соперничества. Это необходимо для того, чтобы смогла проявиться подлинная чистота души народа. Так суровость, присущая всякому устройству устойчивой общественной жизни, приводит к огрублению нравов, и несовместимость милосердия, правды, жалости и сострадания с притеснением, принуждением, и угнетением в отношении собственности, приводит к отдалению Божественного света. Раз так, то ослабление и прекращение функционирования режима зачастую, напротив, способствует подлинному возрождению нации. Субботний год необходим и нации, и земле. Это год без притеснителей и угнетателей. Год равенства и покоя. Нет ни строго разграниченного частного имущества, ни привилегий, и Божественный мир нисходит на все, в чем светится душа. Нет святотатства, рожденного корыстолюбием, которое не властно поживиться всеми плодами урожая этого года, исчезает алчность, возбуждаемая торговлей, и человек возвращается к своей жизненной природе. (Предисловие к "Субботе земли".)

Рав Кук видит в торговой жизни и работе опасность ущерба духовному развитию общества, ущерба, затемняющего свет национального духа. Вместе с этим - они в определенной мере необходимы для прогресса упорядоченной жизни общества, хотя, вообще говоря, она может причинить вред отдельному человеку. Существует постоянное противоречие между стремлением к жизни, полной милосердия и сострадания, и приобретательством, и этого противоречия невозможно избегнуть в практической жизни. Однако время от времени следует нейтрализовывать горечь и вред, накапливающиеся вследствие социальных установлений. В этом заключается цель субботнего года, в котором надо видеть желательный общественный порядок, и в этом - вклад седьмого года в дело улучшения социальной ситуации.

Рав Ш.З.Шрагай рассказывает: "Однажды, когда развернулась ожесточенная полемика относительно частной собственности, я зашел к раву Куку. Я записал его слова, и перед тем, как их опубликовать, показал раву написанное. Эту цитату я привел затем в одном из тогдашних журналов" .

В своей книге "Мечта и воплощение" р. Ш.З.Шрагай цитирует раваКука:

Не пытаясь классифицировать общественный строй Торы, можно, однако, предположить, что при последовательном и бескомпромиссном исполнении всех ее законов в общественно-экономической области не сможет существовать собственнического режима. Ведь заповеди Торы и дополнения к ним гласят: "И поступай по добру и справедливости ". Эта заповедь (которая в Израиле должна считаться нормой поведения, а не достоянием праведности) настолько ограничивает владычество и привилегии собственности, что существование последней становится невозможным и нецелесообразным. ("Мечта и воплощение".)

Рабочий и работодатель

До этого идеального времени исполнения заповедей Торы во всех областях общественной жизни нужно стремиться к правде и справедливости в трудовых отношениях вообще и особенно - во всем, что касается наемной работы. Отношения между работодателями и рабочими были в последний век дрожжами в тесте революций и социальных переворотов. Рав Кук ссылается на моральные аспекты этого вопроса.

Организация, отстаивающая интересы тружеников, привносит в мир справедливость и правду и содействует его обновлению. Профессиональный союз может в качестве доверенного представителя рабочих потребовать к суду и работодателя и неорганизованного рабочего, по вине которых причиняются убытки труженикам. Неорганизованный рабочий работает в худших условиях, - его труд хуже оплачивается, хотя и требует большей продолжительности, и т. д., и это обстоятельство подрывает достижения остальных.

Понятно, что если работодатель или неорганизованный рабочий не прибегают к суду Торы или разбирательству, то рабочие принудят их подчиниться суду Торы с помощью какого-либо насильственного средства. Подробности - это уже дело суда. ("Эхо".)

О проблеме разделения религии и государства

До сих пор мы видели, что социальные воззрения рава в смысле практическом согласованы с Торой. Находятся, однако, люди, отвергающие этот путь, ссылаясь на уроки современной истории. В Западной Европе и Турции прогресс и либерализм восторжествовали, разрушив религиозные традиции. Борьба за свободу, социальное равенство и улучшение общества всегда сопровождалась борьбой против религии и ее законов. Особенно сильно было действие марксизма, усматривавшего в религии "опиум для народа". Марксизм исключил из своего учения всякое упоминание о религии и вере.

