Главная страница >>Библиотека >> "Рабби А.И. Кук" >> части I, II, III

Перед Вами электронная версия книги «Из наследия рава Кука», изд-во "Амана".
Подробнее об издании этой книги и возможности ее приобретения  – здесь.
Zip-файл >>


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ИЗРАИЛЬ И ЕГО ЗЕМЛЯ

БЕСЕДА I. НАЦИОНАЛИЗМ

Стремление к универсальности. Единство народов и особенность Израиля. В чем заключается национализм? Особенность израильского национализма. Религия и национализм.

Стремление к универсальности

В различных произведениях рава можно найти фрагменты, несущие печать стремления к универсализму. Границы, определяющие национальную обособленность, у него разрушаются, и речь идет уже о человеке вообще, о целостном Творении. Приведем следующий пример:

Все - весь мир, все Творение, каждую душу хотим мы возвысить; и должны мы возвеличить и обновить корень всего сущего. Стремимся мы его возвеличить, прикрепить к источнику жизненного света... Божественное сияние всех миров стремимся мы восполнить и вознести, смягчить и возвысить. ("Мудрость святости".)

Национализм создает ощущение духоты

В силу этого универсального подхода, который мы находим в произведениях рава, трудно понять его националистическое мировоззрение. На этом широком панно важное место занимают космические и общечеловеческие проблемы. С другой стороны, в его мировосприятии присутствуют и крайне националистические идеи. Как, спрашивается, сочетаются националистические взгляды с универсализмом? Отзвук сомнений мы находим в словах рава:

Чувство универсальности всегда наполняло сердца людей, обладающих наиболее чуткой душой. Поэтому они ощутят духоту, заключив свой дух в узконациональные рамки. (Там же.)

Единство народов и особенность Израиля

Стремление к универсальности можно сравнить со сложным, многоплановым произведением. Человеческое сообщество состоит из многих народов, каждый из которых отличается специфическими дарованиями. Стремление к универсальности может воплотиться не благодаря затушевыванию индивидуальных различий, а посредством их объединения и сосуществования.

По милости своей Г-дь не сосредоточил все дарования в одном месте, и не даровал их одному (единственному) человеку, одному народу, одной земле, одному поколению и не одному-единственному миру: все таланты разбросаны. (Там же.) Всему человечеству подобало бы объединиться в одну семью - тогда исчезли бы все обиды и пороки, проистекающие из этнического и пространственного разделения народов. Пока этого не произошло, мир нуждается в смягчении нравов, способствующих его совершенствованию. Специфические особенности каждого из народов обогащают человечество в целом. Уникальное же достояние Израиля - великая сокровищница духа, объемлющего в себе все индивидуальное дарование и благороднейшие порывы души..

Когда общины Израиля полностью реализуют свой духовный потенциал, станет явственным, благодаря ее связи с целым миром все то благо, которое принесло разделение народов. И не будет более нужды в их обособленности, все народы сольются воедино, и над ними, как сокровище святыни, будет, по слову Г-дню, возвышаться царство священников, святое, избранное племя. ("Огни".)

Рав хорошо сознавал глубокий вред национализма: войны, ненависть, соперничество... С этой точки зрения, идея единства человечества кажется наиболее желанной. Однако это единство может нивелировать неповторимый вклад, вносимый каждым народом в человеческое общество. Выходит, что этническое разделение мира благотворно для общечеловеческого интеллектуального богатства и творчества, так как в силу своего быта, истории, географического расположения, климатических условий каждый народ отличается от других и создает свои неповторимые произведения искусства.

Мы попадаем в замкнутый круг. С одной стороны, национализм порочен, с другой - именно он создает и развивает творческие силы человечества. По мнению рава, в самом деле существуют противоречия между национальным и универсальным мировоззрением; удел Израиля - преодолеть это противоречие.

В Израиле собраны воедино самые разнородные дарования, здесь в концентрированном виде представлено все то, что составляет духовную сокровищницу человечества. Благодаря связи Израиля с общечеловеческим творчеством эти способности достигнут полного развития. Произойдет это лишь после того, как закончится духовное очищение Израиля - во времени Машиаха (Мессии).

Человеческое общество объединится, и сами собой исчезнут пороки, вызванные этническим многообразием. Творческое развитие Израиля, благотворное для остальных народов, поможет развитию склонностей и специфических особенностей каждой нации. Общечеловеческий подход будет сочетаться с развитием национальных дарований.

Смысл израильского национализма совершенно уникален: уповая на собственные свои силы, Израиль стремится не к эгоистическому, а к общему благу, которое не может быть достигнуто без очищения мира в царствовании Всевышнего... Израиль должен существовать не в качестве обособленной части человечества, а в качестве всеобщего духовного достояния, в котором должны собраться воедино все индивидуальные различия, для того, чтобы возвыситься вместе с ним, повлиять на него и подвергнуться его влиянию...

У всех народов - свое назначение, дополняющее общую цель. В соответствии с этими особенностями, производными от расового типа, культурного уровня, исторической значимости, каждая нация дарит свои собственные приобретения всему человеческому роду...

