Главная страница >>Библиотека >> «МОЙ ИЕРУСАЛИМ» Полина Кляйнер >> части I, II, III, IV

Перед Вами электронная версия книги  «МОЙ ИЕРУСАЛИМ», Полина Кляйнер.

Подробнее об авторе этой книги – здесь.

Zip-файл >>


Введение

Если меня просят показать Иерусалим, я почти никогда не отказываю. Правда, предупреждаю, что покажу не официальные места, а свои, может и не совпадающие с общепринятыми маршрутами. Словом, начну не со Стены плача. Она будет завершающей. Прикрыв головы, мы непременно подойдем к ней, притронемся к ее древним камням, сквозь которые пробивается зелень, вложим записки в расщелины Стены с просьбой к Б-гу помочь нам жить или выжить, дать здоровье - да мало ли о чем можно просить у Всевышнего - и, если умеем молиться, помолимся, если нет - постоим в почтительном молчании перед святыней и, не оборачиваясь к ней спиной, удалимся. И наверное, еще очень долго нас будет не покидать ощущение причастности к этой святыне и встречи с настоящим, которое уже было. Не скрою, подойдя к Стене плача в первый раз, я вдруг почувствовала, что я ее уже видела. Не в грезах, не во сне, а наяву, и что она, Стена плача, всегда была со мной. Это может показаться странным, но так и происходило.

У каждого человека есть свой любимый город, а в нем свои любимые места. Это естественно. Вот и в Иерусалиме одни видят узкие кривые улочки с уныло однотипными домами и застиранным бельем на балконах, других притягивает и одновременно отталкивает ультрарелигиозный Меа Шеарим с подростками в пейсах и стариками, в тридцатиградусную жару одетыми в черные лапсердаки и широкополые шляпы туристы-евреи бегают по христианским местам, умиляясь церквам и монастырям и, возвратившись на свою географическую родину, в письмах на историческую с беспокойством спрашивают, сняты ли леса с Троицкой церкви. Ну, а многие просто в восторге от всего, что видят в Иерусалиме, и считают его самым красивым городом на свете.

Я так не считаю. За семнадцать лет жизни в Израиле я успела побывать во многих странах: в Швейцарии и Германии, Италии и Франции, Египте и Чехии. Иерусалим не может сравниться ни с Парижем, ни с Римом, ни с Лондоном, ни с Прагой. И все же я не променяю его ни на один город на свете, возможно, более красивый и более ухоженный. Он особый, не боюсь сказать - уникальный. Из семидесяти названий города по крайней мере шестьдесят содержат указание на его святость. В чем она? Для евреев в том, что Иерусалим - центр иудейской религии, спасшей народ от исчезновения, в том, что здесь находились Первый и Второй храмы, в которых хранился Ковчег Завета. Иерусалим - это избранная Б-гом вечная столица евреев, рассеянных по всему миру, но в конце концов возвращающихся на свою землю, завещанную им Б-гом.

Для христиан святость Иерусалима связана с пребыванием в нем Иисуса, его распятием и воскрешением.

Для мусульман это третий (после Мекки и Медины) святой город ислама, город, откуда Мухаммад, как говорит легенда, совершил путешествие на небо, где повстречался с Аллахом.

Таким образом, для трех монотеистических религий святость Иерусалима несомненна: для иудейской, возникшей в 13 в. до н.э., когда Моше получил на горе Синай Скрижали Завета для христианской, отпочковавшейся от иудейской в 1 в. н.э. для ислама, восходящего к 7 в. н.э. и вобравшего в себя некоторые положения обеих религий.

Три монотеистические религии имеют, вполне естественно, и свои молитвенные дома: синагоги, церкви и мечети. Поэтому неудивительно, что в Иерусалиме можно услышать и звуки шофара, и пение муэдзинов, и звон колоколов. Существование различных религиозных отправлений, многоголосица, разностильность строений и разноликость толпы создают особый колорит города, который не спутаешь ни с одним другим.

Отличительная черта Иерусалима - зримое присутствие истории. Здесь каждая эпоха, каждый правитель оставили свои следы, и теперь археологи их обнаруживают и выставляют на всеобщее обозрение. Подземный иродианский квартал и музей "Сожженный дом", древнейшие фортификационные сооружения, цистерны для сбора дождевой воды, полуразрушенная широкая стена 8 в. до н.э., прямые улицы с отполированными миллионами ног мостовыми, колоннами, украшавшими дворцы, жилища с различной домашней утварью, миквы - все эти безмолвные свидетели нашего прошлого составляют неотъемлемую часть Еврейского квартала Старого города.

Пожалуй, ни в одном израильском городе так наглядно не прослеживается судьба народа, как в этом. Знать биографию Иерусалима это значит понять, чем вызвано такое причудливое и невероятное, на первый взгляд, переплетение древности с настоящим, откуда этот клубок противоречий, намотанный трехтысячелетней историей и теперь попавший к нам для дальнейшего разматывания. Один Б-г знает, удастся ли нашим внукам его распутать...

Итак, Иерусалиму три тысячи лет. Основал город царь Давид и дал ему свое имя - город Давида. Это имя не прижилось. Однако царь Давид остался в сознании народа великим правителем, объединившим иудеев вокруг Иерусалима, центра политической, религиозной и национальной жизни, - властитель, из рода которого произойдет Мессия. Сын Давида, Шломо (Соломон), воздвиг на горе Мория Храм, простоявший 410 лет. Гора Мория, или Храмовая гора, считается священной: здесь покоится краеугольный камень мироздания (эвен штия) здесь наш праотец Авраам собирался принести в жертву своего сына Ицхака здесь стояли Первый и Второй храмы...

Объединенное Израильское царство, простиравшееся от залива Акаба до реки Эфрат, вскоре после смерти Шломо распалось на два: северное, Израильское, и южное, Иудейское, со столицей в Иерусалиме. Оба еврейских царства подвергались нападениям соседних государств, в особенности Ассирии, а также вели междоусобные войны. В результате в 8 в. до н.э. Северное царство было разгромлено, десять еврейских колен было вывезено, а Иудейское царство простояло еще около ста пятидесяти лет. Кстати, историки подсчитали, что Иерусалим завоевывался более сорока раз. Многовато для одного города - вполне достаточно одного раза, чтобы превратить его в руины, но судьбе было угодно распорядиться Иерусалимом именно так. В 586 г. до н.э. вавилонский царь Навуходоносор разрушил Иерусалим, сжег Храм и увел в плен непокорных иудеев.

