Главная страница >>Библиотека >> «Кувшин с медом». еврейские легенды и сказки >> части I, II, III, IV, V

Перед Вами электронная версия книги «Кувшин с медом», еврейские легенды и сказки, изд-во "Амана".
Подробнее об ее издании и возможности приобретения – здесь. Zip-файл >>

Подсказка! Для просмотра содержания книги целиком, увеличьте ширину левого окна, отодвинув мышкой его вертикальную границу вправо.


ЗАГАДКИ ЦАРИЦЫ САВСКОЙ

Состарился Давид, царь Израильский, и умер.

Стал вместо него царем его сын Соломон. Соблюдал Соломон законы Торы и старался править мудро и справедливо, но увидел, что нелегко подчас отличить правду ото лжи и узнать, кто свидетельствует истинно, а кто лукавит и притворяется. Всякий раз, когда нужно было вынести приговор, делался Соломон задумчив и мрачен - страшно ему было ошибиться и обвинить невиновного, страшно было признать обманщика правым. Всякий раз он думал: "Боже! Помоги мне найти верное решение, помоги открыть правду!"

И вот однажды, когда царь со своими придворными, объезжая страну, остановился на ночь в Гивоне, явился ему во сне Бог и сказал: "Проси у меня, Соломон, чего пожелаешь". "Даруй рабу твоему сердце разумное, - отвечал Соломон, - чтобы мог я судить народ справедливо и знал, где добро, а где зло". Понравилось Богу, что Соломон просит у него не долгой жизни, не богатства, не побед над врагами, а только мудрости, чтобы судить народ справедливо. И дал Бог Соломону сердце мудрое и разумное, а сверх того дал и богатство, и славу. Не было на всей земле и не будет уже человека, который сравнился бы мудростью с Соломоном. Сделались ему понятны людские помыслы и их деяния, повадки животных и их язык. Полюбил он беседовать с рыбами морскими, с птицами небесными и зверями полевыми. В каждой беседе и в каждом рассказе черпал Соломон новую мудрость.

И вот вздумалось ему однажды вызвать к себе на совет всех птиц. Чтобы рассказали, что творится в поднебесье и что нового можно увидеть на земле. Собрались по зову царя все птицы - и орел, и коршун, и ястреб, и цапля, и воробей, и чайка, и утка, и жаворонок. Одна только ласточка не явилась. Обиделся царь и разгневался.

- Все, - сказал, - моего приказа послушались, и большие птахи, и малые, только ласточка не послушалась. Разве для нее моя царская воля не закон?

Не успел договорить, видит, летит ласточка.

- Не гневайся, - говорит, - великий царь. Видишь, я явилась, хоть и с опозданием. А опоздала я потому, что далеко летала. Хотела я найти такую землю, в которой о тебе не слыхивали.

- Ну и как, нашла? - спросил Соломон. - Нашла я город, в котором все дома из чистого золота, а все крыши - из серебра. Растут там деревья с изумрудными листьями, а корни этих деревьев питаются той водой, что вытекает из райского сада.

- Как же зовется этот чудный город? - спросил Соломон.

- Называется он Китор, а находится в земле Савской. Правит этой землей женщина такой красоты, что подобной ей не сыскать во всем свете.

- И ты хочешь сказать, что в городе Киторе и во всей земле Савской никогда обо мне не слыхивали?

- Не гневайся, великий царь, - не слыхивали. Ни сама царица, ни ее подданные не знают даже твоего имени. Но если пожелаешь, я отправлюсь туда снова и отнесу царице письмо от тебя. Пригласи ее к себе в Израиль, пусть приедет и убедится, что твое богатство не меньше ее.

Тут же призвал Соломон писца и велел составить письмо. Как только письмо было закончено и запечатано царской печатью, Соломон вручил его ласточке и приказал как можно скорее передать царице Савской. А чтобы по дороге не случилось с посланницей какой беды, велел он другим птицам лететь за ней следом, поддерживать в пути и оберегать от опасностей.