Этот вклад действительно благословение Б-жее. Хотя та или иная национальная идея не исчерпывает главной задачи - установления в мире славы Г-дней, она без сомнения служит общей объединяющей цели всего человеческого рода... Каждый народ по-своему совершенствует свою мудрость и духовное призвание. Многоразличны пути, которыми следуют народы, сообща продвигаясь к общечеловеческой цели: у каждого - свой способ, отвечающий его природе. Уникальность же мудрости Израиля - мудрости Торы - состоит в понимании того, что все усилия собираются воедино ради познания Г-да, ради достижения справедливости и мира на земле. ("Олат Реия".)

Обычный национализм в сравнении с израильским

Дабы правильно понять точку зрения рава, необходимо сначала выяснить, что означает национализм вообще, а потом - понять, в чем состоит разница между ним и национализмом израильским. Национальные движения - это явление последних поколений. Впервые оно возникло в западноевропейских странах, и оттуда распространилось в прошлом столетии по всей Европе. В нашем веке это движение охватывает все народы мира. Идеологи национализма много размышляли над его точным определением, и давали самые различные интерпретации.

В последнем поколении этот вопрос стал темой исторических и социальных исследований, пытающихся истолковать характер и сущность национализма. Упоминались многие факторы, объединяющие группы людей в нации: раса, язык, религия, территория, экономические условия, общеисторическое прошлое и т. д. Указывалось вместе с тем и на то, что одни эти объективные факторы не объясняют возникновение нации, поскольку они становятся действенной силой лишь тогда, когда наличествует национальное самосознание. В прошлом веке французский историк Эрнест Ренан определил нацию как добровольную общность. Нация существует на основании своеобразного, каждодневно обновляемого соглашения, опроса, подтверждающего национальную самоидентификацию. Но ответ влечет за собой новый вопрос: почему в ходе этого голосования люди решают продолжать национальное существование? Что побуждает их объявлять о принадлежности к тому или иному народу? Тем самым мы возвращаемся к истории и объясняем национализм в свете суммарной биографии людей, собравшихся в определенном ареале, или имеющих общее прошлое, зародившееся в какой-нибудь иной области.

В конечном счете, мы вынуждены найти объяснение национализму, исходя как из прошлого, так и из настоящего. Обязаны исследовать и проверить, в чем заключались исторические события, повлиявшие настолько, что печать их заметна и в настоящем.

Эта проблема занимала еврейских мыслителей последних поколений, в особенности тех из них, кто присоединился к сионистскому движению. Изучая характер национализма движения, охватывающего многие народы мира, они нашли, что у евреев есть специфические свойства.

Но и здесь мнения разошлись. Ахад Гаам указал на еврейскую мораль как на цементирующую черту нации. Яаков Клацкин в противоположность этому доказывал, что образ жизни - то есть заповеди, законы еврейского народа, определили национальный облик Израиля. Ворохов подчеркивал специфические экономические условия, в которых жил еврейских народ в диаспоре, а Дубнов трактовал еврейский национализм как явление, возникшее благодаря самостоятельному культурному развитию в центрах диаспоры.

Бен-Цион Динур обратил внимание на неизменное влечение народа к Земле Израиля, а Иехезкель Койфман - на преданность вере, которая и объединяла и обосабливала нацию.

Взгляд рава на этот вопрос в корне отличен от традиционных определений. По его мнению, израильский национализм не имеет ничего общего с обычным национализмом. Кук не удовлетворяется уникальностью исторического прошлого Израиля или указанием на веру и обычаи. Израильский национализм относится к иной категории, не выводимой из истории, обществоведения и т. п. У еврейского национализма не просто другое происхождение, но и другой смысл, другие стремления и цели, выводящие его из круга обычных националистических устремлений.

В каждом народе стремления к полноценному общественному бытию основано на экономическом содержании во всех его формах, стремлении к полноценной материальной жизни. А высший дух, оживляющий и облагораживающий эту силу, - дух гармонии, красоты и чувственных наслаждений, отвечающих сокровенным пожеланиям человеческого сердца. Равнодействующая всех этих устремлений и создает национальную общность. В Израиле же Б-жественное начало заложено в глубине национальной души. Жажда знания и Б-жественное чувство это для него та сфера, в которой он ощущает биение жизни... Б-жественная суть вот сущность Израиля, и ее свойства проявляются в различных аспектах. ("Огни".)

С точки зрения рава, в материальном плане борьба за существование является главной движущей силой нации, но заботы об упрочении материальной жизни облагораживаются духом общественной гармонии и красоты. Иначе говоря, с анархией и безвластием сражается эстетика, хотя и в ее основе лежит также материалистическое по сути своей стремление чувственного наслаждения. Таким образом, по мнению рава, обеспечивается некоторое равновесие: экономические двигатели власти вместе с эстетическими чувственными факторами создают нацию.

Но так обстоит дело только у других народов. Совершенно иные причины приводят к национальному сплочению Израиля. Общность Израиля зиждется на "Б-жественном начале", "Б-жественная суть" - вот наша национальная основа.

Сущность общей души Израиля - это ее Б-жественность. Не избранность обеспечила ему Б-жественное покровительство и не те или иные его деяния. Не благодаря справедливости своей и прямодушию достиг он величия.