Спустя семьдесят лет персидский царь Кир разрешил им вернуться на родину и заново отстроить Иерусалим и Храм. Второй храм простоял 420 лет. Через два столетия еврейская земля попала под власть огромной империи Александра Македонского, который побывал и в Иерусалиме. После его смерти страной правили греческие эллинистические династии Птолемеев (из Египта), а потом Селевкидов (из Сирии). Вследствие антиеврейских законов Антиоха IV началось восстание Маккавеев. В 164 г. до н.э. они изгнали из страны Селевкидов и Иерусалим был провозглашен столицей Хасмонейского царства. Однако ослабленное братоубийственными войнами, оно просуществовало недолго - всего сто лет. В 63 г. до н.э. Иерусалим стал административным центром римского протектората. В правление римского ставленника Ирода Великого (37 - 4 до н.э.) Иерусалим достиг особого расцвета: в городе воздвигались дворцы, великолепные дома, перестраивалась хасмонейская цитадель, ставшая более мощной и величественной, и, наконец, почти заново реконструировали Второй храм. Для этого пришлось расширить площадь Храмовой горы, соорудить опорные стены, одна из которых, Западная, называемая теперь Стеной плача, сохранилась до наших дней.

Утрата политической и национальной независимости, тяжелое экономическое положение в стране вызвали восстание иудеев против римлян. Иудейская война длилась четыре года, и в 70 г. н.э. воины Тита сожгли Второй храм, разрушили город, а раненых и искалеченных либо приканчивали, либо уводили в плен, где они умирали медленной и жестокой смертью. Через 60 лет евреи предприняли еще одну отчаянную попытку восстановить независимость страны. Под предводительством Бар-Кохбы они овладели городом и сумели продержаться в нем три года. В 135 г. римляне захватили Иерусалим. Римский император Адриан жестоко расправился с евреями и приказал запретить им проживать в Иерусалиме. Впрочем, это был уже не еврейский город. Стертый с лица земли, он перестал существовать. На его месте был построен новый, римский, названный в честь Адриана Элия Капитолина, а Иудея переименована в Палестину.

В 324 г. н.э. Палестина попала под власть Византии, признавшей христианство своей государственной религией. В византийский период, длившийся 300 лет, Иерусалим приобрел христианский облик: в нем появились церкви, монастыри, странноприимные дома для паломников и т.д. Храмовая гора, где некогда находилась святыня еврейского народа, была превращена в городскую свалку. Евреям по-прежнему не разрешалось жить в городе. Лишь раз в году, в день 9 Ава, в годовщину падения Первого и Второго храмов, они приходили на Масличную гору, чтобы оплакать разрушенный Храм и Иерусалим. Христианский проповедник 4 в.н.э., комментатор Библии Иероним писал, что евреям приходится покупать себе право оплакивать развалины собственного города. Несмотря на строжайшие запреты, евреи тайно селились в городе или его окрестностях. Когда в 614 году персы вошли в Иерусалим, евреи оказали им неоценимую помощь, за

что получили право проживать в городе, строить дома и синагоги. Но через 15 лет византийцы вновь завладели Иерусалимом и жестоко расправились с евреями. Неизвестно, как развивались бы отношения между христианами и евреями, если бы Иерусалим не захватили арабы. Это произошло в 638 г., в период правления арабской династии халифов Омейядов. В раннеисламский и последующий периоды евреям разрешалось жить в Иерусалиме и даже возводить синагоги. В 691 г. на очищенной от трехсотлетней свалки горе Мория халиф Малик построил мемориал Куббат ас-Сахра ("Купол над скалой"), неправильно называемый мечетью Омара. По арабскому преданию, со скалы, над которой воздвигли этот монумент, Мухаммад совершил ночное путешествие на небо. В 716 г. резиденция халифов из Иерусалима была переведена в Рамлу, и город не представлял сколько-нибудь серьезного значения для мусульман. За четырехсотлетний период господства арабов в Эрец-Исраэль Иерусалим никогда не был арабской столицей. Мусульмане правили из Рамле, Дамаска, Багдада, Александрии или Каира, но не из Иерусалима. За большой отрезок времени сменилось много правящих династий, конфликтовавших между собой. Иерусалим знал и Омейядов, и Аббасидов, и Фатимидов, и Сельджуков, и Айюбидов. При Омейядах в Иерусалиме жили около 70 еврейских семей, а с 9 в. - караимская община. В течение 30 лет она представляла интересы евреев города, которым, в частности, разрешалось строить дома и синагоги. Однако в более позднее время нередко льготы на строительство отменялись, часто ужесточались правила или законы, ограничивавшие как проживание евреев в Иерусалиме, так и круг их деятельности.

В 1099 г. крестоносцы после четырехмесячной осады города покорили его. Огнем и мечом, во имя креста, они расправились с неверными - мусульманами и евреями. По улицам лилась кровь, доходившая до щиколоток лошадям. Горели синагоги и мечети вместе с евреями и мусульманами, загнанными туда крестоносцами. Опустошенный и вымерший город был объявлен столицей латинского Иерусалимского королевства. Вскоре силами пришлого христианского населения он стал отстраиваться: сооружали подпорные стены там, где были разрушены старые, рыли рвы вокруг стен и Цитадели, строили рынки, сохранившиеся до наших дней возводили церкви и монастыри, обозначали места, связанные с последними днями жизни Христа (Виа Долороза), и, наконец, заново отстроили Храм гроба Господня, сожженный Фатимидами.

Господство крестоносцев в Иерусалиме, включая третий неудачный поход, длилось в общей сложности, с небольшими перерывами, 150 лет.

В 1187 г. султан Египта Саладин изгнал крестоносцев из Иерусалима. Это был первый правитель, который, войдя в Иерусалим, не разрушил его, очевидно, понимая, что самому же придется его восстанавливать. При Саладине была не только возрождена еврейская община, но и разрешен въезд евреям из Йемена, стран Сев. Африки и Европы.

Стремление к миру приводит иногда к неожиданным поворотам истории в нашем регионе. Так, в 1229 г. египетский султан заключил соглашение с императором Римской священной империи Фридрихом II, согласно которому вся территория Иерусалима попадала под власть крестоносцев, а Храмовая гора сохранялась за мусульманами. Однако это соглашение просуществовало недолго: в 1244 г. Айюбиды захватили Иерусалим, разграбили его, вырезали христиан и, конечно, не обошли вниманием евреев. Казалось, можно бы поставить точку: уничтожены христиане и евреи, в Иерусалиме воцарился "мусульманский рай". Но не тут-то было.

