Главная страница >>Библиотека >> «Учитель поколений Рамбам» >> части I, II, III, IV, V, VI

Перед Вами электронная версия брошюры «Учитель поколений Рамбам», изд-во "Амана".
Подробнее об ее издании и возможности приобретения – здесь.
Zip-файл >>

Подсказка! Для просмотра содержания книги целиком, увеличьте ширину левого окна, отодвинув мышкой его вертикальную границу вправо.


ИССЛЕДОВАНИЯ

О ФИЛОСОФИИ РАМБАМА

Проф. Дов Рапель

Глава первая: “Смысл заповедей”

Урок первый. Имеют ли заповеди смысл?

Наша проблема - выявление смысла заповедей Торы - имеет совершенно определенную цель: способствовать лучшему пониманию Торы, прояснить нормативный характер заповедей (не вдаваясь в практические детали) и тем самым приблизить их к нашему осмыслению... Нельзя уклоняться от душевной необходимости установить их значение. Логическое обоснование цели жизни - одна из жизненных потребностей, отнюдь не малозначащих и заслуживающих обсуждения, и исследование заповедей, предписанных нам Священным Писанием, помогает логическому обоснованию образа жизни еврейского народа. Не следует поэтому удивляться, что во все времена и во всех поколениях находил отклик тезис, что "Тора не может быть предметом пустых пересудов, как у них (неевреев) ". Наши мудрецы, жившие очень давно и в более позднее время, и те и другие, позаботились о том, чтобы показать нам (как писал один из них), "что есть в заповедях Торы свойство помогать людям в их суждениях, подготавливать их к жизни, прививать им полезные навыки для последующей активной деятельности" (Х.И. Рут, "Смысл заповедей").

Почему не дано обоснования большинству заповедей?

Из 613 повелений и запретов, содержащихся в Торе, около двухсот имеют обоснование или их сущность настолько ясна, что не нуждается в пояснениях. Обязательность двух третей остальных повелений нам не ясна и никак не обоснована в Торе. Чем же это объяснить? Тем ли, что и впрямь они не имеют смысла или были какие-то причины, побудившие воздержаться от их обнародования?

В этом вопросе мнения наших мудрецов расходятся. Образовалось два лагеря, и один из них возглавил Рамбам.

"Так же, как существует разногласие среди знатоков Торы в вопросе, является ли источником деяний Всевышнего Его Божественная мудрость или только Его воля, так же не совпадают мнения наших мудрецов в вопросе о заповедях" ("Путеводитель заблудших", часть третья, гл. 26).

Мнение волюнтаристов

Разногласия среди философов можно понять из следующих рассуждений. Каждый, кто делает какое-то дело с определенной целью, несомненно, желает ее достигнуть. Он надеется, что после ее достижения ему будет лучше. Если человек не заинтересован в результатах какого-то действия нет необходимости производить его. Всевышний не нуждается во вселенной, она ему не нужна. Когда Он сотворил мир, то сделал это отнюдь не для себя. Отсюда следует, что дела Божьи не направлены к определенной цели. Если вся вселенная не нужна ему, несомненно, что и часть ее, например, род человеческий, тоже ему не нужен. Отсюда следует, что Всевышний создал вселенную только по своей свободной воле и без всякой цели. Таково мнение философов-волюнтаристов (voluntas по латыни - воля).

Когда машина эффективно работает, оправдано движение ее отдельных частей. Но если машина не выполняет полезной работы, нет никакого оправдания действиям ее деталей. Так и вселенная. Отдельные дела и события, происходящие в мире, напоминают изолированные движения деталей механизма. Если есть какая-то цель существования всей вселенной, есть оправдание и отдельным делам, способствующим достижению этой цели. Но если нет оправдания существованию вселенной, как бы ни были хороши отдельные изолированные дела, их значение таково же, как у усовершенствованной мельницы, которая мелет воздух.

Мнение рационалистов

Другого мнения придерживаются рационалисты. Они, и в их числе Рамбам, оспаривают высказанные выше взгляды. По мнению рационалистов, нельзя утверждать, что "человек может быть... совершеннее своего Творца, что человек... будет делать дела, ведущие к определенной цели..., а Бог не будет, но станет повелевать нам делать то, что для нас бесполезно, и не убережет нас от таких дел, которые нам вредны" ("Путеводитель заблудших, часть третья, гл. 31).

"Ибо есть ученые, которые вообще не пытаются найти причину заповедей, утверждая, что источник всех их - воля Божья. Есть и такие, что говорят, что все Божественные повеления и запреты вытекают из Его мудрости. Всевышний желает путем их осуществления достичь определенной цели и Он обязал нас выполнять их, так как они нам полезны" (там же).

Тот, кто полагает, что все Божественные действия - результат Его мудрости и все они имеют полезную цель, убежден, что и у заповедей есть определенная цель. Но тот, кто полагает, что вселенная и род человеческий существуют лишь потому, что так вздумалось Богу, не в состоянии найти смысла в Его заповедях. Ибо, если таковой имеется, можно утверждать, что выполнение заповедей и есть назначение человека; весь род человеческий существует лишь ради выполнения заповедей, и в этом смысл мироздания. Отсюда вытекает, что признание наличия цели у заповедей влечет за собой признание цели мироздания, что противоречит утверждениям волюнтаристов.

