Главная страница >>Библиотека >> «Галаха, Агада и Этика» >> части I, II, III, IV

Перед Вами электронная версия издание брошюры  «Галаха, Агада и Этика» , изд-во "Амана".
Подробнее об издании этой книги и возможности ее приобретения – здесь.
Zip-файл >>


ЛИТОВСКИЕ ЕШИВЫ

Гедалия Алон

Дважды литовским ешивам пришлось покидать Литву.

Первый – в начале Мировой войны 1914-18 гг. Точнее: летом 1915 года, когда немцы заняли Литву и часть Белоруссии. Большие ешивы были надолго оторваны от своих общин. Приходилось некоторым из них пробираться в скитании через войну бесконечную от области к области до восточных границ Белоруссии, до глубинных мест Украины, и даже до центра России. Такова была судьба – очень тяжелая для ешив и общин. Но перед духовным иудейским взором раскрывалась живая идея становления, весьма плодотворная для тех мест, где временно разместились ешивы. Ешивы разместились в еврейских районах Украины, пропитанных ароматом Хабадского хасидизма, в Полтаве, в которой временно обосновалась ешива Мир: в Кременчуге (Кнесет Исраэль – лободка), где существовал обильный мир живого самобытного еврейского бытия. В прожитой до того времени жизни удостаивались жители этих мест приобщаться к свету Торы, но не во всей полноте ее сияния. И вот, к роднику неиссякаемому, к потоку все расширяющемуся потянулись они, озаренные светом храма Торы. Как глубоко и неизгладимо было воздействие этого высокого духовного напряжения истинно интеллектуальной культуры! Ровный свет соединения этих двух миров, принося некоторое утешение, обливал мягким сиянием сшивы, вырванные из центров Торы, из почвы и атмосферы еврейской Литвы.

Это необособленное явление всегда покоилось на глубочайших основаниях иудейского познания. Также точно может быть воспринято и странствие немецких евреев, занесенных войной в еврейские поселения Восточной Европы, где знакомство с еврейством Польши и Литвы оплодотворило их душу, наполнило ее трепещущей, исполненной высочайшего смысла иудейской жизнью. И поистине волнующим было и то, что еврейство Великороссии удостоилось быть “пристанищем Торы”. Великий дух Торы дошел и до Саратова. Там, в общине, в которой было много “николаевцев” (“николаевских солдат”1), тоже разместились ешивы.

-------------------------------------
1 “Николаевские солдаты” – евреи.
-------------------------------------

Прошли годы, и ешивы вернулись на свои прежние места. Но ни одна из них, за исключением ешивы “Мир”, не достигла прежнего положения. А ешива “Мир” процветала еще в течение семнадцати лет. вплоть до Второй мировой войны. Вернувшись в прежние места, ешивы сжались, уменьшились или, как “Слободская Кнесет-Исраэль”, из которой половина ешиботников уехала в Эрец-Исраэль, разделились на две половины.

В жесточайшее время революции и гражданской войны евреи Советской России лишились национального и религиозного источника своей жизни, “сердца и главы” своей – литовского еврейства. И тогда уже взошли семена еще более жесточайшей расправы – второго изгнания, смертельного изгнания, в страде смертельной со всеми шестью миллионами евреев Европы, погибших от длинной руки гитлеризма.

Непостижима человеческим рассудком цена разрушения храмов Торы! Нет возможности даже вообразить меру отмщения за злодейское разрушение и уничтожение еврейских общин!

Оставшиеся в живых должны были напряженной силой религиозного вдохновения одержать победу в области духа.

В далеком Шанхае поселилось 300 юношей из ешивы “Мир”, а также беженцы из других ешив, и были слухи, что они продолжали самостоятельно учиться и учить других Торе. Они должны были испытать блаженное чувство их участия в спасении от гибели ветвистого, с глубокими корнями дерева иудейской культуры многих поколений.

На протяжении девяноста лет создались и выросли большие литовские ешивы: “Кнесет Исраэль”, “Кнесет бэйт-Ицхак”, “Мир”, “Радин”, “Тэлис”, “Новогрудок”, а затем особенная по качеству ешива в Лиде, открытая в 1905 году раввином Ицхаком Лаковом Рейнесом, который ввел в ешиве определенную программу занятий, разделив ее на классы и устраивая периодические испытания учеников. Сохраняя Талмуд в его традиционно-ортодоксальном понимании, раввин Ицхак Рейнес ввел общеобразовательные предметы в объеме уездного училища. Первые четыре года посвящались изучению Талмуда, последние два – сключительно ознакомлению с действующими религиозными постановлениями.