В начале 1260 г. в Эрец-Исраэль вторглись татаро-монголы. Спасаясь от диких орд, население оставило Иерусалим, но у Эйн-Харода монголы были разбиты мамлюками, и Палестина вместе с Иерусалимом попала под власть мамлюкского султана. 257-летнее господство мамлюков, правивших из Египта, было отмечено спадом экономического развития города, его запустением, с одной стороны, и, с другой, - ростом миграции населения, в особенности еврейского. Евреи то покидали город в связи с особой годовой податью и ограничениями, наложенными на них, то прибывали в Иерусалим (из Испании, Франции, Англии). К концу мамлюкского правления в Иерусалиме евреев было уже больше полутысячи.

В 1517 году Палестина вместе с Иерусалимом вошла в состав турецкой Османской империи. Турецкое владычество было длительным - 400 лет.

Большая часть строений в Старом городе была построена при турках. Евреям разрешалось жить в городе. Еврейская община Иерусалима была довольно пестрой, состоявшей из различных этнических групп - сефардов, ашкеназов и т.д. К концу турецкого правления в Иерусалиме насчитывалось более 50 тыс. евреев. После Первой мировой войны Иерусалим попал под власть Великобритании, и 11 декабря 1917 г. английские войска вошли в Иерусалим. С 1920 г. город превратился в центр британской гражданской администрации подмандатной Палестины. 14 мая 1948 г. было провозглашено Государство Израиль, а 13 декабря 1949 г. Иерусалим был объявлен единой неделимой столицей Израиля.

Итак, перед нами, как в калейдоскопе или многосерийном фильме, промелькнули кадры трех тысячелетней жизни Иерусалима, от его рождения как еврейской столицы, гибели и до его возрождения. Город покоряли ассирийцы, вавилоняне, персы, греки, римляне, византийцы, арабы, крестоносцы, мамлюки, турки. Побывали в нем и англичане. Но присутствие евреев никогда не прекращалось. В драматическом водовороте событий не последнюю роль сыграла никогда не исчезавшая надежда народа на возвращение в Иерусалим: "Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет десница моя..." Этот псалом повторяли не только в вавилонском плену, но и во все последующие тысячелетия. А знаменитые слова "Ле шана ха-баа бе Иерушалаим ха-бнуя" (в следующем году в отстроенном Иерусалиме) тоже не возникли случайно, а явились плодом тяжких испытании и раздумий народа о своей непростой судьбе.

Шло время. Столетия складывались в тысячелетия, одни чужеземцы приходили на смену другим, но маленькая горсточка евреев, едва набираемая на миньян, всегда оставалась в Иерусалиме. Одному Б-гу известно, откуда взялись силы у народа пережить столько катастроф, уцелеть в мясорубке постоянных войн, спорадических переселений и выселений и не раствориться среди других народов, вернуться на свою древнюю землю, вновь ее возделать, вновь построить свое государство и все начать сначала! Только бы не повторять ошибок прошлого, некогда изменивших судьбу всего народа!

Ворота Старого города

Наше первое знакомство с Иерусалимом начнется с квартала Мишкенот-Шаананим. Это один из красивейших уголков Иерусалима. Попасть туда можно различными путями. Обогнув гостиницу Кинг Дэвид, мы окажемся на узкой проезжей улочке, в конце которой неожиданно возникает небольшой холм, поросший травой, а на его вершине - обдуваемая всеми ветрами беседка с ажурной крышей и белыми каменными столбиками-сиденьями. Вероятно, оттого, что это место как бы на отшибе, вдали от центральной магистрали, здесь сравнительно тихо и гул большого города едва слышен. Отсюда легко прочитывается сюжет эпопеи длиною в три тысячи лет отсюда легко высвечиваются персонажи повествования, облаченные в древние и современные каменные одеяния. Отсюда видна стена Старого города, а за ней поднимаются к небу башни, колокольни, минареты и черепичные крыши домов. Близко к стенам - узкие ленты шоссейных дорог, по которым движутся как жучки машины.

Стену Старого города, лежавшую в развалинах еще со времен мамлюков, построили по приказу султана Оттоманской империи Сулеймана Великолепного в 1537-41 гг. Протяженность ее по окружности 4 км, а высота в зависимости от рельефа местности колеблется от 12 до 20 м. Наверху, внутри зубчатых стен, проложены пешеходные дорожки в два с половиной метра. Так что по стенам можно прогуливаться и любоваться городом.

Об Иерусалиме бытует много легенд - смешных и грустных. На протяжении тысячелетий одни легенды рождались, другие умирали, едва родившись, а третьи живут веками. Вам, например, расскажут, что стены города построены вовсе не потому, что их разрушили мамлюки и не потому, что султан Сулейман Великолепный горел желанием непременно и в первую очередь их отстроить - словно у него не было других дел! Нет, вовсе не потому. Все дело в том, что его сыну приснился страшный сон: будто разъяренные львы пытаются разорвать его на части. Толкователь снов разъяснил: это предупреждение - если стены не будут возведены, сына султана ожидают несчастья. И стены были построены. С семью воротами. Одни из них так и назвали - Львиные. Они украшены барельефами двух пар львов. Львы - символ мамлюков. Кстати, лев - символ колена Иехуды, а значит и Иерусалима, так как его основатель, царь Давид, из колена Иехуды. Эти ворота называются также Воротами девы Марии. И еще: через Львиные ворота во время Шестидневной войны израильские парашютисты вошли в Иерусалим. Нет, здесь действительно не соскучишься - быль и небылицы буквально на каждом шагу!

Итак, в Старом городе было 7 ворот. Отсюда, из беседки, видны лишь одни - Яффские. Когда-то через них отправлялись караваны в Яффо, древнейший портовый город Израиля, и в Хеврон, давший второе название воротам - Хевронские. В 1898 г. в стене возле ворот была пробита брешь для проезда кареты германского императора Вильгельма II. Она существует и поныне, являясь удобной дорогой для въезда современного транспорта в Старый город.

Впрочем, в стенах Старого города теперь восемь ворот. Восьмые по счету ворота, узкие и низкие, были прорублены в 1889 г., их назвали Новыми - в отличие от старых. Отсюда, из этой беседки, они не видны, хотя находятся недалеко от Яффских, в Восточном Иерусалиме. Строительство Новых ворот было вызвано необходимостью осуществлять более тесный контакт с представительством Ватикана, занимающим, буквально через дорогу от Христианского квартала, великолепное здание из серого камня, увенчанное фигурой девы Марии с младенцем, и называется оно Нотр Дам. Здесь, в Нотр Дам, находятся различные католические учреждения, а также гостиница, бассейн, теннисные корты, читальные и концертные залы.

И немного политики. Правительство Ватикана все еще не признало государство Израиль, но зато в 1965 г. Ватикан отменил епитимью, наложенную на евреев, согласно которой иудеи, жившие во времена Иисуса, а также их последующие поколения несли ответственность за распятие Иисуса Христа. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Однако продолжим рассказ о других воротах, которые отсюда не видны, но, возможно, нам еще придется входить через них.