Не прошло и трех дней, как царица Савская держала в руках письмо царя Соломона.

"Я, Соломон, царь Израиля, - было написано в письме, приглашаю тебя, царица, посетить мою землю и взглянуть на мои владения. Обещаю, что встречу тебя с великими почестями и исполню любое твое желание. Прошу тебя не медля собираться в дорогу и известить о своем прибытии. Весьма надеюсь, что ты не откажешься взглянуть на святой город Иерусалим. Но если откажешься, пойду на тебя войной и двину мои войска на твою землю. Я, с Божьей помощью, правлю народом многочисленным и сильным. И не только люди, но и звери лесные, и рыбы морские, и птицы небесные признают мою власть над собой. А потому, если не примешь моего приглашения, нашлю на тебе воронов и ястребов, чтобы докучали тебе, и клевали тебя, и не давали покою; нашлю сов и филинов, чтобы залетали по ночам в твою опочивальню и пугали тебя своим уханьем.

Жду твоего прибытия с нетерпением, Соломон, царь Израильский".

Прочитала царица письмо и призадумалась. Велела созвать всех своих советников и спросила, что они думают об этом - как ей надлежит поступить и что надлежит сделать.

- Ничего не делать и никак не поступать, - постановили советники. - Оставь это дерзкое письмо без ответа и сделай вид, что вообще никогда его не получала. Поблагодарила царица советников за их мудрый совет и велела своим придворным собираться в дорогу. "Ведь если он так могущественен, что даже птицы небесные покорились его воле, - рассудила царица, - то с какой стати стану я обижать его отказом? Не лучше ли мне иметь в его лице друга, а не врага?"

Шесть кораблей нагрузили по приказу царицы золотом и серебром, драгоценными камнями и благовониями, дорогими тканями и редкой древесиной. А на седьмой, самый большой корабль взошла сама царица, со всей своей свитой, и слугами, и советниками, и придворными. Шестьдесят девочек и мальчиков одинакового роста и возраста было в свите царицы, и никто не мог понять, зачем понадобилось везти за море столько детей. Но такова была Царицына воля, и никто не стал ей перечить.

Не прошло и трех недель, как царица Савская ступила на землю Израиля. Царь Соломон встретил ее с великими почестями и старался исполнить любое ее желание.

Слова ласточки справедливы, - сказал Соломон своим советникам, - не видел я женщины прекраснее царицы Савской. Одно меня беспокоит: обратили ли вы внимание, что она никогда не обнажает ног? Даже подымаясь по лестнице, не придерживает она края платья, как это делают другие женщины. И, садясь в паланкин, первым делом задергивает полог. Что бы это могло значить?

Это свидетельствует о том, что царица Савская вовсе никакая не женщина, - сказали советники. - Хотя мать ее была женщина, но отец ее - демон. И хотя лицо ее прекрасно, но ноги ее - козлиные. Заставь ее приподнять край платья, и ты убедишься в справедливости наших слов.

Стал Соломон думать, как заставить царицу Савскую приподнять край платья. Подумал-подумал и велел выложить пол в одном из залов своего дворца голубым хрусталем. А когда работа была закончена, пригласил царицу зайти. Ступила царица на хрустальный пол, и показалось ей, что она ступила в воду. Подхватила она обеими руками край своего платья и обнажила свои ноги. Увидел Соломон ее ноги и рассмеялся:

- Самые обыкновенные ноги! - воскликнул царь. - Вовсе не козлиные! Только немного волосатые.

Вспыхнула царица Савская и поклялась отомстить Соломону за его выходку.

- Я вижу, - сказала царица, - ты любишь разглядывать то, что скрыто от глаз. В таком случае, я полагаю, ты не откажешься разгадать мои загадки. В них мудрость, скрытая от простаков.