"У всех заповедей есть определенный смысл, но мы не понимаем смысла некоторых из них и не видим в них проявления Божественной мудрости. Таково наше общее мнение, простонародья и ученых, и слова Торы помогают придерживаться такой точки зрения" (там же) .

Из слов Рамбама видно, что в иудаизме нет разногласия по вопросу о том, существует ли у заповедей смысл или он отсутствует. Но, видимо, и в иудаизме были мнения, близкие к взглядам волюнтаристов. Об этом свидетельствует, например, такое талмудическое высказывание: "Того, кто говорит, что следует проявить жалость к гнезду птицы, надо заставить замолчать... Ибо он приписывает Всесвятому, благословен Он, жалость, когда речь идет о Божественном установлении" (Трактат Брахот, 33).

И Рамбам писал в своих комментариях к Мишне, что заповедь изгнания из гнезда* - "заповедь общепринятая, но она лишена смысла". Есть еще подобные заповеди, например, "шаатнез" (запрет носить одежду из ткани, в которой шерстяные нити чередуются с льняными), запрет употреблять в пищу одновременно мясо и молоко и другие.

----------------------------------

* Тора предписывает (Второзаконие, 22, 6-7) в случае нахождения птичьего гнезда с птенцами или яйцами сначала отпустить (изгнать) мать и лишь затем взять птенцов и яйца (прим. пер.).

------------------------------------

"Среди наших мудрецов общепринято считать, что это не беспричинные, лишенные смысла заповеди. Если бы дело обстояло так, то их следовало бы отнести к действиям вздорным и суетным. Большинство уверено, что все подобного рода заповеди имеют логичное обоснование, ту или иную полезную для человека сторону, но она нам неизвестна, так как мы еще не созрели для ее постижения" (там же).

Сатана, пытающийся запутать человека в грехах, подстрекает не выполнять заповеди, смысл которых не понятен и никто не знает, зачем они предписаны и почему их нужно придерживаться. И народы мира, ищущие повода высмеять народ Израиля, указывают на подобные заповеди и спрашивают нас об их смысле, а мы не знаем, что им ответить. Но даже когда никто не понимает смысла этих заповедей, нет ни малейшего сомнения в сердцах наших мудрецов, что такой смысл имеется, но он им неведом. Ибо если бы не было смысла в этих заповедях, выполнение их было бы делом вздорным и никчемным, которое производится человеком без всякой цели (см. "Путеводитель заблудших", часть третья, гл. 25).

Но мы не можем полагать, что Бог повелел человеку делать что-то, лишенное цели. Если же мы согласимся с тем, что заповеди целесообразны, мы должны признать также, что их цель полезна. Ведь так же, как нельзя утверждать, что Бог повелел нам делать нечто бесцельное, нельзя утверждать, что Он повелел делать нечто, направленное к дурной цели, к несправедливости или распространению вредных представлений.

"Многие знают, так как это широко известно, что царь Соломон (Шломо) знал смысл всех заповедей, кроме относящихся к рыжей корове*. Известно также изречение наших блаженной памяти мудрецов, что Всемогущий скрыл от людей назначение заповедей, дабы они ими не пренебрегали. А ведь так случилось с Соломоном, который пренебрег двумя заповедями, разъясненными в Торе" (там же).

----------------------------------

* Рыжую корову без малейшего изъяна, на которой никогда не было ярма, резали, сжигали, и ее пепел, смешанный с водой, служил для очищения ритуально нечистых людей (Числа, гл. 19.)

----------------------------------

Урок второй. Какой внутренний смысл всей Торы?

613 заповедей, данные евреям, можно разделить по их содержанию на несколько групп. Есть заповеди, связанные с жертвоприношением, имеются заповеди, относящиеся к Пасхе (Песах), есть заповеди, разбирающие вопросы займов и ссуд и т.д. В каждой из групп есть такая заповедь, по отношению к которой все другие (или большинство их) являются как бы частью ее. Исполнение таких заповедей возможно лишь тогда, когда исполняется основная заповедь данной группы. В то же время можно выполнять одну эту заповедь, не выполняя остальных из той же группы. Так, например, нельзя выполнить заповедь опрыскивания кровью жертвы, если не принесена жертва. Но Тора могла повелеть зарезать жертву без последующего опрыскивания ее кровью. Нечто подобное можно наблюдать в повелении о займах. Нельзя, к примеру, выполнить заповеди о возвращении залога, не выполнив заповеди о даче взаймы. В то же время вполне возможно было издать закон о займах, не включая в него пункт о возвращении залога.