Но традиции знаменитой Воложинской ешивы, возникшей по инициативе Виленского Гаона, где воспитанники все свое внимание уделяли исключительно изучению Талмуда и иудаизма, не исчезли, и дух ее осенял все литовские ешивы. Это были традиции долгой исторической еврейской жизни, и подобные традиции не устанавливаются искусственно.

Следует подчеркнуть, что литовские ешивы обслуживали не только свои общины. Из жителей местных городков и городов не многие учились в них. Обыкновенно обучалось в ешиве 300-400 человек. Литовские ешивы собирали значительное количество учеников со всех концов России и даже – границы – океана. Приезжали туда из Польши, с Украины, из глубины Великороссии, из Сибири и с Кавказа. Многосторонняя духовная жизнь в этих ешивах била ключом. Молодые люди, воспитавшиеся в бейт-мидраше (ешива), могли представить себе ясно и определенно идеал человеческой личности и сохраняли на всю жизнь плоды учения, как ценнейшее приобретение для еврейской личности, увеличивающее запас ее сил и облагораживающее и осмысливающее ее существование. Находясь в ешиве несколько, а иногда и много лет, они, возвращаясь домой или поселившись в других местах, приносили с собой туда аромат и дух этих ешив.

Любовь к Торе и тяга к духу Израиля – оры, – этот пламенный дар в душе большинства евреев, приводили жителей городов и местечек в ешиву, чтобы довоплотить свое реальное еврейское существование. И говорить нечего, что эта любовь углубляла творческое начало молодых ученых и подготовляло почву для их религиозно-духовной и общественной деятельности. В сшивы стремились попасть юноши возвышенного духа. Некоторые из них находили туда дорогу сами, а других направляли туда родители.

Юноши, не удовлетворившиеся первоначальным образованием в маленьких местных ешивах (хедерах, “Талмуд-Тора”), уходили в бейт-мидраш (такие как в Мелце, в Слуцке, во главе которых стояли великие личности в знании Торы, выдающиеся талмудисты). Поскольку пребывание в таких ешивах было ступенью в нескончаемой лестнице, ведущей к высотам мудрости, не удивительно, что из ешив выходили ученые, писатели, поэты, общественные деятели и, конечно, раввины. Многие из этих деятелей остались верны Торе, иные же отошли от нее. Но что самое было дорогое в ешивах, что было достигнуто в них налицо, так это особо усиленное развитие интеллекта, глубокое понимание смысла всех подробностей Священного Писания, глубоко логическое толкование общих и частных положений устной Торы, глубокая и тонкая культура воспитанников ешив, оплодотворившая их дух. Серьезность и уравновешенность, стремление к совершенству и к добру, душевный героизм и беспредельная преданность истине и чистоте правды обитали в их сердцах. И сподобились они всему этому, всей этой чистоте душевной через Божественное Учение, через Тору.

Какие жизненные цели ставили перед собой юноши, направлявшиеся в ешивы со всех концов света?

Какие руководящие цели ставили перед собой ешивы при культивировании духовных способностей своих воспитанников? Хотели ли они дать им возможность закончить многолетнюю учебу с тем, чтобы сделать из них раввинов, как это практиковалось в Западной Европе?

Разумеется, что имелись и такие цели, но они не были самодовлеющими и не они составляли содержащуюся в ешивах во всей полноте и цельности их своеобразную сущность.

При выборе определенных ценностей в качестве руководящих, никогда, например, в литовских ешивах не акцентировали внимание на одной из частей Шулхан-Аруха, направляющей по смыслу своих определений к решению практических указаний закона. Воспитанники Слободки, Радина и других ешив не стремились к “аттестату в кармане”, о котором мечтал матмид2 в известной бяликовской поэме.