Если пройти мимо Новых ворот вдоль стен Старого города, можно выйти к Дамасским, или Шхемским воротам. Свое название они получили, как нетрудно догадаться, из-за того, что от них начиналась дорога в Дамаск и в Шхем. Ворота украшены восточным орнаментом и признаны самыми красивыми в городе. Место около Дамасских ворот очень оживленное и благодаря тому, что перед ними в непосредственной близости большая площадка - так что есть, где развернуться, остановиться, поговорить, поглазеть на других и, как говорится, себя показать.

Но самое важное заключается в том, что отсюда, со стороны Восточного Иерусалима, арабам значительно ближе к мечетям на Храмовой горе, а евреям к Стене плача, чем со стороны Яффских ворот.

Шхемские ворота арабы называют Круглые, так как за ними находилась полукруглая площадь с колонной в центре, от которой в древности начинался отсчет расстояний между Иерусалимом и другими городами. Колонна дала четвертое название воротам - Баб ал-Амуд (Ворота колонны). Когда после Шестидневной войны археологи стали производить раскопки, под этими воротами на уровне 1 в. н.э. они обнаружили кроме круглой площади римскую улицу, мощенную широким камнем. Там был открыт интереснейший музей, дающий яркое представление об Иерусалиме тех времен. К сожалению, оживленная площадь перед Дамасскими воротами и музей небезопасны сейчас для посетителей. Остается надеяться на более спокойное будущее.

Ворота Ирода названы в честь Ирода Антипы, сына Ирода Великого, так как дом, находящийся поблизости от ворот, посчитали принадлежавшим Ироду Антипе. На самом же деле произошла ошибка - ну с кем не случается, и у ворот появилось еще одно название - Цветочные - по орнаменту в виде гирлянды цветов. Есть еще одно, третье по счету, название этих ворот - Баб ал Са-хир - Ворота лунатиков, но некоторые переводят его как Ворота магов-волшебников. В 1875 г. ворота были замурованы.

Опустим рассказ о Львиных воротах, так как о них шла речь выше, и подойдем к Золотым воротам. Желто-коричневого цвета, они самые загадочные и таинственные. Ключ к раскрытию их тайны утерян, но из одних источников следует, что ворота были построены тогда же, когда воздвигались стены вокруг Старого города, т.е. между 1537 и 1541 годами. Через сто лет турецкие правители их замуровали. По другим сведениям, эти ворота в Восточной стене города существовали еще с 4 в. н.э., т.е. с византийских времен, а затем, в 9 в. н.э., арабы в целях безопасности города их закрыли. Так что Сулейман построил их на базе существовавших, а затем разрушенных. Третьи источники утверждают, что Золотые ворота украшали стены города задолго до прихода византийцев, когда (было и такое время!) в Иерусалиме жили одни евреи. Именно отсюда, через эти ворота, Первосвященник выпускал в Судный день козла отпущения, и именно через эти ворота, с Масличной горы, должен прийти Мессия. Может быть, поэтому существует второе их название - Ворота милосердия. Христиане в Евангелиях пишут, что через эти ворота однажды уже входил Мессия - Иисус Христос и направился в Храм. Мусульмане, очевидно, веря больше Танаху, чем Евангелиям, не только запечатали эти ворота, но и предприняли все возможное, чтобы не допустить прихода Мессии: рядом с воротами открыли кладбище, полагая, что оно-то и не даст Мессии исполнить свою миссию. Таким образом, каждая религия связывает Золотые ворота со своими верованиями, традициями, легендами, чаяниями и надеждами.

Марк Твен в книге "Простаки за границей" передает еще одно мусульманское поверье о Золотых воротах, и я не могу отказать себе в удовольствии его привести.

"Мусульмане неусыпно и с тревогой, - пишет он, - следят за Золотыми воротами, ибо в одном почтенном предании говорится, что когда падут эти ворота, падет и ислам, а с ним и Османская империя. Я ничуть не огорчился, заметив, что старые ворота несколько расшатались!" Да, хороший человек был Марк Твен!

Мусорные ворота находятся недалеко от Храмовой горы и двух стен - Западной (Стены плача) и Южной. Это название восходит к византийским временам и связано с тем, что через них вывозили мусор в Кедронскую долину. Эти ворота такие же маленькие и низкие, как Новые. О Сионских воротах мы поговорим позже, когда побываем около них, а сейчас продолжим рассматривать панораму города, открывающуюся с этого холма.

Справа от Яффских ворот - городская Цитадель, называемая в народе "Башня Давида", хотя никакого отношения к царю Давиду она не имеет. Цитадель построена во 2 в. до н.э. хасмонеями для защиты города. Позднее, в 1 в. до н.э., Ирод на фундаменте хасмонейской Цитадели соорудил новое мощное укрепление для защиты своего дворца и Иерусалима. Цитадель представляла собой три башни, носившие имена трех близких Ироду людей: жены, которую он позже убил, брата и друга. По свидетельству историка Иосифа Флавия, эти три башни "не имели себе подобных в целом мире по своей величине, красоте и мощи". Во время Иудейской войны 66 - 70 гг. н.э. евреи, защищавшие Цитадель, оказали римлянам отчаянное сопротивление и перед неминуемой сдачей крепости ее подожгли. Римляне не разрушили Цитадель в знак памяти о победе Тита и, погасив полыхающий огонь, расселили там воинов X легиона, завоевавших город. Во дворе Цитадели после Шестидневной войны были раскопаны покрытые копотью внутренние перекрытия помещений. В дальнейшем Цитадель в зависимости от того, в чьих руках был город, заселяли монахи-византийцы, воины-арабы, рыцари-крестоносцы, солдаты-мамлюки и турецкие стражники. Естественно, время не щадило крепость. Она разрушалась, приходила в упадок, и в 12 в. н.э. крестоносцы ее восстановили, построили наклонную стену для поддержки старой, окружили Цитадель рвом, из-за дефицита воды никогда не наполнявшимся, а через ров перебросили подъемный мост. В 14 в. мамлюки внесли свою лепту в реконструкцию бастиона, прорубив на юго-западе еще один выход, а в 16 в. турки построили мечеть и минарет, перестроили главный вход. Сегодня, как и четыреста лет назад, Цитадель представляет собой две четырехугольные башни, соединенные стеной с амбразурами для лучников. С 1987 г. здесь размещается Музей истории Иерусалима, постоянная экспозиция которого охватывает период от библейских времен до образования Государства Израиль, т.е. до 1948 г.