Если рассмотреть эти группы заповедей, дабы найти в них смысл и их предназначение, мы увидим, что нет определенного взаимоотношения между главной заповедью и теми, что можно считать ее частью. В заповедях о жертвоприношениях, к примеру, совершенно очевидно, что они существуют не для Храма, а Храм существует для жертвоприношений. С другой стороны, ясно, что займы существуют не для того, чтобы дать возможность выполнять заповедь о возвращении залога, а цель заповеди о возвращении залога ~ не дать повода закрыть дверь перед одалживающим деньги (нуждающимся). А в заповедях, связанных с праздником Песах (Пасхи), запрет есть квашеное не издан для того, чтобы есть мацу, а повеление об употреблении в пищу мацы существует не для того, чтобы очиститься от квасного -все эти заповеди - различные детали основного повеления - "помни об Исходе из Египта". И это самое главное - память об Исходе из Египта, ставшая причиной многих заповедей, - не входит в 613 заповедей.

Таким образом, в осмыслении заповедей можно установить три тенденции. Есть такие заповеди, когда основная образуется из совокупности всех частных повелений (например, Храм и жертвоприношения). Есть такие, что все относящиеся к ним частные повеления находятся за рамками основной заповеди (например. Исход из Египта). И есть такие, где основная заповедь - аргумент для всех частных повелений. Этими тремя путями и следовали наши мудрецы в поисках смысла заповедей.

Пример для первого подхода мы находим в словах Бен-Хасмы: "Имущественные споры и женская нечистота относятся к числу основных разделов Галахи" (Трактат Авот, 3, 18). Вторым путем шли наши блаженной памяти мудрецы, когда сказали: "613 заповедей были даны Моисею (Моше)... Пришел пророк Хавакук и свел их к одной: "А праведник своей верой жив будет" (2, 4; Трактат Макот, 23). Третьим путем пошли рабби Акива и рабби Гилель, изрекшие, каждый по-своему: "Люби ближнего, как самого себя - вот великое правило (суть) Торы".

Рамбам в своих поисках основных тенденций Торы пошел вторым путем и обнаружил в ной две установки: улучшение материальных условий жизни человека и его духовное усовершенствование.

"У Торы двойная направленность - совершенствование души и удовлетворение потребностей плоти. Совершенствование души простых людей заключается в том, чтобы снабдить их достоверными знаниями в меру их разумения, поэтому часть этих знаний преподносится им с полной ясностью, а часть - иносказательно, так как человек не в состоянии все досконально постичь и понять. А удовлетворение потребностей плоти связано с условиями жизни общества" (Путеводитель заблудших", часть третья, гл.27).

Слова Рамбама вызывают ряд вопросов.

1. Нет сомнения в том, что многие заповеди Торы способствуют упорядочению жизни общества. Но почему Рамбам считает, что упорядочение жизни отвечает намерениям Торы?

2. Заповеди, которые способствуют упорядочению жизни общества, несомненно взяты из Торы. Но каковы те "достоверные знания", которыми она должна снабдить людей?

3. Если эти "достоверные знания" содержатся в Торе, а Рамбам признает, что часть их дана в иносказательной форме, то по отношению к ним возникает вопрос, который задавался применительно к заповедям, относящимся к обществу: откуда следует, что эти заповеди отвечают намерениям Торы?

4. Если согласиться с тем, что у Торы двойная направленность, каково их взаимоотношение и что является главным?

Начнем с последнего пункта.

"Знай же, что из этих двух тенденций первая, а именно - совершенствование души путем оснащения ее достоверными знаниями - несомненно, важнее второй" (там же).

Почему совершенствование души важнее удовлетворения потребностей тела? Это Рамбам разъясняет в своих комментариях к Мишне, Приводим его слова:

"Древние философы усиленно изучали этот вопрос в соответствии с величиной своих знаний и глубиной своих мыслей, пока им не стало ясным, что все, что находится во вселенной, имеет свое назначение и поэтому существует, ибо нет ничего созданного впустую (бесцельно) . Они нашли, что назначение всех вещей - служить человеку. Возникает вопрос - а каково назначение человека? Ученые древности исследовали дела человеческие, чтобы установить, какие из них главные, для которых он создан? И они нашли, что есть лишь одна цель его создания и ради нее он создан, а все остальные его действия лишь обеспечивают его существование, дабы он мог действовать и достичь главной цели. Главная цель человека - открыть в душе своей секреты, которые могут быть обнаружены с помощью разума, и познать истину в меру своего умения. Ибо здравый смысл говорит, что человек не создан для того, чтобы есть, пить, совокупляться, строить дома, так как все это не увеличивает его внутренней силы. В этих и других такого рода делах он подобен другим творениям. Только знания добавляют ему внутренние силы и поднимают его из низменного состояния до состояния почета. До того, как овладел знаниями, он был человеком в потенции, а теперь он превратился в человека в действии. А человек, который не приобрел знаний, подобен другим видам животных. Самое почетное понятие, к которому должен стремиться каждый - постичь Божественное единство и все, что с ним связано" (Введение к трактату "Зраим").