Исходная его сущность, физическая и духовная такова, что вся его доблесть и сила в Б-ге. Не по выбору Израиля она досталась ему, и никакое намеренное прегрешение не сможет устранить эту сущность. ("Суббота Земли".)

Есть в мире праведники, философы, святые и Б-гобоязненные люди; но есть только одна нация, чья душа не сможет совершенствоваться иначе, как только в соответствии с высшей Б-жественной целью Израиль. ("Огни".)

Община Израиля - это не народ в обычном его понимании, а идеальная суть человека, явленная в соборном всеединстве и называемая нацией по аналогии с другими обособленными группами. ("Письма".)

Уникальность израильской нации

В свете сказанного мы должны задать последний вопрос: предстает ли Израиль уникальным народом только в вопросах, касающихся собственно этнических его сторон, или также и в общечеловеческом разрезе.

Облик Израиля должен проясниться: присутствует ли в его характере общечеловеческое содержание, как и у других народов, и над ним был только достроен собственно национальный образ, или же Израиль полностью уникален? Чтобы ответить на этот вопрос нужно пользоваться разными источниками, - Торой, умственными, историческими, тайными и явными, поэтическими, а иногда и политическими и экономическими сведениями. Вероятно, вначале человеческий образ совершенствовался, и человеческая природа раскрыла в необыкновенном народе свой прекрасный благодатный дух. Но мир пришел в упадок, и человеческий дух погряз настолько, что будничное не могло стать основой для святого, без того, чтобы его не осквернить. Египетское рабство было необходимо, подобно плавильне, оно очистило человеческую сторону Израиля и воссоздало его заново. Будничная его форма совершенно стерлась. И переродился народ единовременно в человеческой своей сути и получил новый облик: Яаков и Израиль. ("Огни".)

Ответ рава не категоричен: "вероятно", вначале подразумевалось, что Израиль будет таким, как и все народы - ему лишь будет дарована особая способность в дополнение к общечеловеческой основе. Но поскольку человек утратил первозданное величие, Израиль не мог уже надстроить собственное свое здание на этом поврежденном фундаменте.

В Египте израильский народ сформировался, и у этого формирования есть глубокий смысл. "Человеческая сторона Израиля" очистилась в такой степени, что полностью, наконец, обособилась от остального человеческого общества. Рав видит намек на этот процесс в двух именах Яакова, праотца Израильского народа. Вначале он Яаков от слова Экев (пята), то есть только лишь немногим, частью своей отличается от брата; впоследствии же он стал называться Израилем, обретя тем самым как бы полноту и завершенность.

Религия и национальность

Народу Израиля присуща еще одна индивидуальная черта, связанная с отношением между религией и национальностью. Национальность - это не дополнение к религии Израиля, религия же его не может существовать без национальных рамок. Оба эти понятия взаимосвязаны и составляют единое целое, не поддающееся разделению.

Большую ошибку совершают те, кто не замечает поразительного единства Израиля и самонадеянно сравнивает нас с другими народами, с тем, чтобы противопоставить национальный вопрос религиозному. (Там же.)

Здесь угадывается мнение рава о разделении народов на "естественные" и "религиозные", которое было принято в одной из философских школ сионизма. Эту проблему рав, еще в молодом возрасте, обсуждал с рабби Мордехаем Элиашбергом. Рав Цви Иегуда Кук рассказал об этом в брошюре "К третьему элула". М.Элиашберг полагал, что израильский национализм в основе своей столь же естественен, как естественно и необходимо для каждого человека любить свой народ; однако в данном случае эта любовь, благодаря Торе и заповедям, связана с особой святостью Израиля. Рав Кук считал, что сын Израиля, пылко привязанный к национальной идее, вовсе не уподобляется обычным националистам в силу уникальности еврейского народа. Рав Элишберг согласился с точкой зрения Кука и предсказал ему в конце беседы, что его учение еще принесет великое благо Земле Израиля.

БЕСЕДА III. ЕДИНСТВО И РАЗОБЩЕННОСТЬ НАРОДА

Единство народов в теории и на практике. Слияние племен. Партии в современном еврействе. Отношения между религиозными и светскими кругами.

Слияние племен

Забота о национальном единстве воодушевляла рава с юности до последних дней его жизни. Его сын, р. Цви Иегуда, в брошюре "К третьему элула" писал: "Когда его спросили (в последние дни) о возможности организации обособленных общин, якобы способствующей укреплению религии и еврейства, он, преодолев слабость и боль, ответил: "Упаси Б-г, все несчастья для религии и еврейства из-за этой обособленности; нет ничего, что оправдало бы разобщенность в Израиле... Раскол это основа ереси, общинная обособленность недопустима!"

Этим подходом руководствовался Кук и соответственно трактовал актуальные проблемы. В беседе об "Основе прогресса в человеческой жизни" (часть вторая) мы убедились, что, исходя из своего представления о том, что все продвигается по направлению к добру, рав пришел к оптимистическому взгляду на еврейское национальное будущее в Стране Израиля. Его мировоззрение было основано на идеях, навеянных философией иудаизма во всех его аспектах. Так же обстоит дело и с нашей темой.