Спрашивается: если большая часть общественных реформ в новой истории возникла на развалинах религии, каким образом в Израиле общественное возрождение совпадает с религиозно-духовным?

Рав Кук отвечает на это, что религия Израиля не имеет ничего общего с остальными религиями. Все они - не что иное, как дешевое подражание религии Израиля. Поэтому естественно, что они препятствуют общественным реформам. Нееврейская религия - это старая и застывшая форма, а общество нуждается в обновлении, в устранении всех окостеневших рамок и традиций. Но уникален путь Израиля, в нем религиозное и общественное возрождение взаимно связаны. Поэтому религиозное возрождение Израиля влечет за собой бесповоротное исправление общественной жизни.

Стесненный и угнетенный дух религии, отвергнутый в христианской Европе и мусульманской Азии (ислам был ненамного лучше христианства, и точно так же не мог ужиться с социальным возрождением), нуждается именно в истинно Божественном свете общественной души, чтобы достичь совершенства, а этого нет нигде, кроме Израиля.

Для неевреев полезно и уместно то, что вредит нам - разделение религии и общества, однако если не соберемся мы осветить тьму, объяснить различия между вероисповедываниями то есть между религией, которой, собственно, не подобает называться этим избитым словом ввиду ее возвышенности и самобытности, и религией подражательной, являющейся лишь ответвлением, и всем своим существованием обязанной краже, то этот вопрос и впредь останется запутанным и неясным. ("Письма".)

БЕСЕДА V. ЦЕННОСТИ КУЛЬТУРЫ.
1. ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО


Два подхода к литературе. Влияние литературы. Потребность в литературе нашего поколения. О прессе и ее литературном воздействии. Перевод произведений иудаизма на современный язык.

Влияние литературы

В течение всей своей жизни рав много писал и говорил о вопросах литературы. В его рассуждениях можно, вероятно, выделить две стороны - два обособленных подхода: критико-эстетический (практический) и сущностный . В этой беседе мы займемся его практическими воззрениями, а в следующей - той оценкой, которую давал рав Кук самой сути литературы.

Практический подход видит в литературе средства достижения другой, более благородно возвышенной цели. Литература создается не во имя литературы. В силу специфических нужд поколения эта точка зрения нашла особенно глубокий отклик в сердце рава Кука.

В годы юности рава все еще давал себя знать хаос, внесенный литературой периода просвещения в сердца молодежи. Для борьбы с этим явлением рав Кук предлагал использовать во благо то же самое средство, призывая к созданию литературы, которая отвечала запросам поколения и в философском, и в эстетическом отношении.

Предложим им добрые слова утешения, пользуясь посредничеством той же силы, которая привела их к этому состоянию потрясения и подавленности. Да и в чем может состоять эта целебная сила, если не в литературе?

Влияние литературы на него (поколение) настолько велико, что действенность этого влияния следует отнести только за счет ее идеологической направленности. Несмотря на обилие пустословия и разных разгорячающих, будоражащих идей, было бы невероятно, чтобы она существовала без философской основы, привлекая к себе столько сердец. ("По следам овец".)

Потребность в подходящей поколению литературе

В чем заключается выход? В создании литературных средств, которые помогли бы достойно ответить на вызов, брошенный светской литературой. Мы должны противостоять ее глубинной философско-идеологической основе, но это состязание можно выиграть лишь тогда, когда литературные средства будут соответствовать требованиям поколения.

Проза и поэзия влекут к себе сердца, меняют наши представления о жизни. Мы обязаны заботиться о создании в этой области своих ценностей, дабы разрушить неизменное положение, при котором всякий одаренный прозаик и каждый известный поэт автоматически считается атеистом и отступником. ("Письма".) Перо подчинило себе весь мир, оно властвует над мыслями, чувствами, душами и делами. С уверенностью оно прокладывает путь, острые стрелы и отточенные мечи - послушные его орудия. А мы - почему бы и нам тоже не найти себе перо? Нужно закрепиться в положительной литературе, во всех своих оттенках, стремящейся к лучшему... Перо - это дитя мысли, а мысль - порождение учения. ("Письма".)

Насколько же должны мы поддерживать писателей и поэтов, и всех обладателей творческого таланта, способных к работе на поприще ясной мысли о национальном возрождении

Как клад, должны мы отыскивать свежие, сокрытые силы, чтобы основывать литературные трибуны - газеты, журналы и тому подобные издания. ("Письма".)