В музее почти нет подлинников - разве что само здание, остатки стен древней Цитадели, колонн, миквы и камней различных эпох да макет Иерусалима площадью 18 кв.м, выполненный венгром Ил сом 120 лет назад. Однако, несмотря на отсутствие в экспозиции подлинников, здесь напридумывали такое множество интересных вещей, включая горельефы, макеты, скульптуры, слайды, светящиеся карты и диаграммы, киноэкраны, музыку и свет, что есть на что посмотреть, чем восхититься, проникнуться живым интересом к столь наглядно представленной истории Иерусалима и отдать дань глубокого уважения устроителям музея, с такой профессиональной тщательностью и любовью его создававшим.

Налево от музея и Яффских ворот видны красные черепичные крыши римско-католической патриархии, лютеранская церковь Спасителя с пирамидальным куполом, построенная в 1890 г. на руинах церкви крестоносцев. Это Христианский квартал Старого города. Христиане здесь с византийского периода, т.е. с 4 в. н.э., когда Иерусалим стал одним из центров христианства.

Христианское население Старого города по национальносму составу довольно пестрое. Здесь проживают арабы, армяне, копты, эфиопы, греки, сирийцы, французы, англичане, русские, немцы и др. Почти все христианские сооружения имеют четко выраженную конфессиональную принадлежность - греко-православную, католическую, лютеранскую и т.д., а также орденскую: францисканскую, бенедиктинскую, кармелитскую и т.д.

В Христианском квартале находится церковь Христа (Храм гроба Господня) и ведущая к ней Виа Долороза (по преданию, Крестный путь Иисуса к Голгофе). В этом квартале церкви, монастыри и странноприимные дома причудливым образом, на первый взгляд, а на самом деле вполне естественно переплетаются с арабскими рынками, магазинчиками и уличными лотками, где продается всякая всячина.

Направо от музея и Яффских ворот видна волнообразная крыша армянской духовной семинарии, а за ней высокое квадратной формы здание с крестом на черном куполе. Это собор Св. Иакова, принадлежащий армянской православной церкви, основанный в 11 в. и подвергавшийся неоднократной реставрации. Собор воздвигнут в честь Иакова-старшего - брата Иоанна-Евангелиста. По приказу Ирода Агриппы I ему отрубили голову, захороненную под алтарем в 44 г. н.э. Рассказывают, что здесь же, в соборе, в 62 г. н.э. погребены останки первого епископа Иерусалима Иакова-младшего, двоюродного брата Иисуса. В соборе хранятся камни, привезенные из трех мест Святой земли: Синая, Фавора и Иордана. Недалеко от входа в Собор длинное бревно с висящим над ним куском железа. Эта реликвия связана с ограничительными законами, действовавшими в оттоманский период, когда христианам запрещалось звонить в колокола, а евреям трубить в шофар. И армяне нашли выход: гонг для созыва паствы на молитву и трапезы. Армяне в Иерусалиме с 5 в. н.э., когда страной правили византийцы, а Армянский квартал возник позже - в 17 в., при турках. Армянский квартал в отличие от других кварталов обнесен стеной и живет довольно замкнутой жизнью. В нем находятся армянский патриархат, школы, церкви, монастырь, семинария, готовящая священников для армянских общин всего мира, типография, музей, жилые дома и кладбище. На месте Армянского квартала когда-то стоял дворец Ирода, простиравшийся от Цитадели до Сионской горы и разрушенный римлянами в 70 г. В 12 в., при крестоносцах, здесь был дворец короля латинского Иерусалимского королевства.

Чуть ниже холма, на котором мы отдыхаем, старый район Мамилла. Что означает это название, никто точно не знает. Старожилы говорят, будто на арабском это "вода Аллаха". Но скорее всего, это искаженное арабское название Маман Алла - убежище божье, где находились кладбище и бассейн. Согласно еврейской легенде, недалеко от бассейна был вход в пещеру, где были захоронены кости иудейских мучеников, убитых греками. Пещеру охранял лев, поэтому она называлась Львиной. По христианскому преданию, в пещере покоятся тела христиан, умерших от зверств персов в 7 в. Легенды - легендами, но котлован, служивший во времена Первого храма бассейном, сохранился до сих пор, а недалеко от него - арабское кладбище и склепы, вероятно, тоже очень древние. Рядом с кладбищем и бассейном и расположена Мамилла, которую, по-видимому, с 8 в. н.э. населяли арабы.

В конце 19 в. арабы покинули Мамиллу: то ли по собственной воле, то ли их вынудили, но, как говорят свято место пусто не бывает, Мамиллу заселили евреи-сефарды. Здесь были открыты лавочки, ремесленные мастерские, магазинчики. В период британского мандата Мамиллу начали застраивать современными общественными и гражданскими зданиями, в том числе и гостиницами, в одной из которых жил Теодор Герцель. На границе Мамиллы с центральной улицей Иерусалима, Яффо, был воздвигнут мужской монастырь св. Павла. Шло время. Мамилла вместе со своими домами старилась, дома разрушались, появились трущобы, пустыри. Те, кто побогаче, покидал этот район. Закрылись арабский базар и автобусная станция.

Я помню, как 17 лет назад, в базарные дни, сюда на верблюдах и мулах, нагруженных коврами и плетеными корзинами, приезжали арабы и здесь, вдоль стен Старого города, прямо на земле и на камнях раскладывали свои товары: ковры, кожаные изделия, керамику, парфюмерию. Воздух наполнялся пылью и гортанными криками торговцев. И почему-то евреи не боялись сюда ходить и, более того, садиться в арабские автобусы, стоявшие тут же рядом, у автобусной станции, и ехать к себе домой - в Неве-Яаков, Гило или Рамот. Да, были времена. Мамиллы уже нет, а на ее месте воздвигается Деревня Давида с виллами, стилизованными под восточную архитектуру, административными зданиями из стекла и бетона, какими-то пока непонятными переходами, лестницами, мостиками. А рядом с этими новыми строящимися или уже построенными домами и башенными кранами нерушимо стоит одно лишь здание - мужской монастырь св. Павла. Да, того самого Павла, которого когда-то звали еврейским именем Савл. Из ярого преследователя отступников от иудейской веры он превратился в ревностного приверженца христианства и гонителя евреев. И назывался он теперь Павлом. Что ж, в еврейской истории и такое не раз бывало. Мы, например, еще увидим в самом центре современного Иерусалима мужской монастырь Отцов Сиона, построенный на деньги перешедшего в христианство еврея Ратисбона. Кстати, ему же принадлежало несколько монастырей в районе Эйн-Керем. Ну, а в Еврейском квартале Старого города, напротив разрушенной в 1948 году иорданцами синагоги Хурва, высится минарет, воздвигнутый на средства еврея, принявшего ислам. Так что удивительное рядом.