----------------------------------------
2 Матмид – бахур-ешива – остоянный в учении, не отрывающий глаз от книги.
----------------------------------------

Когда кто-нибудь из воспитанников, после продолжительного пребывания в среде товарищей и учителей, решал создать свою личную жизнь и собственный дом, он оставлял на несколько месяцев ешиву для обучения какому-либо ремеслу, поскольку он сочетал желанное с данным и возможное с действительным. А если он хотел после того, как добился знаний для себя, стать раввином по наклонности своей, он имел возможность подготовиться к этому званию, но ешива не считалась школой, дающей этот титул, и ученик, выбравший себе минимальную цель изучения одной из частей Шульхан-Арух – “Иоре Деа”3 или “Тур Эвен-Гаэзер”4 – для получения аттестата и звания раввина, не считался в Слободке талантливым, обладающим возможностью стать знатоком Торы. Согласно своей “природы” такая ешива не давала и общие знания Талмуда, поским5 в сердцевине. В этих ешивах изучали по существу не больше чем 6-7 трактатов из Талмуда (“Нашим” – о семейном праве – 7 трактатов; “Неэикин” – судебный устав, гражданский и уголовный – 10 трактатов) .

----------------------------------------
3 Тур Иоре-Деа” (“Учит ведению”) содержит предписания об убое скота, о пище, запреты идолопоклонства и суеверия и другие законы религиозной жизни (31 трактат). Иоре-Деа – кодекс еврейских диетарных законов, регулирующий человеческую страсть к еде.

4 Тур Эвен-Гаэзер (“Камень Помощи”) содержит законы брачного права (5 трактатов).

5 Поским – кодификаторы, дающие в своем труде сжатое резюме пгалахот; авторы комментариев. Среди них есть разливе между древнейшими и позднейшими.
----------------------------------------

Глава ешивы давал урок, и ученики сами вникали в разбираемый предмет с помощью (Раши, Риф и др. комментаторов). Они могли при этом вносить свои оригинальные интерпретации – хидушим (обновления), раскрывая смысл того или иного текста новым способом. Лишь в немногих, обыкновенно в старых ешивах, иногда изучали также “Моэд” (о праздниках) и “Кодашим” (о святых дарах).

Отличалась этим Радинская ешива. В ней Хафец Хаим руководил группой юношей и обучал их “Кодашим” – необходимым знаниям всего, что относится к жертвоприношениям и святости Храма, так как “ведь Мессия может появиться каждую минуту, и поэтому быть заранее подготовлены - молодые ученые, которые смогут разбираться в правилах богослужения в Храме”. Но даже и при изучении трактатов “Кодашим” не требовалось от учеников держать экзамена. Раз или два в течение года встречался глава ешивы с учениками у себя дома, беседовал, предлагал какой-нибудь сложный вопрос или требовал разъяснения трудного места при помощи (пилпул)6 или обсуждал новую интерпретацию как равный с равными. Вокруг него располагались ученики, задававшие ему вопросы и требовавшие разъяснений как равные. Они вели себя с ним так же, как они вели себя друг с другом.

----------------------------------------
6 Пилпул (происходит от “пилпел” – перец). В переносном смысле “заострять” Своеобразный логический метод исследования и анализа законов. Каждое положение разбирается с точки зрения его отношения к другим положениям, и, если два положения и первый взгляд противоречат одно другому, пилпул стремится выяснить, не может ли это противоречие быть устранено более точным определением понятий, входящих в то и другое положение.
---------------------------------------

И этого было достаточно.

Целью ешивы было не более, чем открыть перед учениками путь в мир Торы, дав ему возможность самостоятельно проникнуть в этот глубочайший мир мысли. Другими словами: вырабатывание навыков широкого мышления, неразрывно связанных с творческой самостоятельностью, при свободе хотения в потоке душевной жизни, с надлежащим руководством и приведением в действие также и душевных сил в изучении Торы с целью глубокого проникновения в ее сокровенные глубины. Не определялись границы учения и никогда ученик не был в проекции “начала”, то есть “не начинает”, так же как никогда он не “заканчивает”. Сразу же по поступлении он становится членом ешивы, сам – “дореш”. Он сам ставит перед собой проблему и сам решает ее, сам скрупулезно двигался в направлении активного преодоления материала. Никто ему не давал формальную возможность подготовки. Он сам, собственными силами приобретал ее по системе, принятой в ешивах (исключением были Тельзовская и Лидовская ешивы с “годичными уроками”, классной системой разных ступеней). Но если даже ученик отклонялся от системы, принятой в данной ешиве, или шел своим путем, или же путем ешивы, в которой находился раньше, даже на это смотрели с большой терпимостью. Была уверенность, что член ешивы добьется своего, а если нет, все равно начнет снова и в конце концов найдет правильное направление.