О прессе

В публицистике как литературном жанре газета занимает ведущее место. По мнению рава Кука, существенная роль прессы состоит в ее способности формировать взгляды читателя. Он обсуждает этот вопрос в весьма практической и разносторонней форме: рав Кук говорит о литературном уровне прессы, о содержании газеты вообще, и о требованиях, которые должны предъявляться печатью, связанной с верой и ее проблематикой.

Мировоззрение общества продолжает развиваться, и хорошая литература является, без сомнения, прямым средством к его совершенствованию. Пресса, заботящаяся о воспитании взглядов публики, должна неизменно стоять на более высокой ступени, чем настоящее мировоззрение массы, с тем, чтобы постепенно и целенаправленно поднимать его до своего уровня. Понятно, что здесь мы говорим не о мнении частного редактора, а о духе газеты и кружке наиболее влиятельных ее авторов. ("Там же.) Кроме раввинов-писателей, нужно бы позаботиться о ряде научных статей, написанных специалистами, так как невозможно себе представить то отвращение, с каким каждый, обладающий вкусом современный человек, будет относиться к газете, заполняющей все свои страницы только общественными вопросами, вне зависимости от степени их важности; ограниченные интересы должны преобразиться в широкие и общечеловеческие. Не преодолев эти пороки, невозможно продержаться на уровне серьезной прессы. (Там же.)

Мы нуждаемся в трибуне на иврите в "Раввинской газете", которая будет выходить в свет под нашим наблюдением и под присмотром наших сторонников людей, по-настоящему Богобоязненных, талантливых и способных идти вместе с жизнью. Поэтому должны мы собрать материальные и духовные средства, достаточные для газеты по крайней мере в течение первого года. А затем уже, надеюсь такое издание сможет само себя содержать, - нам нужны писателя, духовные помощники, обладающие вкусом, знаниями и специализацией... И нужно, чтобы журнал говорил обо всех сторонах жизни в Стране Израиля. Понятно, что такой печатный орган не будет уклоняться от обсуждения жизненно важных вопросов, даже непосредственно не связанных с религией. Целостная задача состоит в том, чтобы приободрить дух Г-день, покоящийся на народе Его, когда движут им чистые и святые помыслы. (Там же.) По поводу ежедневной, или по крайней мере, двухнедельной газеты. Я буду очень рад, если это удастся, и понятно, готов сделать все, что в моих силах. Однако сомневаюсь, что смогу быть главным редактором, ввиду обилия других забот. (Там же.)

Рав не только "хорошо толковал", но и хорошо исполнял. Его публицистические произведения чрезвычайно многочисленны. Еще во время пребывания вне Израиля он занимался литературным творчеством и редактированием. В 1888-89 гг. редактировал сборник "Итур софрим". В сборнике "Пэлэс" он опубликовал несколько статей о национализме в Израиле, а также статьи под названием "Советы издалека" и "Потоки в Негеве". Его литературная деятельность получила новый толчок с приездом в Землю Израиля. В период проживания в Яфо р. Кук редактировал литературные сборники под названиями "Нир" ("Пашня") и "Тарбут Исраэлит" ("Израильская культура"), участвовал в литературном сборнике "Тахкемони", издававшемся Объединением еврейских религиозных студентов в Швейцарии. Однако его основная работа нашла выражение в книгах, публиковавшихся как при жизни, так и посмертно.

Перевод шедевров иудаизма на современный язык

Главное намерение Кука-писателя заключалось в том, чтобы ознакомить новое поколение с сокровищницей философии иудаизма. Все это богатство было недоступно молодежи в большой степени из-за трудного стиля, необычного способа изложения и формулировок. Устранить это препятствие можно было с помощью перевода философских книг на современный и доступный современной молодежи язык. Для подобной деятельности необходима группа специалистов, обладающая литературным талантом. Рав в течение всей своей жизни не прекращал призывать к исполнению этой работы.