Исходная идея рава это гармония и совершенство бытия. Гармония властвует над всеми категориями жизни - и общественными, и частными.

Нарушение этого важного закона чревато неверием и отрицанием существования упорядоченного мира и тем самым - и отрицанием существования Творца, устанавливающего порядок.

Это объяснение основано на прямом понимании текста. Фраза "Разъединение - основа ереси" - имеет и более глубокий смысл: согласно учению "Тайной Мудрости", она относится и к "служению во имя мира".

Главенствующая забота, которая до сих пор оставалась в пренебрежении - это установление абсолютного мира во всем народе и во всех его частях. Речь идет не только о моральном стремлении. Установление мира - постоянная культурная работа, возвышенный и грандиозный труд, для свершения которого необходимы самые плодотворные силы народа. Нас должен настораживать возможный конечный результат внутринационального дробления, безостановочного размножения партий, организаций и обществ, союзов и объединений, течений и фракций. Необходима цементирующая национальная сила, преданная насущной задаче национального единения, сглаживания разногласий и синтезирования разрозненных устремлений. ("Письма".)

Будучи идеологом национального объединения, рав был тесно связан и с практической жизнью, занимаясь решением актуальных проблем, возникавших в общинах Израиля и диаспоры, причем здесь он также действовал согласно своему главному подходу. В практической области позиция рава была особенно трудной. С одной стороны, в качестве главного раввина и председателя религиозного суда Яфы и близлежащих поселений, а впоследствии главного раввина Иерусалима и всего Израиля, он обязан был настаивать на выполнении религиозных предписаний, упрекать, порицать и вести борьбу. С другой стороны, мировоззрение обязывало рава Кука брать на себя миротворческую миссию, способствующую упрочению национального единства. Отголоски этих сомнений звучат в его письме 1912 года (период Яфы).

Несмотря на то, что нам приходится вести упорную борьбу с нерелигиозными националистами, сторонниками концепции "евреи без иудаизма", мы должны приложить все усилия к тому, чтобы не порвать нити единства и братства между новыми жителями Земли Израиля. Мы слишком хорошо знаем, что могутном принести междоусобицы, в особенности в начальный период освоения страны, когда мы еще так малочисленны, слабосильны и со всех сторон окружены врагами. (Там же.)

Обязанность заботиться о народном единстве рав возложил на соблюдающих Тору и ее заповеди, - в первую очередь, на самых достойных. Бремя общенациональной ответственности несут на себе мудрецы Торы духовные руководители народа, призванные содействовать его объединению, заделывать проломы, затыкать образовавшиеся дыры.

В 1912 году состоялась конференция в городе Катовиц, на которой была создана партия "Агудат Исраэль". Рав получил приглашение участвовать в этой конференции. В послании освещалось отношение "Агудат Исраэль" к единению нации на основе Торы. Руководителями "Агудат Исраэль" были избраны "мудрецы Торы и праведники этого времени", и их забота о народе Израиля воодушевили рава.

Призыв к укреплению нации, выражение "общность Израиля", которое многократно повторяется в святом послании, признак того, что светочи поколения, мудрецы Торы и праведники нашего времени настаивают на единении всей нации. Ив этом мы видим десницу Г-да, пекущегося о своем народе. После тяжкой годины, означенной взаимным обособлением, дроблением на эгоистические партии и союзы, приходят дни пробуждения, тяги к всеобщему единству, собирающей под своим знаменем весь народ. Много дней сидел я в оцепенении*, ибо сердце мое было охвачено глубокой скорбью, пока не услышал голоса тех, кто в наши дни всецело предан вере Израиля. И хотя этот голос звучит пока подобно малой трубе и трубящих немного, никогда еще не было такого в Израиле/ И хвала Г-ду, утихла моя боль при мужественных раскатах святого голоса, который говорит не от имени и не во имя обособленной партии или класса. Он призывает к единению нации во всем объеме этого слова. (Там же.)
________________________
*Ср. Иехезкель (3, 15) : "И пришел я к изгнанникам в Тель-Авив... и сидел там семь дней в оцепенении среди них".
_______________________

Это письмо, как видно, произвело большое впечатление. Его отголоски присутствуют и в более поздних письмах.

Что касается раввинов "Агудат Исраэль" ведь там были не только раввины Германии, но и праведники сего поколения, и выдающиеся раввины России. Цель моего письма ознакомить их с моим мнением насчет действий "Агуды " в Земле Израиля. (Там же.)

Осенью 1914 года должен был состояться большой съезд "Агудат Исраэль". Рав был приглашен в нем участвовать и собирался произнести речь о положении в Стране Израиля. Письма 1914 года дают представление о его сомнениях по этому поводу.

Видимо, я все-таки поеду на съезд "Агуды ". Хотя это мне очень тяжело. От меня требуют подробного доклада о положении в Стране Израиля, и сделать это мне тоже трудно. (Там же.)