Приведенный выше отрывок показывает дедуктивный образ мышления Рамбама. Его доказательства и доводы сводятся к следующему:

1. Назначение и цель человека - познать Божественные истины.

2. Назначение Торы - помочь человеку двигаться в нужном направлении.

3. Этой цели не достичь, если не осуществить другой цели - построения более совершенного общества.

Рамбам признает, что

"Истинные знания, овладев которыми человек достигает совершенства (о них говорится в Торе, и Тора повелевает в них верить), это: нахождение Бога и Его единство, Его всемогущество, Его воля и Его первичность. О всех последующих целях говорится в общей форме, человеку неведомы их частности и определения..." ("Путеводитель заблудших", часть третья, гл. 28).

Достоверные знания даны в Торе в общей форме, но практические заповеди детализированы. Почему же первые даны в общей форме, а вторые подробно перечислены? Ответ заключается в том, что, хотя приобретение достоверных знаний - цель Торы, ей должно предшествовать во времени исправление общества.

"Ибо человек не в состоянии постигать логические понятия, и даже если мы будем его обучать, не захочет о них думать и равнодушно пройдет мимо, если он страдает от боли, от сильного холода. Следовательно, надо вначале достичь этой цели (удовлетворения телесных нужд), потому-то и трактует Тора о них так подробно" (там же, гл. 27).

Глава вторая: “Человек и Творец”. Урок третий. Свобода выбора.

Провидение и свобода воли.

С первого взгляда разница между рассмотрением Божественного промысла, наблюдающего над людьми и над свободой выбора, чисто синтаксическая. И в том случае, если подлежащим является Бог (наблюдающий за людьми) , и в том случае, если подлежащим является человек (располагающий свободой выбора); но это неверно. Рассмотрение Божественного Промысла - это вопрос метафизики и теологии, а рассмотрение свободы выбора относится к теории познания и психологии.

Как понимал Рамбам мысль о свободе выбора? Философское исследование этических учений и современные изыскания в области психологии вызвали целый ряд вопросов в связи со свободой выбора, которые были неведомы Рамбаму, сыну своей эпохи. Слова Рамбама и его современников помогут нам уяснить, как он понимал эти проблемы.

1. Нет черт характера, определенных со дня рождения или унаследованных

"Трудно себе представить, что родился человек, и с первого дня своего появления на свет он уже обладает хорошими или дурными свойствами. Это невозможно, как рождение человека, владеющего со дня появления на свет каким-либо ремеслом. Но вполне возможно, что человек по своей натуре предрасположен к хорошему или плохому, и те или иные действия (соответствующие этому предрасположению) для него более легки и приемлемы, чем другие" (Восемь глав", гл. 8).

Слова Рамбама схожи со словами Аристотеля в его сочинении "Этика" (книга 2, гл. 1): "Моральные достоинства человек обретает в результате тренировок. Поэтому исключено, что кто-то рождается преисполненный всяческих добродетелей. Ибо все свойства, присущие людям от рождения, нельзя изменить, прививая определенные привычки. Нельзя, например, приучить камень подниматься кверху, даже если подбрасывать его десять тысяч раз подряд. Природа подготовила нас к обретению определенных качеств и, упражняясь, мы их совершенствуем".

По мнению Аристотеля, свойства, полученные от рождения, нельзя искоренить. Если от них удалось избавиться, значит они не от рождения, а приобретенные.

Приведя пример с камнем, Аристотель не думал о том, что среди камней есть такие, что по разному реагируют на силу земного притяжения, скажем, одни сами по себе летят вверх, а другие сами по себе падают на землю. Но среди людей каждый обладает своими свойствами. Падение на землю - свойство, присущее всем камням, но, скажем, скупость или расточительность не относятся к определяющим свойствам рода человеческого. Рамбам не подкрепляет свое мнение ссылкой на пример Аристотеля, а ссылается на невозможность ремесленника от рождения. Связь между словами Аристотеля и словами Рамбама следующая:

Аристотель: Если бы человек родился с определенными свойствами характера, их нельзя было бы искоренить привитием навыков.

Рамбам: Так как свойства характера приобретаются путем тренировок, исключено рождение человека с определенными свойствами характера.

Так как поведение человека не зависит от свойств характера, полученных от рождения, на его поведение влияют лишь внешние факторы на протяжении жизни, определяющие его поведение. Об этом упоминает и Аристотель.

2. Факторы, ограничивающие свободу выбора

Аристотель признавал некоторые факторы, ограничивающие свободу выбора человека. Случается, что человек вынужден делать некоторые вещи из-за физического принуждения. Иногда он действует под влиянием страха или в силу стечения обстоятельств или в состоянии неистовства и т.п. Действия в результате таких факторов нельзя считать плодом желания (свободной воли).

Но есть и такие действия, которые можно приписать свободной воле, но не свободному выбору. Ибо нет выбора без тщательного обдумывания, взвешивания обстоятельств, но возможно желание без такого обдумывания (взвешивания) . ("Этика" книга 3, гл. 1-5).