Мы должны обрести литературный талант, живой стиль, во всех его оттенках - и рассудочный, и риторический. И если есть среди нас кто-то, ощущающий влечение к поэзии, пусть не пренебрегает своим талантом. Мы обязаны запастись орудием времени: пером. Мы должны переложить на современную речь все наши святые и бесценные произведения, сделать их доступными детям нашего поколения и приспособить их к стилистическим нормам нынешней литературы. ("Письма".)

Рав Кук руководствовался этим критерием, решая вопрос о достоинствах современных ему литературных произведений, и если находил их несоответствующими требованиям эпохи и стиля, то, не колеблясь, давал им критическую оценку. Одному из раввинов он написал о его книге:

Ценная брошюра "Здание нации" попалась мне в руки. Прочитал ее с внутренней радостью... Однако не могу скрыть от моего досточтимого друга, что крайне необходимо в следующих изданиях выправить стиль, в особенности, по возможности, остерегаться досадных грамматических ошибок, которые побуждают неразумное большинство относиться с пренебрежением также и к самим темам, достойным всяческого уважения. Я уверен, что милостивый государь последует совету - для этого требуется лишь передать текст перед публикацией кому-нибудь, сведущему в грамматике иврита, и тот исправит наиболее заметные погрешности. ("Письма".)

И все же рав не сторонник легкого новомодного стиля, лишенного прочных литературных традиций. Ратуя за современную манеру письма, он отвергал, однако, пустые формы, рожденные погоней за сиюминутным успехом. Его брат, раби Шмуэль Кук, издававший его сочинения, считал, что одно из них стилистически необработано. На это рав ответил:

Ты намекаешь, что мой стиль неотшлифован. По твоему мнению, все, что не отвечает нынешним вкусам, нуждается в исправлении. Я, со своей стороны, убежден, что в важных и глубоких вопросах не долго продержится власть нового стиля, ибо на нем лежит неизгладимый отпечаток ветрености и легкомыслия. Скоро он прекратит свое существование, и его вытеснит слог, отмеченный печатью серьезности и Богобоязненности. А потому я считаю нужным сохранять то, что молодежи представляется косноязычием. (Там же.)

БЕСЕДА IV. ЦЕННОСТИ КУЛЬТУРЫ
2. ИСКУССТВО


Предисловие: роль искусства. Ликование по поводу открытия академии "Бецалелъ". Притча о достоинствах искусства. Объяснение притчи: Израиль и Иерусалим. Практическая польза искусства. Опасность преувеличения, присутствующая в духовных ценностях. Израиль и идолопоклонники в отношении к искусству. Закон и искусство.

Роль искусства

В числе множества назначений, присущих человеческому творчеству, самым важным рав считал способность отображать глубинные душевные процессы.

Живопись и ваяние должны сделать реальными все духовные понятия, запечатленные в глубине человеческой души. И пока не хватает даже мельчайшей черточки, спрятанной в глубине души, черточки, еще не проявившей себя в действительности, искусство обязано ее выявить. ("Олат Реия".)

Ликование по поводу открытия академии "Бецалель"

В тот день, когда должен был открыться "Бецалель" и образовалось общество "Возрождение еврейского искусства", рав написал обществу письмо, в котором изложил свои взгляды на искусство него призвание:

Один из наиболее ярких признаков возрождения это благотворная деятельность, к которой собирается приступить ваш уважаемый союз - "Возрождение еврейского искусства и красоты в Земле Израиля ". С горделивой радостью узрим мы наших великих и одаренных братьев, гениев красоты и искусства, занимающих достойное место в просторных рядах мировой культуры, которых сам Дух небесный поднял и принес в Иерусалим этих людей, чтобы украсить Святой город, город любви нашей, их милыми цветами, - в честь и славу, на благо и пользу. От мала до велика все радуются этому доброму знамению - даже самые хладнокровные и озабоченные тяготами борьбы за существование. ("Письма".)

Притча о достоинстве искусства

В следующем отрывке из письма рав говорит, посредством притчи, о смысле и цели искусства в истории человеческого духа. В развитии ребенка большую пользу приносит игра, но, очевидно, ребенку нельзя всю жизнь оставаться только "играющим". Тем не менее, игрушки и забавы свидетельствуют о том, что ребенок живет и развивается. Увлечение искусством в Израиле - это признак того, что пришло пробуждение от сна изгнания. Это признак жизни, признак веры и надежды на будущие желания.