"Единство Израиля" было самым дорогим и святым для рава понятием, главною силой нерелигиозного национального движения. Сам оборот "единство Израиля" свидетельствует о тяготении пользующихся им ко всему народу. Эта тяга трактуется и в узконациональном, и в широком религиозном смысле: "Израиль, и Тора, и Всесвятой, Благословен Он, это одно". Поэтому в конце письма, говоря о единстве народа, рав излагает программу духовного объединения всех идеологических течений Израиля в качестве первого шага к слиянию различных религиозных направлений, и затем - к объединению всей общины Израиля вокруг веры.

У еретического национализма великая и могучая моральная сила, неискоренимая в своей основе. Ее можно уподобить святому, дарующему могущество, имени в устах идола Невухаднецара*, или птице, сидящей на царском портрете, которую нельзя поразить ни стрелой, ни камнем, ибо никто не посмеет бросить камень в царский портрет**. Столь же могуществен и возглашающий "национальная общность", "весь народ": эта фраза сроднилась с его устами. Выдвигая подобные лозунги, национализм добивается вызволения всей "общины Израиля", а это главное. (Там же.)
________________________
* В Зогаре рассказывается: в тот день (Невухаднецар) собрал все народы и племена для того, чтобы они служили этому идолу. Взял он принадлежности Храма, на которых было вырезано Святое Имя, и вложил их в уста идолу, и в тот час возгласил идол великие и мудрые слова.

** В мидраше приводится притча о птицелове: Поймал он первую и хотел поймать вторую, но она уселась на портрете царя.
________________________

Чтобы совладать с этой силой еретического национализма нужно использовать его оружие. Невозможно бороться со священным понятием "общность Израиля", но нужно

Изучать противника и все его ценности... дабы одолеть его. Мы не сможем выступить навстречу врагу без высшей моральной силы, заключающейся в понятии "национальное единство Израиля". Нам нельзя разделять и расчленять народ. Непозволительно говорить: "Это наше, и мы об этом заботимся, а это не наше". При внимательном и пристрастном изучении нам наверняка откроются ценностные различия между людьми и между партиями. Но возвысившись до понимания главенствующего и всеобъемлющего начала, мы обязаны будем совместно молиться даже с грешниками. Сердечная наша надежда спасение всего общества на всех его уровнях. Молиться вместе с грешниками , говорю я, но не считаться с их грешными мнениями, не приглашать их к себе в качестве активистов и руководителей. Только молиться, то есть всем сердцем и душой искать благополучия и избавления всего сообщества. (Там же.)

Слияние общин

Проблема слияния и объединения общин - не новая проблема в Израиле. Племенное дробление имеет чрезвычайно древнюю историю, оно восходит ко времени зарождения нации. Этот факт, казалось бы, несовместим с идеей народного единства, и в самом деле, известны случаи, когда раскол между коленами Израилевыми приводил к гибельным результатам. Каким образом, разделение на колена сочетается с идеалом единства?

То обстоятельство, что все колена забыли о своем происхождении - необходимое условие достижения национального единства. В противном случае в диаспоре каждое колено могло совершенно обособиться и оторваться от национального целого. И тогда яд отчуждения проник бы в изолированные и одинокие части нации. С другой стороны, вследствие этого забвения возросли путаница и беспорядок, перепутались не только молитвы, особенные и подходящие для каждого из колен в отдельности во имя всеобщей пользы, но и все жизненные понятия, внутренние и внешние, все оттенки чувств, учения, обычаи и средства, каждое из которых, когда оно выполняет свое назначение, прибавляет света и жизни, соответствующих духовному настрою этого колена, в противном же случае оскверняет и разрушает построенное. Однако эти беды причиняют лишь преходящие печаль и огорчение. Ибо в глубине жизни появилась она - душа общности, воспрянувшая к бытию. И даже если уменьшилась красота и стройность, а ко всем нашим действиям присоединяются горечь и духовное и материальное страдание, несмотря на это, он (народ Израиля) возлюбленный мой. **

И, благодаря единству, из мира хаоса выйдет на свет исправленная и упорядоченная жизненная суть, залог спасения и избавления, и возвратится Израиль, а сила колен его вернется к нему в гармоническом единстве. ("Огни")
________________________
* Из вечерней молитвы в День Искупления: "В высшем суде и в земном суде... мы разрешаем молиться вместе с грешниками".

** "Как пучок мирры для меня возлюбленный мой..." (Песнь Песней, 1, 13). В Гемаре это изречение трактуется аллегорически: даже если Г-дь причиняет Израилю страдания - Он "возлюбленный". (Слова "мирра" и "горечь" на иврите состоят из одних и тех же букв.)
________________________

Рав видит в самом разделении на колена положительное явление. Для того, чтобы привести мир к совершенству, каждое из них должно внести свой особый вклад, вознося подобающие ему молитвы. Однако, когда народ Израиля ушел в изгнание, раскол начал угрожать самому сердцу народа, содействуя ассимиляции изолированных групп и общин. Эту опасность можно было устранить, лишь затушевав этнические различия и происхождение колен, чтобы уберечь народ от растворения. Но племенные оттенки и особенности не пропали, а вошли в сокровищницу народа. Коленам Израилевым, забывшим о своей родословной, еще предстоит расцвести в сердце объединенного народа.

Партии в современном иудаизме

Естественно, что разногласия, волновавшие народ во времена рава, стали достоянием истории. Тем не менее, его слова могут научить нас мудрости и сегодня.