Идеалом и примером для учеников был глава ешивы с его системой учения, дававший два раза в неделю урок. Он, проникнутый духом служения (отдавания себя сверхличным ценностям), всегда готов был ввести ученика в бесконечно восходящую высоту учения, он всегда был в распоряжении ученика, если тот нуждался в этом. А общим, связующим, преграждающим неудачи была система коллективного учения, принятая в ешиве. Потребности в общей молитве, учении и исследовании сплетены были вместе. Можно было при такой системе и ошибиться, и была даже и опасность некоторой потери, но была всегда благотворна самостоятельность проявления положительной творческой свободы, выявления своих сил, предполагающих большую степень духовного возвышения с глубоко своеобразным критерием познания. Благодаря этому творческому состоянию качественная реализация личности, воспитанной в ешиве, выше, чем в других учебных заведениях. Претворение намерений и влечений сверхличных в духовную энергию хотя и может сопровождаться у человека ешивы опасностью взрывов изнутри, последствиями которых бывают растрата душевных и духовных сил и неудачи, но овладение сверхсознанием обусловлено жизнью в группе ровесников, слитностью с товарищами и духовной связью с людьми одинакового с ним уровня.

В группах ровесников заключался момент действительного почина и самоопределения, за которым стояли санкции разума и предписания идеала. Назывались эти группы – “советами” и создавались они людьми близкими по духу и возрасту для взаимопомощи и понимания высшего разряда вещей в разработке новых интерпретаций при изучении Торы.

Высокая цель формирования личности, настраивание души на высший лад, бесконечное задание человеку Торы и являлись главной целью ешивы.

Какова была система преподавания в ешивах Литвы?

В ешивах Литвы утонченность познания со своеобразной диалектикой, с поразительными дедукциями, ушедшими гораздо дальше осторожного тосафистского способа изучения Талмуда, совмещались с чистой абстракцией изложения знания, и нельзя было провести границы между абстракцией и искусными диспутами, совершенствовавшими технику усвоения устной традиции. Во всяком случае, оригинальное объяснение законов, к которому стремился каждый ученик (кроме немногих матмидим, для которых важно было не качество, а количество), пилпул, состоявший в том, чтобы путем хитроумных и искусных объяснений и толкований отыскивать логическую связь между различными темами, – были в ешивах Литвы особенного и лучшего уровня, чем в других местах, в предшествовавшие 14-му веку эпохи. Обнаруживалась находчивость в расширении понятий, но не было, как в польских ешивах, утонченных частностей в загнанных уравнениях, с трудом понимаемых умом. (Как бы ответ на один час через минутную выдумку.)

Система “пилпул” в больших ешивах Литвы заключалась в следующем:

1) Определение юридических понятий и анализ их основ для того, чтобы разобраться в вопросах, которые в одно и то же время кажутся похожими и противоречащими друг другу.

2) Усвоение и комплектование меняющихся деталей, разбросанных в разных местах сложных законов, для превращения их в правило наших интересов и влечений.

Человек выбирает себе цель. Первая цель, первое направление ешив Литвы – аналитика, которую развил р. Хаим Соловейчик из Брест-Литовска в эпоху его деятельности в Воложине и которая господствовала во всех ешивах Литвы, а в некоторых доводили ее до крайней “тонкости”, выбивавшей почву – од ног. В других же ешивах путь от менее определенного к более определенному, от более простого к более сложному развертывался в системе синтеза, когда не отворачиваются от “глубины”, в которой сложное понятие может обрести себя. В такой системе сплетались вместе анализ и синтез, в результате чего можно было найти в некоторых оригинальных интерпретациях тонкое выявление основы закона. Метафизика, обосновывающаяся теорией познания, предполагает как само собой разумеющееся логический анализ. Теория познания – уже часть логики. Развивая из всякой мысли противоположную ей, приходят от известного к неизвестному. Создастся, таким образом, диалектически-аналитический метод, который можно назвать индуктивным. Он динамичен и обеспечивает постоянное возвышение над собой в факте признания своего незнания. Это та симпатичная черта, тот идеал, антиподом которого является индиферентизм. Такой идеал обращен к свободной человеческой воле, взывает к совести, к разуму. Недаром воспитанники ешив сосредоточивали свое внимание на изучении глав из “Незикин” и “Нашим”, содержащих в себе юридические основы Мишны (гражданские и судебные уставы и вопросы семейного права).