- С удовольствием выслушаю твои загадки, - ответил Соломон, - и надеюсь, что с Божьей помощью разгадаю их.

- Вот первая загадка, - сказала царица. - Растет в поле, птицам на радость, рыбам на погибель. Богатому доставляет почести, бедному - позор. Покойнику служит украшением, живому - устрашением.

- Это лен! - тотчас отвечал Соломон. - Растет в поле, птицы себе на радость клюют его зерна, рыбы себе на погибель попадают в сплетенные из него сети. Богатому льняные одежды прибавляют почестей, а бедному от льняных лохмотьев один позор. Покойника льняной саван украшает, а живого льняная петля устрашает.

- Эту загадку ты разгадал верно, - сказала царица. - Послушай другую: какая влага не падает с неба, не стекает с гор, бывает сладка, как мед, и горька, как полынь?

- Слезы! - отвечал царь. - Слезы не падают с неба и не стекают с гор. Бывают слаще меда, когда люди плачут от радости, и горше полыни, когда плачут от горя.

- Верно, - сказала царица. - Слушай дальше: какие подарки получила я от своей матери? Один родился в воде, другой - в земле.

- Не ошибусь, если скажу, что твоя мать подарила тебе вот это жемчужное ожерелье и вот этот золотой перстень. Жемчуг родится в воде, а золото - в земле.

- Верно, - сказала царица. - Слушай дальше: не движется, пока живо, но путешествует после смерти.

- Знаю! - ответил Соломон. - Это то, без чего ты не добралась бы до моих владений. Корабль не движется, пока стоит в лесу живыми деревьями, но после их смерти плавает по морям-океанам.

- И эту загадку ты разгадал верно, - сказала царица. - Послушай следующую: кого кладут в землю прежде смерти?

- Зерно! - отвечал Соломон.

- Кто не родится и не умирает?

- Господь Бог, да будет благословенно Его Имя.

- Что делать, - вздохнула царица, - все мои загадки ты разгадал. Осталась одна последняя. Посмотрим, как ты справишься с этой.

Позвала она детей, которых привезла с собой из земли Савской. Вошли в зал шестьдесят детей, все одинакового роста, все одеты в одинаковые платья.

- Половина из них - мальчики, половина - девочки, - сказала царица. - Можешь ли ты указать, где мальчики, а где девочки?

- Нет ничего проще! - ответил Соломон.

Велел он принести мешок орехов и разбросать на полу перед детьми. Тотчас задрали мальчишки свои платья и стали - набивать орехами карманы штанов. А девочки принялись собирать орехи в подол.

- Вот мальчики, а вот девочки! - засмеялся царь. Увидела царица, что нет такой загадки, которую Соломон не мог бы разгадать.

- Ради твоей мудрости прощаю я тебе твою дерзость, - сказала и отдала царю Израильскому все, что привезла с собой на кораблях: и золото, и серебро, и драгоценные камни, и заморские ткани, и редкую древесину, и благовония.

И Соломон в свою очередь одарил ее многими подарками. Ни один из его гостей не был принят с таким почетом и ни один не гостил в Израиле так долго.

ЦАРЬ СОЛОМОН И ПЧЕЛА

Однажды в полуденный час отдыхал царь Соломон в своем прекрасном саду. Двое телохранителей стояли возле спящего повелителя - один справа, другой слева - и обмахивали его опахалами.

В это же самое время летала по прекрасному царскому саду маленькая пчелка и собирала нектар с цветов. Не заметила пчелка опахал и уселась отдохнуть царю на нос. Почувствовал Соломон, что кто-то щекочет ему нос, взмахнул во сне рукой и едва не прихлопнул пчелу. Испугалась пчела и со страху ужалила царя в нос. Мудрого Соломона, великого повелителя - и прямо в нос! Чего только не случается на свете...

Вскочил Соломон - как вскакивает всякий ужаленный человек - и глянул на своих телохранителей - как может глянуть только грозный владыка: так-то вы меня охраняете?!