Когда Рамбам приступил к выяснению вопроса о свободном выборе, ему было ясно из слов Аристотеля, что даже сторонники свободного выбора не могут игнорировать факторы, которые его ограничивают, и Рамбам не стал оспаривать мнение Аристотеля.

С другой стороны ясно, и это также вытекает из слов Аристотеля, что свободный выбор, связанный с тщательным обдумыванием и взвешиванием, очень близок, а, возможно, даже тождественен с умственной деятельностью. И если человек есть существо, которое характеризуется, прежде всего, умственной деятельностью, нельзя лишить человека свободы выбора, не ограничивая при этом сферы его умственной деятельности.

3. Свобода выбора и мораль

Каждый человек волен распоряжаться по своему усмотрению. Если он склонен идти по пути добра и быть праведником - он может это осуществить. Если он склонен идти по пути зла и стать нечестивцем - и это он может осуществить ("Мишнэ Тора", раздел Тшувы /раскаяние/, гл. 5, пункт 4).

Слово "ршут" (право, разрешение, владение), которое употребляет Рамбам, говоря о возможности осуществить задуманное, по своему значению отличается от общепринятого сейчас и соответствует его талмудическому смыслу. В современном понимании слово "ршут" противоположно слову "исур" (запрещение), в талмудическом же понимании оно противостояло слову "хова" (обязанность, долг). Иными словами, в современном понимании человеку дано право выбора после того, как он захотел что-то осуществить. В талмудическом же смысле человеку дана возможность желать, но это не является для него обязанностью.

Слово "нетуна" (дана) намекает, что некто предоставил ему свободу выбора. И действительно, Рамбам говорит:

"Так же, как Творец пожелал, чтобы огонь и ветер вздымались кверху, а вода и земля спускалась книзу, так же Он пожелал, чтобы человек мог действовать по своему усмотрению и чтобы все дела его были отданы ему (на его усмотрение) и чтобы никто его не понуждал и никто его не влек за собой, но чтобы сам человек действовал в соответствии с разумом, которым наделил его Господь, и делал все, что может делать" (там же, пункт 4). Из слов Рамбама следует, что данная человеку возможность относится к действию, а не к желанию. Ведь он не говорит о том, что "каждому человеку дано право желать", а утверждает, что "каждый может это осуществить". Действительно ли так обстоит дело?

4. Свобода воли

Когда человек утверждает, что сделал дурное дело, так как находился в безвыходном положении, он хочет нас уверить в том, что его желание противилось его действиям. Он, видимо, полагает, что нельзя человека судить за дело, совершенное против его воли. Мы не слышим оправдания, что человек пожелал что-то, так как у него не было выбора, то есть он вынужден был желать. На вопрос о том, возможно ли, что и желания человека ограничены факторами, над которыми он не властен и которые ему неведомы, мы не находим ясного ответа у Рамбама. Поэтому сомнительно, чтобы слова "каждому человеку дана возможность" обуславливались бы положением "если он пожелает".

5. Ограничение воли

Однако вполне возможно, что желание человека ограничено факторами, которые он может преодолеть.

"Больные телесными заболеваниями подчас сладкое считают горьким, а горькое - сладким. Так и люди с больной душой. Они жаждут и любят дурные свойства характера и ненавидят путь добра, ленятся следовать по этому пути, он для них в тягость ввиду их болезни. Как же можно излечить больных душевными заболеваниями? Пусть они пойдут к ученым людям, исцеляющим душевные болезни, и те их вылечат, и они уразумеют и вернутся на путь добра" (там же, раздел Знаний, гл. 2, пункт 1.).

Отсюда следует, что даже когда человек страстно желает того, чего желать не следует, в нем есть еще душевные силы, способные желать добро и преодолеть порочную страсть. В этой борьбе душевных сил обнаруживается разница между свободным желанием и свободным выбором, о котором, как упоминалось выше, говорил Аристотель.

Человек может желать нечто дурное, а выбрать нечто хорошее, и когда он хочет избавиться от дурных страстей, он должен заняться лечением больной души.

6. Свобода воли, свобода выбора и судьба В свете сказанного выше можно понять вмешательство Всевышнего в дела людские двумя основными путями:

1. Бог влияет на желание или выбор человека. Человеку кажется, что он хочет нечто по своей свободной воле или по своему выбору, но в действительности это не так. Всевышний определил, чтобы он пожелал или выбрал то или иное.

2. Бог не определяет желание человека, но ставит его в такие обстоятельства, что он вынужден действовать вопреки своему желанию.

Рамбам исключает первую возможность за исключением одного случая - когда Бог желает наказать человека за его прежние грехи и Он лишает его свободы желания, чтобы человек не смог раскаяться. Вторую возможность Рамбам исключает полностью. Многочисленные высказывания, которые мы находим в Талмуде и которые как-будто противоречат мнению Рамбама (как, например, известную проповедь Рейш-Лакиша в трактате "Сота", где он комментирует слова Библии "а Бог подвел ему под руку"* (Исход, 21, 13), Рамбам вообще не упоминает.