Мишкенот-Шаананим, Иемин Моше

Это район художников, скульпторов, словом - людей искусства. Здесь несколько художественных галерей, дом творчества, концертный зал, ресторан, кафе - и все это утопает в зелени, а тишина нарушается лишь гомоном туристов. Спустимся с холма к площадке, в глубине которой двухэтажная вилла, занимаемая сионистской конфедерацией. Рассказывают, что в византийскую эпоху на этом месте стоял детский приют, разрушенный в 7 в. персами. Несколько столетий здание лежало в развалинах, пока крестоносцы, это было уже в 12 в., не отстроили его.

В конце 19 столетия здесь построили церквушку. Потом и она исчезла. И вот теперь сюда, в уютное кафе, приходят посидеть за чашкой кофе, послушать лекцию, концерт и просто отдохнуть.

Спустимся на несколько ступенек ниже и увидим, что весь этот район расположен на террасах. На каждой из них живописные одно- и двухэтажные домики, увитые диким виноградом и другими вьющимися растениями, цветы, названий которых я так и не знаю. Двери и окна домов различной формы и величины - от круглых зеркальных до узких, словно оконца монашеских келий. Палисадники, лестницы, ведущие в глубь двориков, проходы и переходы, над которыми склоняются причудливые кроны деревьев, - и все это таит в себе очарование, создает атмосферу ухоженности, покоя и благополучия.

Бывая здесь, я испытываю противоречивые чувства, замешанные на горести, радости и тревоге. Горести - при воспоминании о девятнадцати годах непрерывного обстрела мирных еврейских жителей Мишкенот-Шаананим иорданцами, засевшими на Сионской горе радости - квартал поднят из руин и стал красивее, чем был тревоги - неужели город опять будет разделен? Неужели все повторится? Пока никто не может ответить на эти вопросы. И ничего не остается, как загнать поглубже свои сомнения и тревоги и радоваться каждому прожитому спокойно дню.

Что же такое Мишкенот-Шаананим? Это название взято из книги пророка Иешаяху (Исайя): "И будет жить народ мой в обители мира в жилищах безопасных и в покоях безмятежных". Последнее слово и дало название кварталу - Обитель безмятежных (Мишкенот-Шаананим). Квартал появился на карте Иерусалима в 1860 г., когда стараниями двух филантропов евреям предоставили возможность выбраться из Старого города с большой скученностью населения. Если в 1840 г. в Иерусалиме евреев насчитывалось около 5 тыс., то ко времени постройки первых двух домов их число увеличилось втрое. Турецкие власти не разрешали евреям строить, достраивать или покупать дома, а также брать в аренду у арабов - словом, положение было достаточно тяжелым, и вот выход из жилищного кризиса был найден. Лондонский филантроп Монтефиоре, к тому времени в четвертый раз побывавший на Святой земле, использовав доставшийся ему по наследству финансовый фонд американского еврея Иехуды Тура и свои личные средства, купил земли, что напротив горы Сион с запада, и построил два дома, по двадцать шесть комнат в каждом. Эти два каменных здания с зубчатыми крышами сохранились до наших дней. На одном из них на иврите высечены на камне слова: "Мишкенот-Шаананим воздвигнут при содействии сэра Моше Монтефиоре в 1860 г. на денежные пожертвования, которые оставил после себя богач Иехуда Тура, зихроно левраха (да благословенна его память) из святой общины Нового Орлеана, что в государстве Америка, да защитит его Господь".

С этого времени и начался выход евреев из Старого города. Надо сказать, что первоначально желающих поселиться в новых домах было немного, так как жить тут было небезопасно: бедуины, грабители и по ночам шакальи стаи. Приходилось засветло возвращаться в город, стены которого запирались сразу же после захода солнца, а открывались ранним утром. На такой риск были способны только молодые беззаботные люди и бездомные, которым терять было нечего. Вот и укрепилось это название - Обитель безмятежных. А я назвала бы этот район прибежищем отважных, потому что надо было обладать известным мужеством, чтобы решиться жить здесь. Впоследствии эта беспечность, или безмятежность, была вознаграждена Всевышним: когда в городе вспыхнула эпидемия холеры, она не коснулась этих безмятежно-беспечных. И если до эпидемии люди с опаской покидали свои пришедшие в негодность жилища, то теперь народ повалил, что называется, валом. Сначала Старый город покидали евреи, потом христиане, потом двинулись и арабы. С 1860 г. стены Старого города больше не запирались. Через десять лет сэр Монтефиоре построил мельницу, являющуюся сегодня визитной карточкой города. Мельница считалась одной из лучших в округе и проработала 25 лет. Однако легенда говорит о другом: ветер никогда не приводил в движение ее лопасти. Рядом с рабочими стоял старый араб и от имени Аллаха и себя лично посылал ей проклятье за проклятьем и, как говорится, накаркал: вот уже более ста лет мельница не функционирует. Однако умные люди решили превратить ее в музей, посвященный создателю этого района сэру Моше (Мозесу) Монтефиоре (1784 - 1885).

Внутри массивного каменного конуса мельницы развешаны фотографии, картины, карты, дающие представление об отдельных этапах долгой жизни Монтефиоре. Вот он ребенком на семейной фотографии в кругу родителей, братьев и сестер в Ливорно, где родился. Вот его жена, Джудит, на которой он женился в Лондоне. Единомышленница и верная помощница, она часто сопровождала мужа в его поездках по Европе и Святой земле, впечатление о которой описала в "Заметках из частного дневника". В память о Джудит Монтефиоре, переживший ее на 23 года, назвал прилегающий к Мишкенот-Шаананим участок земли Иемин-Моше, свидетельствуя тем самым, что она была его правой рукой (иемин - правый).