Кинулись телохранители ловить пчелку, да не поймали. Хлопали-хлопали опахалами - один справа, другой слева - и все без толку!

А нос Соломона между тем раздулся и покраснел, как спелый гранат. И можно было только догадываться, как он горел и болел.

Наполнилось сердце царя гневом. Призвал он своих министров и сановников и приказал:

- Истребить всех пчел в пределах моего царства! Не надо мне ни их меда, ни их жала!

Услышали пчелы страшные слова царя и зажужжали в ужасе: Чего же ждать? Чего же ждать? Беж-жать, беж-жать...

- Подождите, - сказала маленькая пчелка, - я одна во всем виновата, я и предстану пред очи великого царя.

И предстала.

- О великий и мудрый Соломон! - сказала пчелка. - Я слышала, ты повелел истребить весь наш пчелиный род. Но это несправедливо. Я одна во всем виновата, меня одну и вели казнить. Но если прежде, чем произнести свой царский приговор, ты изволишь меня выслушать, я скажу, что вовсе не по злому умыслу ужалила тебя в нос. Нос твой был прекрасен, как роза, и душист, как спелое яблоко. Потому я и решила немного отдохнуть на нем. Все, что случилось потом, - досадное недоразумение. Поверь, я не хотела причинить тебе никакого вреда.

- Я вижу, ты мастерица говорить, - усмехнулся Соломон. - Слова твои не менее сладки, чем твой мед. Но может ли великий и мудрый царь полагаться на речи льстеца?

- Прости, царь, если я снова согрешила перед тобой, - вздохнула пчелка. - Но если ты действительно так мудр, как о тебе говорят, ты должен знать, что и самое крохотное существо, вроде меня, может причинить великий вред...

О, это я знаю! - воскликнул Соломон и пощупал свой распухший нос.

- Но порой также может и выручить из беды... И даже такого великого и мудрого царя, как ты.

Не удержался Соломон и рассмеялся.

- Это ты-то, пчела, можешь выручить меня из беды?.. Расхохотался царь, и весь его гнев пропал. Да и пристало ли великому владыке гневаться на малую пчелку?

- Так и быть, - сказал он пчеле, - лети себе с миром и больше не попадайся мне на глаза.

Обрадовалась пчела и полетела поскорее сообщить всем своим сестрам, что Соломон смилостивился над ними.

Много ли, мало ли времени прошло, но нос Соломона зажил и опять стал прекрасным, как роза, и душистым, как спелое яблоко.

И вот однажды прослышал царь, что за морем живет красавица-царица, царица Савская. Очень захотелось Соломону взглянуть на нее и узнать, правда ли так велика ее красота, как рассказывают люди. Послал он в землю Савскую гонцов с дорогими подарками и наказал им ни в коем случае не возвращаться обратно без царицы. Пусть приедет к нему в гости - себя показать и на него поглядеть.

Приняла царица приглашение и явилась в Иерусалим со всеми своими придворными, и министрами, и слугами, и служанками, и еще захватила с собой шестьдесят мальчиков и девочек. Встретил ее Соломон с великими почестями и решил, что не лжет молва - нету на свете женщины красивее, чем царица Савская. Показал ей Соломон свой чудесный дворец и прекрасный сад, а потом принялся развлекать ее приятными беседами.

- Слышала я, - сказала царица, - что ни один смертный не может сравниться с тобой мудростью. Любопытно было бы мне самой убедиться в этом. Не согласишься ли разгадать мои загадки?

Согласился Соломон, и принялась царица Савская загадывать ему загадки - одну мудреней другой. Но сколько ни спрашивала, сколько ни хитрила и ни лукавила, на все находился у Соломона ответ, на каждую загадку была у него разгадка. Не осталось наконец у царицы ни загадок, ни вопросов. Тогда позвала она мальчиков и девочек, которых привезла с собой из земли Савской, и каждому дала в руки по букету цветов.