---------------------

* Речь идет о случайном непреднамеренном убийстве (прим. пер.)

---------------------

В соответствии с системами, распространенными в юриспруденции, человек подвергается наказанию за свои провинности, так как он мог их избежать. Правда, в арабской философии есть направление, которое считает, что человек совершает грех, так как так определил Бог, и нет никакой возможности избежать прегрешения. И все же такой человек должен быть наказан как будто он совершил его по своему желанию. Согласно этой системе нет места для раскаяния. Поэтому Рамбам рассматривает вопрос о свободе воли в разделе раскаяния.

"Пусть у тебя не возникает мысль, которой придерживаются глупцы народов мира и большинство тупиц наших собственных, что Всевышний определил со дня рождения человека, кем ему быть - праведником или нечестивцем. Дело вовсе так не обстоит... Никто не навязывает, не решает, не постановляет и не влечет на одну из двух дорог (благочестия и прегрешений), а сам человек склоняется к тому или иному пути" (там же, раздел Раскаяния, гл. 5, пункт 2).

7. Свобода выбора и духовная жизнь

Рассуждая о связи между Богом и человеком, Рамбам говорит:

"Я ведь тебе разъяснил, что разум, которым наделил Всевышний, создает связь между нами и Им. Дано тебе право, и когда ты хочешь, можешь укрепить эту связь. Если же хочешь постепенно ослаблять ее, пока она вовсе прекратится, можешь делать и так" ("Путеводитель заблудших", часть третья, гл. 51).

Параллель между духовной жизнью, о которой говорит Рамбам в этом отрывке, и практическими делами, о которых он трактует в разделе о раскаянии, заметна и в самом языке Рамбама. И в умственном прогрессе человека, и в его моральном развитии "право дано... если он того пожелает". И это не случайно, что переводчик Рамбама Ибн-Тибон* дословно использует в своем переводе "Мишнэ-Тора" некоторые выражения подлинника. В моральном отношении человек может подняться до уровня вероучителя Моисея и опуститься до уровня Иеровама**. И в сфере духовного совершенства человек может подняться до уровня пророков и опуститься до такой степени, что порвет всякую связь с Всевышним. Но если праведность и нечестивость человека в конечном счете зависят от него самого, духовный уровень и степень его преданности идее (в отличие от постоянства этой преданности) зависят от его подготовленности и природных способностей, унаследованных от рождения.

----------------------------------

* Шмуэль Бен-Иегуда Ибн-Тибон (1150-1230) перевел основные труды Рамбама - "Путеводитель заблудших", его комментарии к "Мишне" и ряд других с арабского на иврит (прим. пер.)
** Иеровам - сын Невата из колена Эфраима; восстал против царя Соломона и возглавил израильское царство из десяти колен, в котором ввел идолопоклонство (прим. пер.).

---------------------------------

8. Жизнь духовная и жизнь нравственная

В секулярном восприятии духовный уровень личности связан с его моральным уровнем. Человек образованный и мыслящий в состоянии взвесить и обдумать моральный аспект своих поступков, и его решения о том, как вести себя, близки к истине или даже тождественны ей. Рамбам видел в правильном мышлении и в моральном поведении человека проявление Божественного познания.

"Эта связь (правильного мышления с моральным поведением) укрепляется, когда ты используешь свой ум во имя любви к Богу и все твои намерения направлены лишь к этому... Но эта связь слабеет, когда твои мысли сосредоточены на чем-то другом. И знай, что все дела, направленные на служение Ему путем выполнения заповедей, как, например, чтение Торы, молитвы и т.п., имеют целью приучить нас думать о Нем и отвлечь от мирских дел. Это подобно тому, будто ты установил связь с самим Господом и порвал связи со всеми прочими делами" (там же). Порядок наших действий протекает, разумеется, в иной последовательности, чем у Рамбама. Выполнение заповедей, т.е. высоконравственная жизнь, помогает нам познать Творца, а это познание - единственное средство достижения религиозного экстаза.

Каким образом дело приводит к познанию, а познание - к религиозному экстазу?

Мы уже видели (в первом и втором уроках), что часть заповедей имеет целью создать материальные и общественные условия, которые позволят человеку спокойно заниматься делами истинными и с их помощью позвать Творца. Но есть и другие заповеди, которые требуют душевной направленности, как, например, молитва. В самом их выполнении есть нечто от познания Господа.

"В те часы, что ты занят выполнением заповедей, пусть и твои мысли будут направлены только в этом направлении... А в те часы, когда ты останешься сам с собою и нет при этом посторонних, когда ты проснулся на своем ложе, берегись и будь настороже, чтобы в эти драгоценные часы не думать ни о чем другом, а лишь выполнять ту умственную работу, которая приближает тебя к Всевышнему, дабы ты мог предстать перед Ним на пути истинном, как тебя учили, а не предаваться воображаемым восторгам. Это, по-моему, достойная цель, и ее может достичь каждый образованный (умный) человек, если подготовится к ней путем регулярных тренировок с помощью знающих людей" (там же). Рамбам не наставляет в своих рекомендациях великих людей - они обращены к "непосредственным" людям. И пусть нас не введут в заблуждение его слова "образованный (умный) человек". Под этим речением он подразумевает человека, придерживающегося "средней" линии в вопросах морали. "Всякий человек, который придерживается "средних" взглядов, может быть назван умным", - писал Рамбам в одном из своих сочинений. Исполнение заповедей он относит к "умственной работе", так как они не могут быть выполнены должным образом, если не сопровождаются мыслительной деятельностью. Таков путь "приближения к Всевышнему".