Привлекает внимание большой портрет Монтефиоре в форме офицера национальной гвардии, участвовавшего в наполеоновских войнах. Четырехлетнюю службу в армии он закончил в чине капитана. В обширной экспозиции музея представлены материалы, показывающие различные сферы его деятельности. Так, при поддержке Натана Ротшильда, двоюродного брата жены, он создал первое в Англии общество по страхованию жизни и первую в Европе компанию по освещению улиц газовыми фонарями. Шериф Лондона, он боролся за отмену рабства в британских колониях и права евреев быть избранными в парламент без христианской присяги. Монтефиоре был первым в Англии евреем, удостоенным членства в Лондонском королевском обществе. Возведен королевой в рыцарское звание, а в 1848 г. ему был пожалован титул баронета. Лидер английского еврейства, Монтефиоре сыграл важную роль в защите интересов евреев во всем мире, выступая против кровавых наветов в Дамаске и Марокко, погромов в России, где он побывал дважды, и, конечно, много сил, труда и средств вложил в развитие еврейского ишува Палестины. В нашем регионе он побывал семь раз. Он открыл в Иерусалиме поликлинику и аптеку, вложил капитал в улучшение системы водоснабжения города, субсидировал работы по укреплению Западной стены (Стены плача), вывел евреев из Старого города и еще многое-многое другое. Как он выглядел? Фотографии запечатлели его в разные периоды жизни. В зрелом возрасте - высокий, полный, с красивой бородой и черными умными глазами в старости - грузный, широкоплечий, с длинным утиным носом и в черном колпаке-ермолке. Монтефиоре много разъезжал по свету в своей знаменитой карете в сопровождении личного врача, секретаря и повара, знавшего правила приготовления кошерной пищи, по-видимому, тоже еврея. Монтефиоре никогда не разлучался со своей переносной синагогой - квадратным футляром, где лежали молитвенник, тфилин и талес. Жил он с женой в Рамсгите, предместье Лондона. Единственный сын умер в раннем возрасте, больше детей у четы Монтефиоре не было. Рядом со своим домом Монтефиоре построил синагогу, в фундамент которой насыпал землю, привезенную из Иерусалима. Сентиментальность? Не думаю. Скорее, это естественное проявление своей связи со Святой землей. Монтефиоре почитал святые места Палестины и вложил немалые средства в реставрацию могилы Рахели. И свою Джудит он похоронил в Рамсгите в специально построенной усыпальнице, почти копии той, что на могиле Рахели. Туда же привез землю, только не из Иерусалима, а из Бет-Лехема, где покоится праматерь Рахель.

Деятельный и энергичный человек, обладавший, по-видимому, отменным здровьем, он не чувствовал старости. Когда спустились к нему белые ангелы - рассказывает легенда - и напомнили ему о том, что сэру уже 80 лет и пора, мол, на небо, он отмахнулся от них, сказав: "Отстаньте, мне некогда!". И Г-подь Б-г подарил ему еще двадцать один год жизни.

В 1884 г. в Англии и во многих странах мира торжественно отметили его столетие. В музее-мельнице демонстрируются копии юбилейных медалей, врученных ему в честь знаменательной даты.

На сто первом году жизни, в 1885 г., скончался Моше (Мозес) Монтефиоре, верующий иудей, английский финансист, общественный деятель и филантроп.

Рядом с мельницей небольшая каменная постройка, в которой за витриной стоит карета сэра Монтефиоре. На карете семейный герб: два флажка, которые с обеих сторон держит лев - символ колена Иехуды и олень - символ Эрец-Исраэль. На флажках девиз: Иерушалаим. Между ними корона, под ней два магендавида. Венчает герб лента с надписью на английском: "Вспоминай и благодари!"

Таков герб Монтефиоре, такова его карета. К сожалению, это копия. Оригинал кареты не сохранился. Лет десять назад хулиганы сожгли ее. Она была восстановлена по чертежам и снимкам, а копия выставлена на всеобщее обозрение, но теперь уже под пуленепробиваемым стеклом.

Гора Сион

Напротив мельницы - западный склон горы Сион. Кажется, рукой подать, а на самом деле неблизко, и лежит между ними Долина ада, вернее то, что осталось от нее. Историк Иосиф Флавий назвал ее Змеиной долиной. Протяженность долины несколько километров. В период Первого храма это был глубокий овраг, куда язычники в жертву Молоху сбрасывали своих детей, а потом их сжигали и, чтобы заглушить крики, играли на музыкальных инструментах. В 7 в. до н.э. при иудейском царе Иосии (Иошияху) были уничтожены все языческие жертвенники, а в Долину ада сбрасывали городские нечистоты и трупы животных. Для того, чтобы избавиться от зловоний и предотвратить эпидемии здесь всегда поддерживался огонь, и поэтому место стало называться Геенной огненной. Добавлю что слово "геенна" происходит от названия лощины Ге бен Хинном, упомянутой в Библии. Она принадлежала сыну (бен) некоего человека, которого звали Хином. А вообще Хинном это ад - обитель душ грешников. Прошло много веков. Из заболоченной зловонной долины это место превратилось в пустырь, и в 16 в. султан Османской империи распорядился его очистить и наполнить водой. Так появились бассейны султана, где купали лошадей и черпали воду для орошения безводных земель. Теперь на том месте, где когда-то были бассейны султана, разбили парк, возвели несколько строений, открыли галереи, кафе, построили концертную площадку. Из-за нестерпимой дневной жары концерты происходят, как правило, вечером. И вот представьте себе огромное звездное небо, древние стены, высвеченные лучами прожекторов, желтые уличные фонари, проступающие наскальные породы исчезнувшей Долины ада, амфитеатр, где сидят приумолкшие зрители, и вы поймете, если я скажу, что все это производит впечатление чего-то ирреального, метафизического...

Итак, гора Сион. Краткая Еврейская Энциклопедия дает такое объяснение: "Гора Сион (Цион), точнее Цийон-холм в Иерусалиме, ставший символом этого города и Эрец-Исраэль". Как в Библии: "Из Сиона выйдет Закон и слово Божие из Иерусалима". Но что означает само слово Цион? На этот счет есть несколько мнений. Одни считают, что библейское слово "Цион" это форт, укрепление, крепость другие полагают, что слово означает "солнечный", "блестящий". А третьи, что этимология этого слова неясна. Но все сходятся на том, что до израильских завоеваний так называлась крепость языческого племени иевуситов, позднее завоеванная царем Давидом и получившая название Ир Давид (Город Давида). В период Первого храма название Сион распространилось на город Давида, холм Офель и Храмовую гору. В эпоху Хасмонеев (2 в. до н.э.) выражение "гора Сион" было закреплено за верхним городом Иерусалима. Более поздняя традиция включила в это название и холм, который мы сейчас видим. Слово "Сион" легло в основу понятия "сионизм", впервые введенного в употребление в 1890 г. На горе Сион находятся мечеть, церковь и два каменных здания. Гора не обнесена стеной, хотя, как у всякого древнего места сосредоточения культовых зданий, она, по идее, должна быть. Судя по историческим источникам, стена действительно существовала и являлась составной частью Старого города. Что же случилось? На этот вопрос может ответить легенда. Строители, воздвигавшие вокруг Иерусалима крепостные стены, знали, что планом предусмотрены Сионские ворота, но о самой стене забыли - то ли по ошибке, та ли случайно, то ли по недосмотру архитекторов неважно, почему ее не построили. Важно, что гора Сион осталась без стен, а архитекторы - без головы. Да, буквально. Сулейман Великолепный - это было в 16 в. - приказал обезглавить виновных. Около Яффских ворот вам покажут нишу, где под раскидистым фиговым деревом стоят два арабских надгробия, под которыми покоятся обезглавленные тела несчастных. Никто не знает, правда это или легенда, но в сознании народа всегда сохраняется память о таких фактах.