- Есть среди этих цветов настоящие, а есть искусственные, - сказала царица. - Если сумеешь указать, какие цветы настоящие, а какие искусственные, поверю, что ты, Соломон, и вправду мудрейший из людей.

Принялся Соломон ходить между детей. Приглядывался к цветам и принюхивался, принюхивался и приглядывался, но не мог отличить, какие из них настоящие, а какие искусственные.

И вдруг услышал над ухом жужжание:

- Ж-ж... ж-жу... Я тебе укаж-жу...

Смотрит, вьется над цветами малая пчелка. Покружила, покружила и села на один из букетов.

- Вот настоящие цветы! - воскликнул Соломон. Удивилась царица, как ему удалось разгадать и эту загадку, но делать нечего - пришлось ей признать Соломона мудрейшим из людей.

ТРИ ЛЕПЕШКИ

В одной рыбацкой деревушке недалеко от города Яффы жила бедная женщина. Муж ее вышел однажды на своей лодке в море, да так и не вернулся, а дети один за другим выросли и разлетелись в разные стороны. Не было у них, как видно, времени и возможности навещать старушку-мать и помогать ей. Жила себе женщина одиноко в своей хижине и ради куска хлеба бралась за любую работу, какую могли предложить ей односельчане: чистила и солила рыбу, которую возили в Яффу и в Иерусалим на продажу, чинила рыбацкие сети, помогала смолить лодки, а в холодные зимние дни шила рыбакам одежду. Все это позволяло ей кое-как прокормиться, и никто не помнил, чтобы она жаловалась на судьбу.

Но вот однажды выдалась зима такая долгая и ветренная, что все в деревне приуныли. Все припасы подошли к концу, а море было таким бурным и опасным, что никто из мужчин не решался выйти на ловлю рыбы. Во многих семьях узнали, что такое голод, но хуже всех пришлось бедной женщине. Она и в хорошие-то времена с трудом дотягивала до весны, а теперь у нее и вовсе ничего не осталось, никакого пропитания, ни муки, ни рыбы, ни фруктов.

Повздыхала она, повздыхала и отправилась к самому богатому в деревне человеку.

- Помоги не умереть с голоду, дай немного мучицы, - попросила женщина. - А я тебе после верну или как-нибудь отработаю. Если только дотяну до теплых дней, не забуду твоей доброты.

- Я бы и дал, - сказал рыбак. - Ты женщина честная и работящая, и мне от души тебя жаль. Но вот беда - у нас у самих, можно сказать, ничего не осталось, а буря, Бог весть, когда уляжется. Если такая погода продлится еще неделю, нам и самим станет нечего есть.

- Ну что ж, - сказала женщина, - я на тебя не обижаюсь. Конечно, что тут поделаешь? У тебя семья - жена, дети, ты о них должен печься. А обо мне Господь позаботится.

Сказала так и хотела уйти, но рыбак остановил ее.

- Иди, - сказал, - в кладовую. Последний мешок муки мы сегодня прикончили, но если помести по углам да по стенам, на лепешку-другую, может, и наберется.

Женщина так и сделала - помела и поскребла по закоулочкам да по щелочкам и набрала несколько горстей муки.

Ты уж прости, - сказал рыбак, - кроме этого ничего не могу тебе дать.

- Спасибо и на том, - сказала женщина. - Сколько буду жить, не забуду твоей милости.

Вернулась она домой счастливая, растопила огонь под очагом, замесила тесто и испекла три лепешки. Сняла лепешки с противня и только вздумала сесть за стол и произнести молитву над хлебом, как в дверь постучали. Открыла женщина и видит старика, да такого замерзшего и несчастного, что у нее сердце сжалось от жалости.

Что ты тут делаешь? - спросила женщина. - Куда бредешь в такой холод?