Ученики ешив Литвы известны своей подготовленностью к юридическому и логическому мышлению в смысле осознания конкретного, специфически-человеческого бытия в свете высших целей бытия. В познании истины они обращались прежде всего к “ришоним”, а также к книгам “ахроним”, в которых много остроты, глубины и ясности.

Рабби Салантер продолжительно и всесторонне рассматривал очень непростой вопрос: можно ли путем остроумных дедукций совместить истину в законах с созиданием нового из того, что существовало?

В конце концов он пришел к выводу, что невозможно игнорировать или затормозить процесс развития этого метода тонкого анализа, поразительной дедукции, но с условием, что “человек должен достигнуть чистоты душевных сил”, чтобы быть в состоянии не поддаться соблазну искажения мысли при методе анализа как некоторого эквивалента для “научного признания” учеными.

Мы умалили бы образ ешив Литвы, если бы не приняли во внимание ту реальность, которая входила в жизнь ешив в течение полстолетия не из логических рассуждений, а из поисков “сущности”, отражавшей их внутреннее состояние. Не будет преувеличением сказать, что именно в этих ешивах произошло возрождение торат-гамусар – этики Торы. Началось оно в Слободской сшиве, а впоследствии охватило и другие ешивы. Религиозно-нравственное движение – “Мусар”, основанное рабби Исраэлем Салантером, стремясь смягчить пилпулическое изучение, примирив разум с чувством, уделяло главное внимание самосознанию и самоусовершенствованию.

Рабби Салантер, этот необыкновенный человек, выдающийся моралист, всеми силами желал оградить еврейство от соблазна Гаскалы, пленявшей внешними вещами и разрушавшей связь времен. Рабби Салантер требовал от каждого еврея расширить и углубить изучение Торы. С этой целью он сосредоточивает свое внимание на этических элементах в иудаизме, чтобы сделать их доступными для народа. Видя, что новые поколения отделяются от живого религиозного чувства, теряют бесхитростность души и цельность духа, он беспрестанно агитировал в пользу своего этического учения, прекрасно им разработанного. Человек огромной эрудиции и выдающихся душевных качеств, он пользовался исключительным авторитетом. Был он кипуч, основывал “дома этики “ в некоторых литовских общинах, руководил письменно и устно группой блестящих учеников и воспитал их для преподавания теоретической и практической этики.

“Этика” рабби Салантера по своему существенному содержанию, в своих основных мыслях сводилась к двум основным положениям: к отношению человека к Всевышнему, принимающему в соображение бытие Божие и связь души с Богом, и к человеческой морали (отношение между человеком и его ближним).

Стараниями рабби Салантера были переизданы в Вильно нравоучительные книги Менделя Сатанова и этика Ибн-Гвироля.

Под руководством рабби Салантера и под его влиянием движение “Мусар” росло и крепло, имея высокую цель: внедрить самую суть заветов в жизнь.