"Умственные" заповеди* приближают нас к Господу, а наблюдение за природой и за тем, что за ней кроется, рождает религиозный экстаз.

-------------------------------------

* Этот термин употребляет также Саадья Гаон (882-942), но его терминология не всегда совпадает с терминологией Рамбама и других. Например, Бахьей Ибн-Пакуда относил молитву к "долгу сердец", в то время, как для Саадьи Гаона и для Рамбама (в данном вопросе их мнения совпадали) молитва причислялась к "умственным" заповедям.

------------------------------------

9. Верхняя граница свободного выбора

Так же, как свободный выбор может быть ограничен снизу посредством наказания, он может быть ограничен и сверху познанием добра и зла. Ведь свободный выбор возможен лишь тогда, когда человек уверен, что перед ним по меньшей мере две или несколько дорог и он может одной из них отдать предпочтение. Но такого рода выбор связан с оценкой факторов, которые не могут быть точно измерены и определены. И так же, как нет свободного выбора в геометрии для человека, знающего ее законы и аксиомы, так же нет свободного выбора для человека, который знает Божественные истины. Мораль, например, кажется нам областью как бы специально предназначенной для свободного выбора. Но это относится лишь к тем, кто не познал своим умом истинного пути. Тот, кто познал его, не выбирает, а идет правильной дорогой, следуя за тем, что подсказывает ему ум. Таково было положение Адама, первого человека на земле, до того, как он согрешил.

'Такие понятия, как "неприличное" и "приятное" не являются аксиомами, а относятся к условностям. Ведь не говорит человек "круглое небо" - понятие "красивое", а "плоская земля" - понятие "неприличное". Для определения этих понятий он пользуется понятиями "истинное" и "лживое". Своим умом человек отличает истину от лжи. Так обстоит дело и с другими умственными понятиями. Когда Адам был до грехопадения существом совершенным, он был таким же в своих мыслях и в умственном отношении, и о нем сказано: "Ты умалил его немного перед ангелами..." (Псалмы, 8, 6). В ту пору он не мог в какой-либо мере пользоваться условностями и даже понять их... Но когда он согрешил, влекомый своими воображаемыми страстями и телесными, чувственными удовольствиями ("дерево хорошо для еды и оно услада для глаз... - Бытие, 3, 6), то был наказан тем, что был лишен умственного совершенства... Об этом сказано: "И вы будете подобно Богу, знающие добро и зло" (Бытие, 3, 5), а не сказано "знающие ложь и истину".

Глава третья: “Человеческое совершенство”, урок первый (14). Определение и виды совершенства

1. Совершенство исполнения

Иногда мы говорим о научном или художественном произведении, что его творец достиг максимального совершенства и все, что он сумеет сделать в будущем, не сможет превзойти достигнутое. Такое совершенство проявляется также в героических поступках и в самопожертвовании. Назовем его совершенством исполнения.

2. Совершенство положения

Совершенство исполнения не может быть постоянным, так как является плодом преходящего сочетания внутренних и внешних обстоятельств. Когда такое состояние проходит, кончается пора максимального совершенства. Иначе обстоит дело с совершенством положения. От человека требуются огромные усилия, чтобы достичь его, но когда такое совершенство достигнуто, оно остается (если не начнут действовать серьезные причины, разрушающие его). Нирвана - пример подобного совершенства.

3. Совершенство атомистическое

Иногда совершенство приобретается самым скрупулезным выполнением системы указаний по вопросам поведения, будь то область практических религиозных заповедей, будь то область законодательная. Таково мнение тех, которые утверждают: не потому, что мы знаем, что данное дело хорошее, нам велено его делать, а наоборот, раз нам велено его делать, значит это дело хорошее. Такая система называется атомистической, так как по отношению к каждому новому делу мы обязаны заново спрашивать, хорошо оно или плохо.

4. Совершенство личное

В то время, как система атомистического совершенства требует от человека некоторых дел и готова видеть в нем совершенного человека, если они сделаны должным образом, не интересуясь при этом, чем занят данный человек еще, помимо выполнения порученных ему дел, четвертая система стремится к личному совершенству и требует, чтобы все человеческие дела отвечали определенному принципу. Например, чтобы эти дела делались во имя Всевышнего или вытекали из желания делать добро людям и т.д.