Я совершенно не вникаю в спор между сионистами приверженцами Сиона и Уганды. Без сомнения, в обеих партиях есть честные люди, действительно любящие свой народ и памятующие о его прошлом, также как есть такие люди и между антисионистами. Но если партия воображает, что только в ней - источник жизни, мудрости и счастья, а все остальное-суета сует и пустословие, то это дурной знак. (Там же.)

Сегодня (1920) в нашем лагере борятся между собой три силы, Война между ними особенно заметна в Земле Израиля... Мы будем несчастны, если эти три силы, которые должны объединиться, помогать друг другу и совершенствоваться, останутся разрозненными. ...Святость, нация, человечество - есть три главные ценности, из которых состоит жизнь наша и любого человека, в какой бы то ни было форме... Мы не сможем найти никакой постоянной формы человеческого существования, которая не включала бы в себя три эти аспекта...

В еврействе имеются три течения. Первое ортодоксальное, как обычно его называют. Оно несет Святое знамя, отстаивает со смелостью, ревностью и горечью Тору и заповеди, веру и все святое Израиля.

Второе это новое националистическое течение, борящееся за национальное побуждение. Оно выражает чистое и естественное народное стремление к обновлению национального бытия, разрушенного за долгие и мучительные годы изгнания.

Третье либеральное движение, которое в недалеком прошлом сеяло просвещение и до сих пор еще пользуется влиянием в широких кругах. Выйдя из национальных рамок, оно озабочено общечеловеческими целями - просвещением, культурой, моралью и т. п.

Понятно, что в принципе все эти три силы должны действовать сообща. Наша насущная задача добиться того, чтобы они совместно властвовали над нами во всей их полноте и благополучии в гармоничном и исправленном виде, освободившись как от недостатков, так и от излишеств. Святое, нация и человек должны соединиться в духовной и практической любви, дабы и люди и партии... пребывали в подобающей им дружбе, с чистым сердцем, признавая взаимные достоинства. ...Недостаточно, чтобы каждый признал достоинства облюбованного им движения - следует также по справедливости признавать достоинства за противником. (Там же.)

Тот же гармонический подход, который мы нашли в других областях, обнаруживается и здесь. Рав видит достоинства каждого явления, даже если в нем имеются отрицательные стороны, и благодаря правильным критериям оценки, все части сливаются в гармоническое целое. Такой подход допустим и применительно к проблеме единства и разобщенности в народе: каждое течение должно внести свою лепту, не преступая моральных границ, и тогда изо всех этих частей сложится объединенная и объединяющая система.

Отношения между религиозными и светскими кругами

Проблема национального единства в особенности тревожила рава. В Израиле возникли массовые политические движения, безучастные к незыблемым религиозным ценностям. Казалось бы, согласно Торе, нужно порвать всякую связь с этими частями народа. Но как, спрашивается, можно выступать с лозунгом национального единства - и одновременно вести борьбу с отступниками? Этот вопрос стоял перед равом во всей его серьезности. Рав часто обсуждал его в беседах с великими людьми поколения.

Нужно ли в наше время, когда умножились дерзкие, несущие в поднятой руке знамя распущенности, разделить народ, чтобы у достойных, подъемлющих знамя Г-дне, не было никакой связи с грешниками, расторгающими Союз (Торы), - или же мир превыше всего? Виной всему - наше у гнетенное состояние, ведь национальный характер еще не окончательно очистился, а потому обе эти группы находятся в положении двух блудниц, пришедших к царю Соломону. Его устами сама Б-жественная мудрость израильского царства изрекла: "Принесите мне мечь! Та должна быть осуждена, что требует: "Рубите". Гнев ее обличает всю ее зависть: "Пусть не будет ни мне, ни тебе - рубите!" А милосердная мать - настоящая мать - говорит: "Дайте ей живого ребенка и не убивайте его!" И Дух Святого восклицает: "Дайте ей живого ребенка, она мать его! "Бесконечно суетна идея дробления народа, хотя абсолютное разделение, о котором помышляют жестокосердные аналитики, невозможно, и никогда ему не бывать. Это в действительности идея языческая и оттого неосуществимая. И если вы говорите: давайте будем, как другие народы и семьи земли, служить дереву и камню, жив Я, сказал Г-дь Б-г, и сильною рукою и простертою мышцею и разлитым гневом воцарюсь над вами!

Как всякая мысль язычества, она, даже не осуществившись, разрушает и ввергает в скорбь. Но следует учесть, что про грешников, со всем их злом, пока еще в стремлении сердца преданы они национальной общности, говорится: "И весь народ твой - это праведники" (Исайя, 60, 21). Раскол же, пусть воображаемый, подрывает основы святости. (Там же.)

Распущенность грешников рав оценивает совершенно иначе, не так, как мы привыкли, изучая историю Израиля. Отсюда, по мнению рава, и необходимость другого отношения со стороны закона к отвергающим иго Торы в нашем поколении.