Милая больная девочка открыла глаза и попросила: "Мама, мама, дай мне куклу! "Все рады: "Маленькая Шошана просит куклу", слава Б-гу - это признак выздоровления, наверное, жар уже прошел. Вот и доктор подтверждает: "Признак выздоровления"... И забрезжила надежда, что Шошана будет жить, вырастет и станет красивой и станет госпожой среди девушек. Кукла это первая просьба, и за ней последуют другие. Ее дух и тело будут укрепляться, она потребует и лекарства, и суп, и мясо, и хлеб, и платье, и чепцы, и ожерелья, и учителя, и перо, и книгу, и работу, и многое, многое иное...

Объяснение притчи: пробуждение Израиля и Иерусалима

В притче содержится намек на Иерусалим, город, прозванный Шошаной - "лилией долин". Изгнание - диаспора - это болезнь, а просьба дать куклу - стремление к красоте и искусству.

Любимый Иерусалим, эта милая девочка, дорогая дочь Сиона, эта дорогая дочь страждет от тяжкого и ненавистного недуга - ( изгнания, дети позабыли ее, многие разуверились в исцелении, утратили надежду на жизнь. А сейчас воспряли к жизни усталые и больные кости. Она требует красоты, искусства, художественного ремесла. Может быть, это и не вовремя. Рассудительные люди скажут, что есть более насущные нужды, вероятно, это справедливо. Но сама просьба, зародившаяся в сердце дитяти по наущению свыше, это знак жизни, знак надежды на спасение и утешение. (Там же.)

Практическая польза искусства

Признавая за искусством самостоятельную ценность, рав говорит и о его важном воспитательном значении. Эта задача становится жизненно необходимой в период возвращения Израиля в свою землю и духовного обновления самой страны. Разрыв с убогой бытовой повседневностью и стремление к жизни, наполненной славным и благодетельным трудом, сопутствующее возрождению, - явление положительное и нуждающееся в поддержке. Однако в искусстве рав видит не только утилитарный его аспект, но и нечто более глубокое: искусство это ключ к великолепию жизни, способствующий развитию чувства прекрасного и эстетического отношения к миру.

Радостно сознавать, что этот симптом не только пустой символ, что он приносит и пользу и плоды. Тем самым чистое искусство может осчастливить и прокормить многие семьи наших соплеменников, живущих на Святой земле, пробуждая одновременно чувство прекрасного и чистоты, столь близкие возлюбленным детям Сиона. Искусство вызовет к жизни многие измученные души, даруя им ясный и светлый взгляд на великолепие жизни, природы и труда великих идеалов, окрыляющих еврейскую душу. (Там же.)

Опасность преувеличения, присутствующая в духовных ценностях

Преклоняясь перед красотой и искусством, необходимо, однако, остерегаться чрезмерного увлечения этими ценностями. Стойкая привязанность к одной-единственной идее, пусть даже самой благородной и возвышенной, приводит к потере чувства меры. По этой причине Закон Израиля ограждает даже самые великие идеи, установленные Галахой границами. И хотя границы эти условны и подвижны, они сдерживают пристрастия.

К художественной прелести и красоте вообще, воплощающихся в реальных произведениях и творениях рук человеческих, наш народ всегда относился приветливо и благосклонно, но сдержанно.

Мы остерегаемся чрезмерного увлечения, даже тогда, когда речь идет о самых возвышенных и великих темах. Справедливость - наша путеводная звезда, но тем не менее мы читаем в Писании: "Не будь слишком праведным" (Когелет), мудрость - это свет нашей жизни, но все-таки мы говорим: "Не мудрствуй много ". (Там же.)

Этому правилу подчинен весь образ жизни избранного народа. Никогда не предадимся мы частной идее до такой степени, что начнем тонуть в ее глубинах, не имея возможности положить пределы распространению ее власти. Однако это ограничение должно напоминать ограду из роз, оставляющую неприкосновенной свободу всего самобытного и ценного в человеческом духе, оградой из роз - а не колючей проволокой или китайской стеной. ("Письма".)