Не следует также забывать, что одним из главных толчков к возникновению движения была “Эмансипация” – движение, которое было поддержано властями при содействии д-ра Макса Лилиенталя7. Именно задача защиты еврейской личности от ассимиляции и от опасности отступничества от Торы, отступничества от иудаизма являлась для рабби Салантера руководящей линией в его деятельности и в написании им против “Эмансипации” своего рода “Жизненного элексира”. Его душа была встревожена истощением традиционного мышления, обнищанием традиционного быта, неспособностью сопротивления внешней гнетущей силе, согнутостью и духовной опустошенностью, что способствовало распространению “эмансипации”, потери своего национального лица, и вот в связи со всем этим он думал обо всем дальнейшем течении жизни нашего народа и о стойком, неослабном, запечатленном мученичеством духовно-нравственном призвании еврейства, о возрождении внутренней духовной цельности через углубление душевного мира религиозного еврея. Когда в 1848 году в Вильне было основано раввинское училище, правительство, по совету местных “маскилим”8, желавших использовать авторитет рабби Салантера, предложило ему стать во главе нового учреждения, но он наотрез отказался. После этого он не мог оставаться в Вильне, опасаясь преследований правительства за свой отказ. Прусское еврейство в то время старалось склонить литовских евреев к нарушению традиционной дисциплины глубочайшей религиозной иудейской культуры. Как только рабби Салантер узнал об этом, он тотчас предпринял поездку по восточным прусским городам, надеясь при помощи “Мусара” открыть немецким евреям то лучшее, что требует полноты понимания. Он стал хлопотать о том, чтобы ввели изучение Талмуда на факультетах гуманитарных наук. Чем дальше, тем упорнее он внедрял свою “этику” в широкие еврейские круги людей среднего состояния, и за все время его энергичной деятельности даже люди противоположных направлений еврейского мышления относились к нему благосклонно. Когда же, после его смерти, один из его учеников и верных последователей рабби Ицхак Блазер (известный также под именем “р. Ицеле Петербургер”) объявил, что занятия Талмудом не много стоят, если они не сопровождаются “Мусаром”, и когда он ввел “Этику” в основанную в то время Ковенскую ешиву (“Колель прушим”)9, считая, что “Этику” надо изучать наравне с Талмудом как одну из производных от Торы частей, в раввинском мире возникли колоссальные разногласия, и многие публично порицали “учителей этики” – ввинов движения “Мусар”, которые будто бы пытаются “изгнать Тору”.

----------------------------------
7 Макс Лилиенталь (род. в 1815; умер в Цинциннати в 1882) занимался просветительской деятельностью среди евреев России. Занял должность директора еврейского училища в Риге и, лестно аттестованный местным начальством перед царским министром просвещения Уваровым, установил с ним близкое знакомство, помогая ему в светском просвещении еврейского юношества, преобразовывал еврейские школы на русский лад, что приводило к ассимиляции и переходу в христианство.

8 “Маскилим” – оборники светских знаний.

9 “Колель прушим”, “община “прушим” (лица, всецело посвящающие себя изучению религиозной письменности) – “отделившиеся”, люди, которые ради высоких духовных ценностей отошли от интересов материального мира.
---------------------------------

Тяжелые разногласия закончились победой “этиков”. Некоторые странные явления в движении “Мусар” приводили многих еврейских интеллигентов к выводу, что подвижники “Мусара” занимаются ложным и вредным делом. Тогда этим, оторванным от иудаизма интеллигентам, разобраться в “мусарниках” было трудно. Облик “Мусара” сформировался и принял свою законченную форму в ешивах Литвы.

Совершенно очевидно, что включение “Этики” в ешивы Литвы привело к достижению трех поставленных движением “Мусар” целей:

1) Вся община сынов Торы должна мыслить о Торе совместно, поскольку Тора является обширной и глубочайшей мудростью, которой нет пределов. Беспредельная “Этика” занимает при этом центральное место, так же как и “этическая логика”, стремящаяся к усовершенствованию души и к добрым делам.

2) Из совокупности беспрерывного индивидуального и коллективного изучения Торы, а также и изучения “Этики” появляется возможность более деятельного иудейского миросозерцания.

3) С этической точки зрения этизирование совершается путем лояльности, которая есть не что иное, как образ мыслей, направленный на исполнение всех заповедей. Эта лояльность – оявляется во всегдашней готовности поступать в согласии с долгом, то есть по норме закона.

В той же мере как Тора состоит из законов, указаний, повелений, крайне педагогичных при обсуждении как легких, так и сложных проблем, так и этические понятия долга, послушания представляются как вполне друг с другом сплетенные, абсолютно непреложные в больших и малых делах.

Постараемся разобраться в трех течениях “Мусара”:

1) Новогрудская этика в своей существеннейшей основе есть этика “отшельничества”, отделенности. Конечно, трудно отчетливо выразить нические следствия таких проявлений новогрудской этики как абсолютное отдаление от нерелигиозного общества, непризнание правил светского поведения, хороших манер и почета, принятых в мире. Можно было бы в соответствии с представлениями того светского мира расценить такие “принципы” как асоциальность и даже антикультурность, но этот этический экстаз был экстазом возвышения духа и геройства. Эта этика, вызывавшая в человеческой душе высшее сознание чувства его внутреннего иудейского бытия, помогла необыкновенным людям морали собрать вокруг себя в городах и местечках Советской России во времена военного коммунизма тысячи детей и подростков, спасти их от ассимиляции и зажечь в их сердцах пламя религии, страстное желание отдать душу и все свое существо во имя святости Божией и вечной жизни народа Израиля.