Иду из Дора в Яффу, - сказал старик. - Был у меня в Доре хороший дом и всякого добра доставало, да, видно, за грехи мои наслал на меня Господь пожар. Не иначе, как задремал я возле очага и не заметил, как выпала головешка подожгла циновку, что лежала на полу. Весь дом сгорел до тла, и все имущество мое погибло в огне. Да и сам я чудом остался жив. Вот, бреду теперь к сыну в Яффу, да не знаю, дойду ли. Ослабел я в дороге и промерз. Сделай милость, позволь немного обогреться.

Усадила женщина старика поближе к очагу и протянула ему одну из трех лепешек.

- Отдохни и подкрепись, - сказала.

Хотела произнести молитву над хлебом, только раскрыла рот, опять кто-то стучится в дверь. Отворила женщина и видит, стоит на пороге странник, еще более несчастный и ободранный, чем первый, - еле на ногах держится.

"Что за чудеса? - подумала. - То по целому году никто ко мне не заглядывает, а тут сразу двое". Удивилась, однако, и этого пригласила зайти и обогреться.

- Спасибо, добрая женщина, - сказал путник, немного отдохнув и повеселев. - Видишь, какая история со мной приключилась: был я богатым купцом, шел с караваном дорогих товаров из Рамота Гиладского в Яффу, да, видно, за грехи мои наслал на меня Господь разбойников. Перебили они моих слуг и погонщиков, разграбили все товары, а меня самого бросили на дороге полумертвого. Вот, пробираюсь я теперь домой без полушки в кармане. Ну, спасибо тебе за тепло и приют, обогрелся я и пойду себе дальше - покуда не стемнело.

Сжалилась женщина и над этим и протянула ему вторую лепешку.

Возьми, подкрепишься в дороге, - сказала, и пусть Господь пошлет тебе удачу.

Тут и старик заторопился идти. Дескать, с товарищем будет ему в пути веселее и надежнее.

Ушли оба, а женщина порадовалась, что смогла помочь им в трудный час. "Как хорошо, - подумала, - что было у меня три лепешки". И только начала произносить молитву над хлебом, чтобы и самой, наконец, утолить голод, как вдруг налетел снаружи страшный ураган. Застонала ветхая хижина и не устояла под ветром, рухнула. Разметал ураган и стены, и крышу, сбил женщину с ног и унес неизвестно куда ее последнюю лепешку.

Привстала она с земли и заплакала. Поплакала, поплакала, а потом поднялась и пошла в Иерусалим, прямо ко дворцу царя Соломона.

- Великий царь! - сказала ему. - Рассуди меня с разбойником-ветром.

- С ветром? - удивился царь.

- Да, с ветром. Ограбил он меня и разорил. - И рассказала всю историю от начала до конца.

- Но разве ты не знаешь, женщина, - сказал Соломон, внимательно ее выслушав, - что ветер и все прочие стихии в руках Господа. Один Бог властен возносить и сокрушать, насылать скорби и исцелять их. Дела его видны нам, но не всегда понятны.

- Слова твои, царь, истинны, - отвечала женщина. - Господь над нами надо всеми, на все его воля. Это я знаю. Потому-то, когда случилось со мной это несчастье, подумала я поначалу, что оно ниспослано мне за грехи мои. И вот стала я перебирать свою жизнь и припоминать, когда и в чем согрешила, и скажу тебе прямо, царь: нету на мне такого великого греха, за который полагалось бы мне такое жестокое наказание. Не нашла я среди своих поступков столь ужасного, чтобы за него следовало отнять у меня и крышу над головой, и последний кусок хлеба. Нет, не верю я, что это Господь наслал на меня бедствие. Это ветер, разбойник, сам, по своему буйному нраву, без спросу и без разбору налетел на мою лачугу и погубил все, чем я владела. Потому и прошу я тебя призвать его к ответу и заставить возместить убыток.