Грешники Израиля во всех поколениях хотели разрушить стену иудаизма, и потому закон повелевал уничтожать и истреблять их. Однако в наше время нерелигиозные люди обычно привязаны к "национальной общности" и стремятся к ее процветанию. Получается, что причину их греховности нужно искать в другом направлении. Отсюда ясно, что большинство законов о вероотступниках на наших современников, как правило, не распространяется.

Дерзость предмессианского времени совершенно не похожа на другие греховные действия, которые совершались настоящими преступниками, вставшими на путь разрушения. И вместе с тем, в стане дерзких есть и такие искры, которые надлежит погасить. ("Огни".)

Чем отличаются сбрасывающие с себя иго Торы - грешники нашего поколения от их предшественников? Рав много раз обсуждал этот вопрос, рассматривая его с разных сторон. Следующий отрывок дает представление о причинах Б-гоотступничества в нашем поколении.

Среди удалившихся от нас сынов Израиля большинство взыскует абсолютной справедливости, они полагают, что ее нет среди нас, поскольку не видят нашей борьбы и широкой, разветвленной деятельности на мировой арене. Они не ведают, что порок коренится не в глубине нашего духа, а в отсутствии утраченных нами средств, земли и государства. Мы тронемся в путь, как только они к нам вернутся. Несомненно, наши мудрецы более всех страдают телесной немощью, приводящей к слабости душевной. Но они не погружаются подобно духовно одаренным иноплеменникам в грязь грубого материализма, неизбежно влекующей за собой утрату бесценной святости. Поэтому мы можем оживить печальных сердцем, утешить их в их грусти; ведь хотя мы разбиты и притеснены, стучит в нас сила иной - высшей, вечной и могущественной жизни. ("Письма".)

По мнению рава, некоторые люди свергают с себя иго Торы, руководствуясь стремлением к исправлению мира. Они ищут радикального решения мировых проблем, но не находят его в рамках Израиля. Они отвергают еврейский национализм из-за его "недалекости и замкнутости". Ошибка этой молодежи заключается в том, что они судят об Израиле, находящемся в изгнании, в состоянии физической и духовной слабости. Когда Израиль освободится из оков диаспоры и достигнет полного развития своих сил, то и заблуждающаяся молодежь признает универсальность мировоззрения и философии Израиля.

Возрождение еврейской государственности таит в себе высшие общественно-моральные ценности, способные удовлетворить и запросы поборников всемирной справедливости. Странно, впрочем, что дело совершенствования Израиля и всего мира находится в руках разрушителей еврейской традиции и религии. Они строят дома, заселяют пустыни, проводят государственные границы, а на устах их - светская идеология.

Принесут ли они настоящее избавление Израилю? Нечто подобное случалось и в прошлом.

В диаспоре, быть может, всякое отклонение от пути Торы каралось уничтожением. Но в периоды восстановления Страны Израиля, как в прошлом, так и в настоящем, закон относится к пренебрегающим заповедями по-другому. В истории Израиля бывало, что страну отстраивали те, кто свергал с себя иго Торы. И несмотря на это, их труд приносил благо.

Во времена Эзры, некоторые великие и благородные люди не хотели переселяться в Землю Израиля и остались в Вавилоне. И Эзра взял с собой негодных - их омерзительные прегрешения способны были превратить весь мир в соляной холм*. Они нарушали субботу даже в Земле Израиля! И хотя избавление проявилось именно в таком виде, был все же построен Второй Храм, в котором удостоились мы познания Устной Торы, новых указов мудрецов и распространения Торы в Израиле... И так будет, с Б-жьей помощью, и в наше время. Если укрепим мы наши, с Б-жьей помощью, расцветающие поселения и умножатся наши братья, все прибывающие, чтобы осваивать Святую Землю, забрезжит свет спасения и избавления, и в конце концов, все отступники вернутся к вере в полном раскаянии, в любви и радости, под воздействием святости Святой Земли. Это влияние на них она окажет посредством мудрецов, истинно служащих Г-ду и любящих Израиль, мудрецов, которые с терпением и любовью будут обходиться с грешниками. Пробудится дремавшая искра святости Израиля, глубоко спрятанная в сердцах даже самых отверженных и пустых, и будут все вместе как сосуд, содержащий благословение. (Там же.)
________________________
* Нехемия, 7,61: "А эти поднялись из Тель Мелаха (Холма Соли)..." Талмуд комментирует: 'Это люди, чьи поступки похожи на дела Содома, который превратился в соляной холм".
________________________

Обсуждение отношений между религиозными и нерелигиозными людьми - исходный момент в мировоззрении рава. После того, как объяснил он себе и другим причины, породившие светские течения в народе, он мог сформулировать и практическую сторону проблемы, в решение которой принимал и непосредственное личное участие. Вот один из таких случаев. Сыновья одного отца, сведущего в Торе, оставили иудаизм и увлеклись чужой культурой - по всей вероятности, занялись "мировой" победой коммунизма. Отец рассказал раву о своей беде, и тот ответил ему несколькими письмами.