2) Непрерывная преемственность духа в смысле благочестия, любви к усердному исполнению заповедей Божьих есть общая и глубочайшая этическая основа всех ешив, особенно же Радинской ешивы. Расширение богобоязненного набожного чувства суть направления, главою которого был рабби Хафец Хаим – богобоязненный и предельно бесхитростный праведный человек.

3) Третья этическая разновидность – Слободская этика, имевшая преобладающее влияние в ешивах Литвы. Она все глубже познавалась, все яснее и отчетливее вырабатывалась в отношении между человеком и Творцом Превечным в применении к конкретным человеческим отношениям.

Сколько святости было в исключительной отзывчивости на всё боли и нужды людей рабби Исраэля Салантера, основателя этого морального движения! Многие примеры из его жизни свидетельствуют об этом:

Однажды, накануне Судного дня шел рабби Салантер в синагогу на молитву, начинающуюся с “Кол Нидрей”. Вдруг услышал он плач ребенка. Он зашел в тот дом и увидел в колыбели малютку, а возле малютки – спящую маленькую сестричку. Уселся рабби Салантер около колыбели и стал петь, чтобы убаюкать крошку. Так и просидел он с крошкой всю молитву перед наступлением Судного дня.

Когда в 1848 г. в Вильне свирепствовала холера, рабби Салантер заботился о том, чтобы люди не падали духом и помогали друг другу, не опасаясь заразы, а накануне Судного дня он объявил, что не следует поститься и долго молиться, а необходимо находиться на открытом воздухе.

И еще один пример:

По дороге в дом одного богача, пригласившего его к обеду, увидел рабби Салантер прислугу, тащившую ведро воды в дом. Когда он вошел, гости в это время заняты были омовением рук. Спросили у рабби Салантера с удивлением – очему он, такой праведник, пренебрегая обычаем, омывает не всю кисть руки, а лишь только пальцы. И ответил им рабби Салантер: “Я не смущусь вашим неодобрением и не исполню точно мицву, когда она достигается путем труда и усталости других людей”.

Величественный и в величии своем грозен окружающий нас Божественный мир. Рабби Салантер неутомимо призывал к покаянию и рисовал грозные картины возмездия, ожидающие народ Божий за отступничество от исполнения велений Божьих. Несмотря на то, что учение и исследование являются основой этического познания и что “Июн”10 иногда прорывается в область Владыки мира, приближаясь зачастую к “тайнам Каббалы”, все же основная цель “Мусара” и его программа сводились к полноте духовной работы для выработки нравственного конкретно-жизненного миропорядка. Такого рода этическая система стремилась создать человеку соответствующую эмоциональную атмосферу мышления, при которой он был бы в состоянии возвыситься над материальной природой и освободиться от исключительной погони за полезным и “приятным”.

-------------------------------------------
10 “Июн” – способ учения при изучении Гемары с комментариями Раши. Смысл “июн” в познании различных систем изучения.
-------------------------------------------

Главной основой этой этической системы являлся тезис “Познай себя“. “Когда ты направляешься в далекие миры, даже при всей их огромности, ты не видишь своего собственного огромного истинного мира. Твоя душа – это же бьющий живой источник и храм святости и вечности твоей жизни!” Человек достигает возвышенного, Божественного и вечного света только светлым путем, не отстраняясь от наследия Божьего, в многочисленных путях изучения Торы и религиозного миродействия, в мире действия иудея.

Это этическое движение противостояло Гаскале с ее внешними вопросами культуры.

Наука о человеке является большой и сложной мудростью, и нет ей границ, точно так, как и самой Торе.

Скрытые силы добавляют жизненность и творчество в широких мирах.

Разумное исследование завещано нам Творцом Превечным, Который сказал (Исайя 40; 21): “Разве вы не знаете? Разве вы не слышали? Разве вам не говорено было с самого начала? Разве вы не поняли оснований земли?” И праведники сказали (Иов 34; 4): “Установим между собою рассуждение и распознаем, что хорошо”.

Назад
Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5