Однако выход из создавшегося положения был найден: в стене, огибавшей Армянский квартал, прорубили ворота, связавшие его с Еврейским кварталом и Сионской горой. Поэтому ворота называли то Сионские, то Еврейские. На этих еврейско-сионских воротах до сих пор сохранились следы двух войн - Войны за Независимость 1948 г. и Шестидневной, 1967 г. Ворота, как рябые, - так много на них вмятин и воронок от снарядов и пуль.

Но обратимся к истории, которая говорит, что в период Второго храма здесь, на горе Сион, была одна из семи синагог Иерусалима. Это подтвердили раскопки, произведенные на северном склоне горы Сион, где находится могила царя Давида. (На самом деле неизвестно, где он похоронен.) Там были найдены остатки одной из семи синагог и в 524 г. поставлен огромный саркофаг, под которым, по легенде, покоится прах царя Давида. Теперь саркофаг покрыт бархатом, и на нем золотыми буквами написано: "Мелех Исраэль, Давид, хай вэ кайям" (Царь Давид жив и существует). Откуда эти слова? Из Талмуда, где сказано, что Давид продолжает жить, и из более поздней легенды о том, что царь Давид вовсе не умер, а погрузился в беспробудный сон, в котором будет пребывать до тех пор, пока он не явится как Мессия и не принесет избавление еврейскому народу. Вот откуда эта надпись на бархате саркофага.

На втором этаже, как раз над гробницей царя Давида, находится горница Тайной вечери. В 1 в. н.э. здесь была небольшая церковь, считавшаяся францисканцами местом последней перед арестом трапезы Иисуса. В 12 в. крестоносцы на фундаменте древних строений построили церковь Благовещения, которая неоднократно разрушалась и реставрировалась. От нее остался просторный зал со сводчатым потолком и колоннами. На колоннах едва можно различить рисунки, изображающие пеликанов. По христианским поверьям, эти птицы отрывают от себя куски мяса и кормят голодных птенцов. Над дверью с трудом просматривается какой-то герб. Оказывается, это герб города Регинсбурга, откуда были родом те крестоносцы, которые отстроили горницу Тайной вечери.

Турки, пришедшие в Иерусалим в 16 в., практически уже не разрушали существовавшие до них постройки, а приспосабливали их под свои нужды. Так и случилось здесь: они снесли лишь колокольню церкви и на ее месте воздвигли мечеть с минаретом. Минарет особый - с часами и флюгером. В мечети установили михраб - нишу, обращенную в сторону Мекки, и справа от нее - минбар - трибуну для проповедника, снабженную деревянным навесом. Мечеть они назвали Наби Давид (Пророк Давид). Причем здесь Давид? Дело в том, что, согласно исламской традиции, Адам, Ной, Авраам, Моше, Давид, Шломо и Иисус считаются пороками, предшествующими появлению последнего пророка, Мухаммада.

Глядя сверху или с расстояния на это сооружение, невольно поражаешься такому странному, будто созданному самим Провидением, сосредоточению на одном пятачке, на одной строительной площадке, символов трех религий. Мало того, они словно специально построены с учетом времени возникновения каждой из них. У основания - самая древняя, иудейская, возникшая в 13 в. до н.э., представленная гробницей Давида затем вторая по времени возникновения - 1 в н.э. - христианская (горница Тайной вечери) и последняя, восходящая к 7 в. н.э., - ислам (минарет). Три монотеистические религии самым естественным образом, может быть, без всякой преднамеренности, находятся вместе - и ничего, уживаются.

Недалеко от могилы Давида, рядом с небольшой синагогой, Музей катастрофы европейского еврейства. Его создал человек, чудом уцелевший в Освенциме и тоже чудом добравшийся до Иерусалима еще до образования Государства Израиль. Позади у него - погибшая в печах семья, а впереди одно желание, одно стремление - собрать все, что уцелело в Катастрофе, и рассказать о том, что происходило. В одной из маленьких комнат музея горит вечный огонь, в другой - поминальные плиты с именами погибших и различные предметы: домашняя утварь, книги, обувь, одежда - словом все, что осталось. Когда был создан Яд ва-Шем, хозяину музея предложили передать свою коллекцию музею. Он отказался. Так и существует этот скромный музей-одиночка - может быть, с точки зрения музейной науки, и не научный, но, с человеческой, - потрясающий.

Рядом с этим комплексом трех религий, как я его называю, внушительный собор с черным куполом и четырьмя башнями по краям. Когда-то, в византийский период, здесь была церковь, остатки которой в виде огромных плит и обработанных камней можно еще видеть в подвальном помещении. Церковь была построена в память почившей Марии, матери Иисуса, и названа церковью Успения, или Дормишон, по-латински. Собор, который мы видим, воздвигнут в 1910 г. на участке, подаренном Вильгельму II в 1898 г. турками. Мощными стенами и башнями Дормишон напоминает крепость. Красив круглый мозаичный пол собора, где изображены знаки зодиака. Внизу, в соборе, крипта, где помещена скульптура спящей (усопшей) девы Марии.

На горе Сион находится францисканский Институт по исследованию Библии и Святой земли. Его хорошо видно, если стоять около мельницы. Здание, где расположен институт, сравнительно новое. Построено в период британского мандата, т.е. в 20 - 30-е гг. нашего века. Институт создан в 1950 г. Дугласом Янгом. Здесь изучается все, что связано с историей Эрец-Исраэль, его географией, культурой, религией. Сюда приезжают со всех стран мира, но слушателей-студентов немного - не более 100 человек. Институт закрыт для туристов и любопытных. В периодической печати появляются время от времени отдельные публикации о его деятельности.

Итак, наша прогулка по горе Сион завершена. Конечно, мы не всюду здесь побывали: не заглянули в иешивы, скрывающиеся за небольшими каменными заборами с распахнутыми воротами, не осмотрели застройки времен крестоносцев, не поднялись на вековые стены, откуда сквозь марево прочерчиваются отроги Иудейских гор, не посетили дорогой сувенирный магазин, не оставили там свои шекели, не постояли около усталого безмятежного верблюда, на которого взгромождаются туристы, позирующие перед фотокамерой.

По горе Сион можно бродить часами и открывать для себя все новое и новое. Вообще гора Сион - это открытая, но до конца не прочитанная книга ни историками и археологами, ни тем более нами, экскурсантами.

Далее

Ваша оценка этой темы

1 2 3 4 5