Да, почтенный друг мой. Я очень хорошо понимаю вашу сердечную печаль. Но если вы, как и большинство ученых людей, решите, что нужно покинуть на произвол судьбы тех детей, которые свернули с пути Торы и веры под бурным напором времени, то я чистосердечно скажу, что это не то средство, которое желанно Г-ду... Есть у нас будущее и надежда. Святость Израиля таится в глубине их сердец в образе нескольких добродетелей; и тот факт, что грех смог занять их сердце, сам по себе указывает на стремление к добру и милосердию. Поэтому, когда предстало пред ними все обилие зла, содержащегося в государственном устройстве, они, в соответствии со своим мироощущением, стали борцами за справедливое общество. Несмотря на столь очевидное заблуждение ваших сыновей, все же их нельзя уподобить грешникам, пребывающим в подчинении у своих грубых и низменных наклонностей и не помнящих о какой-либо возвышенной цели. Не станем же забрасывать камнями упавших, а по возможности приблизим их к себе, и тогда они со временем признают роковую ошибку, коренящуюся в самой сущности идеи, ради которой они забросили дом своей жизни, и будут готовы стать на путь возвращения. (Там же.)

И сейчас, когда они столь удалились от вас, нельзя впадать в отчаяние. Ведь в конце концов свет Г-день, тысячи лет являвшийся в мире чрез нашу святую Тору, уничтожил до основания проклятую древнюю ересь, впадавшим в которую не суждено было возвратиться на праведный путь. Сейчас даже самые предосудительные идеи связаны с поиском правды и справедливости. Выходит, что все ошибки этого поколения заключаются только в том, что оно не знает простой истины: дабы осуществились все эти благородные цели, дети Израиля должны почитать Тору и крепко держаться веры в Г-да...

Поэтому, по моему мнению, таких павших следует урезонивать, разъясняя им, что в принципе цель их действительно желанна, но было бы хорошо, если бы они не шли к ней, как слепой в дымовую трубу*.
________________________
* В Талмуде рассказывается, как слепой совершенно случайно спустился в дымоход.
________________________

Мне кажется, от такого внушения сердца их смягчатся, и если его честь сумеет приступить к делу с любовью и с милосердием, то, возможно, постепенно исцелит своих сыновей и не даст им погибнуть... Мы обязаны смягчить наши святые чувства, чтобы разговаривать с детьми потребным им языком и вместе с тем верить полной верой, что свет Г-день находится в каждом сыне Израиля и что все отступления не что иное, как ошибки, и совершающие их находятся в положении ошибающихся в заповеди, ибо думают они, будто таков их моральный долг. Поэтому, друг мой, таков мой совет: в любом случае пусть его честь не оставит детей на произвол судьбы, а по возможности приблизит их к себе, и наверняка в конце концов они вернутся к нему, а если добро только начнет пробуждаться в их душе, то дети их после них восполнят деятельность во благо, а милосердие Г-да велико, и Он по милосердию Своему ведет каждое поколение. (Там же.)

По поводу его сыновей мое мнение прежнее: со спокойной душой стремиться приблизить их к себе. Ведь только узами любви и милосердия мы сможем привлечь к нам сердца нашей молодежи, только в мире и спокойствии... Зло обосновалось в них только на поверхности, а в глубине души сохранилось все добро и святость. Пробуждается в них стремление к справедливости, и, хотя выбранный ими путь ошибочен, многие из них кровно привязаны ко всему народу и гордятся именем Израиля, хотя и сами не знают, зачем и почему. Они подражают в этом иноплеменникам, которые в наше время привязаны каждый к своей национальности, но корень Исава горек, как полынь, это источник зла, кровопролития и разрушения, а корень Израиля в святыне и добре, в справедливости и правде... В любом случае я за то, чтобы приближать, а не отталкивать... (Там же.)

Однако рав не был безоговорочным сторонником сближения с вероотступниками. Напротив, было время, когда он и сам вошел в союз против тех, кто пренебрегает религией. Тем не менее он действовал пристойным и подобающим ему образом. Он сам определил методы борьбы.

Так же и к отдалившимся от нас братьям, против которых мы вынуждены вести оборонительную, а порой даже наступательную войну. Нам предуказано относиться с уважением, и действовать в рамках приличий: бороться надлежит со злом и грехом, а не со злодеями и грешниками, которых, может быть, и нет в действительности - после великого очищения, свершившегося в период нашего долгого изгнания. Не исключено, что они блуждают в потемках и впали в заблуждение под давлением внешних обстоятельств. Быть может, в глубинах мрака и зла таятся зерна света и блага. Относясь к этим людям спокойно, доброжелательно и с уважением, мы сможем исправить и спасти гораздо больше, чем ненавистью и глумлением. (Там же.)

И сражаясь с отступниками, и стараясь, сблизившись с ними, вернуть их в лоно иудаизма, рав исходил из веры в национальное единство, единство, снаружи кажущееся несовершенным, исполненным разногласий и ссор, но в основе своей охватывающим весь народ.

Перед самым приходом Мессии национальное единство окрепнет. Добрые дела, благие помыслы и Б-жественный свет, отличающие праведников, больше чем в обычные времена способствуют единению общества. Под прикрытием ссор и раздоров зреет любовь и чудесное единство, возбуждающее во всем народе общую надежду на скорое спасение. ("Огни".)

Далее

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5
           
Поилки и автокормушки для птиц купить - поилки и кормушки для кур купить atmnn.ru.