Различие в отношении к искусству между Израилем и идолопоклонниками

Искусство и красота развивались и благодаря стараниям язычников. Идолопоклонство - извечный враг Израиля. Как же может быть, что соперники занимаются одним и тем же - искусством, художественным ремеслом? Более того, на первый взгляд кажется, что иудаизм запрещает создавать художественные произведения. На это рав Кук отвечает:

Когда наш древний народ пришел в мир, человечество пребывало в состоянии первобытного младенчества, и варварское, непросветленное чувство прекрасного росло и захватывало землю. Сама красота, лишенная истины и нравственного чувства, для грубой толпы уже уподоблялась жирной и грубой снеди и опьяняющему напитку.

Гнусное идолопоклонство наложило свои отвратительные, окровавленные длани на этот прелестный цветок - на красоту и искусство, едва не осквернив его. Община Израиля протянула руку для спасения прелестной розы, смятой и обезображенной презренными язычниками... Правая рука отталкивает, а левая приближает*. С одной стороны, в Библии читаем (Исход, 20,20) : "Не делайте при Мне богов серебряных и богов золотых не делайте себе... "И еще (там же, 34, 17): "Не делай себе литых богов ".

Но, с другой стороны, в Библии сказано (там же, 31, 2, 4-5): "...Я призвал Бецалеля... чтобы творить замыслы, чтобы работать по золоту и по серебру и по меди; и по резьбе камней для инкрустации, и по резьбе дерева..." (Там же.)
________________________
* Написано в Гемаре (Сота, 47) "Левая отталкивает, а правая приближает". Иными словами, порою, приближая к себе нечто, следует его как бы отталкивать, не давая полностью власти. Соответственно, сила притягивающая должна превосходит силу отталкивающую. Рав умышленно изменил смысл высказывания, указывая на то, что по отношению к искусству дело обстоит наоборот. Сила отталкивания должна превышать силу притяжения.
_______________________

Закон и искусство

Отношение Израиля к идолопоклонству и искусству выявилось на фоне языческого мира. Исходя из желания сохранить творчество, с одной стороны, а с другой - уберечь евреев от языческого экстаза, Закон Израиля определил четкие границы изобразительного искусства. Разрешено воспроизводить любые образы, кроме человеческого, точнее, запрещено создавать человеческий облик в том случае, когда он контрастно выделяется (Рамбам "Законы об идолопоклонстве"). Все эти законы не отвергают искусства как проявления красоты - разрешено все, что создается во имя прекрасного, и об этом прямо сказано в Шулхан Арухе.

Однако возникает вопрос: если ограничения были наложены на искусство только вследствие борьбы с язычеством, стоит ли их придерживаться и после победы над идолопоклонством? Рав рассматривает этот вопрос в историческом плане.

До тех пор, пока язычество являлось ведущей силой культурного мира, все то, что было с ним связано, подлежало разрушению и истреблению. "Все языческие изображения, находящиеся в деревнях, запрещены, так как, несомненно, являются идольскими" (Иорэ Деа). Но после того, как язычество и все его проявления были побеждены, большую часть произведений искусства позволено было сохранить: "Находящиеся в городах (изображения) разрешены, так как, несомненно, они использовались в целях украшения" (Иорэ Деа). Тем не менее, и сейчас еще не все, связанные с идолопоклонством законы, аннулированы, все еще сохраняет актуальность галахический запрет на воспроизведение человеческого лица в целостном виде и способом, выделяющим это лицо из окружающего его фона. Так, навеки запрещено создавать картины из христианской истории и мифологии.

И после великой победы, которую почти одержал иудаизм над язычеством, на высотах культурного мира, согласно Писаной и Устной Торе, сохраняется только один запрет, действительный и в реальном и в идеальном смысле*: запрет, который при всей его величественной многозначности, почти не посягает на искусство и творчество, остающиеся великолепным достоянием Израиля. Разрешено изображать все лики, кроме лица человека. Нельзя воспроизводить лишь человеческое лицо на рельефной и цельной картине. Велико значение этого запрета: картинами язычества, как прошлого и настоящего языческого мира, так и мира христианского, гнушается община Израиля... ("Письма")
________________________
* Галаха имеет два смысла: реальный, относящийся к действительной жизни, и идеальный, неизменный, черпающий силы в совершенстве. Истинная Галаха оберегает вечное значение заповедей, данных на горе Синай, и все ее содержание умещается между этими двумя полюсами.
________________________

Далее

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5