- Что ж, - сказал Соломон, - если ты настаиваешь, призову его на суд и заставлю держать ответ. Только придется тебе немного обождать - ветер сейчас приставлен к работе: мелет муку на мельницах и подгоняет суда в морях-океанах. Как освободится, так сразу же велю доставить его сюда. А пока ступай ко мне на кухню и скажи, что я велел накормить тебя да приютить. Пусть помощник главного повара найдет для тебя работу по твоим силам. Будешь пока жить во дворце, а как явится ответчик, я тебя тотчас вызову. Сказал так и занялся другими разборами.

Прошла неделя, а может, и месяц, и пришел к Соломону богатый купец. А следом за ним внесли слуги мешок серебра.

- Зачем явился, купец? - спросил его царь. - Какая нужда привела?

Поклонился посетитель и отвечал так:

- Изволь, царь, выслушать всю историю от начала до конца.

- Плыл я с грузом заморских товаров из дальних стран и приближался уже к берегам Израиля, как вдруг поднялась на море страшная буря. Почернело все вокруг и померкло. Не успели матросы убрать паруса, как заплясало судно по волнам, будто щепка, и стало крениться то на один бок, то на другой. Поняли мы, что нам с нашими силами не совладать со стихией, и принялись молить Бога, чтобы не губил наши души. Но велики, видно, были грехи наши, и не внял Господь молитве. Трое суток носило нас по волнам и троих из матросов смыло волнами в море.

Раскаялись мы, оставшиеся, во всех своих прегрешениях и снова взмолились к Господу и умоляли пощадить нас ради детей и матерей наших. На этот раз Бог как будто смилостивился, и буря понемногу улеглась. Осталось нас на судне четверо - я да трое матросов. Но потеряли мы направление и не знали, где находимся и куда несемся по воле волн. Мачты наши были сломаны и паруса разодраны. А потом не стало и ветра. Море сделалось гладким, как пол в этом зале, и корабль наш застыл на месте. Хоть и починили мы кое-как одну из мачт и натянули на нее парус, но он повис в полном безветрии. Так прошел день, и другой, и третий. И снова взывали мы к Господу, но он не слышал нас. Голод мучал нас, потому что все припасы наши подошли к концу. И тогда сказал я в сердцах: "Зачем мы остались живы и не погибли в волнах? Что пользы от того, что мы спаслись в бурю, если все равно суждено нам умереть?"

И еще день прошел, и еще один. И тогда я, помню, сказал: "Десятую часть всего товара, что есть на этом судне, отдам за кусок хлеба". И представь себе - не успел я закончить этих слов, как послал нам Господь пропитание. Упала с неба прямо к нам на палубу лепешка. Подивились мы такому чуду, возблагодарили Бога и разделили хлеб поровну на четыре части. Хоть и невелика была лепешка, но вернулись к нам силы, и в тот же самый час потянуло с запада ветерком. Вскоре увидали мы родные берега и ступили на твердую землю.

Вот и весь рассказ, царь. Теперь хочу я исполнить обещанное. Серебро, что в этом мешке, - ровно десятая часть того, что стоил товар на судне. Возьми, царь, серебро и поступи с ним по своему усмотрению: раздай бедным или принеси в жертву Храму. Как сочтешь правильным, так и распорядись. Моя же совесть теперь будет спокойна.

Тотчас вспомнил Соломон бедную женщину, у которой ветер отнял последнюю лепешку, и сказал:

- Серебро это принадлежит ей. Бог увидел ее великую доброту и узнал, что она не откажет умирающим в помощи. Потому и решился наслать ураган на ее хижину. Но за ее страдание и за ее милосердие посылает он ей теперь вознаграждение. Пусть она купит себе хороший дом и проживет остаток своих дней в почете и благополучии.

Тотчас привели женщину и сделали все по слову царя. И весь народ дивился чуду с лепешкой, упавшей с неба прямо на палубу корабля, и еще больше дивился мудрости и справедливости Соломона

Далее

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5