5. Совершенство как идеал

Все упомянутые выше совершенства имеют общее свойство: они достижимы. Пятая система говорит о том, что совершенство недостижимо, к нему можно лишь приблизиться (или, наоборот, отдалиться от него) . Нам велено по мере сил и возможностей приближаться к нему, но мы никогда не достигнем полного совершенства, ибо это выше предела человеческих возможностей.

Основополагающие определения совершенства

Все, кто пытались определить, что такое совершенный человек, опирались преимущественно на факты. Так, например, великий биолог древности Аристотель видел, что главное, что отличает человека от всех других созданий, это способность мыслить. И в развитии мышления он усматривал путь человека к совершенству. В противоположность ему определение Платона - это определение социолога. Он видел, что самым лучшим обществом является такое, в котором царит гармония и нет внутренних трений. И Платон нарисовал совершенного человека как человека гармоничного, в котором все части его души подходят друг к другу.

Те, кто придерживается атомистической системы, видели, что дело само по себе не свидетельствует о том, что это хорошо или плохо. И если мы захотим судить о деле по его результатам, они тоже не могут служить нам масштабом, так как мы не имеем возможности познать все результаты. Поэтому мы нуждаемся в указаниях и руководстве извне. И так обстоит дело со всеми системами - их приверженцы видели в действительности то, что, по всей вероятности, ускользало от других, но было близко их духу, и на том, что видели, они базировали свои системы.

Позиция Рамбама

Исполнение выражает совершенство человека, оно является плодом совершенства или несовершенства. Совершенство, выражающее себя в совершенном исполнении, не может быть постоянным Рамбам отводит, однако, такому совершенству почетное место в своем учении. Он считает, что оно наиболее ярко проявилось в деятельности наших пророков.

Когда мы говорим, что человек не может выражать себя постоянно совершенным исполнением, то это верно в принципе, но возможны и исключения. Наши праотцы Авраам, Исаак и Яаков, а также вероучитель Моисей достигли постоянного совершенства.

Понятие атомистического совершенства наиболее близко духу верующего еврея. Тора и пророки все время неустанно повторяют требование выполнять заповеди, они все время подчеркивают важность той или иной заповеди, ибо в конечном итоге, как утверждает Екклесиаст, в соблюдении заповедей - суть человека.

От Рамбама, человека Галахи, можно было ожидать, что совершенство человека он усмотрит в выполнении всех заповедей, но в действительности это не так. Совершенство человека он рассматривал как идеал, а заповеди служили его достижению. Как мы увидим далее, понятие совершенного человека у Рамбама объединяет основы трех упомянутых выше систем - атомистической, личной и идеалистической.

* * *
Четыре степени совершенства

Философы древние* и долее поздних времен объясняли, что совершенство, которое человек в состоянии достичь, может быть четырех родов" (Вступление к Мишне, часть третья, гл. 54).

-------------------------------------

* Аристотель в своей Этике (книга первая, гл. 8) выражает подобное же мнение, ссылаясь на философов и поэтов, предшествовавших ему.

-------------------------------------

Совершенство имущественное

"Первый род, самый малозначащий, на достижение которого люди тратят все свои дни, это совершенство имущественное. Я имею в виду деньги, одежду, утварь, рабов, земли и т.п. - все, что человек: приобретает. И будь он даже великим властелином, это не меняет сущности дела. Но нет никакой органической связи между человеком, достигшим имущественного совершенства, и самим совершенством. Сущность такого совершенства - в мнимых, воображаемых удовольствиях, которые выражаются в том, что человек говорит: "Это мой дом, это мой раб, это мой капитал, это мои отряды и мои войска".
Если он проанализирует свою личность, то обнаружит, что совершенство находится за ее пределами и каждый предмет его имущества остается таким, каким он есть, безо всякой связи с человеком. Поэтому, когда прерывается имущественная связь, человек обнаруживает, даже, если он был великим властелином, что нет никакой разницы между ним и ничтожнейшим из людей, хотя не произошло никаких изменений в принадлежащих ему вещах. Философы разъяснили, что тот, кто заботится и добивается такого рода совершенства, заботится о чем-то воображаемом, чего нет в действительности. И даже если это имущество всю жизнь находится в его распоряжении, оно ничего не добавляет к совершенству человека" (там же).

Телесное совершенство

"Второй вид совершенства связан с человеком больше первого. Речь идет о совершенстве человеческого тела, его внутреннего строения и внешнего вида. Я имею в виду полное соответствие темперамента всем членам тела и их гармоничное сочетание между собой, а также их физическую силу. Но и этого рода совершенство не прибавляет человеку человечности, а лишь те качества, что присущи всем живым существам. Такого рода совершенство доступно даже самым малозначащим тварям. И если человек достигнет высшего предела своих физических сил, он не сможет сравниться с силой крепкого мула, не говоря уже о силе льва или слона. Максимальная ступень, которую сможет достичь человек в этом виде совершенства, - умение переносить большие тяжести, способность ломать толстые кости и т.п. Такого рода совершенство не так уж много помогав! человеку и совсем бесполезно для души" (там же).

Обратим внимание на то, что, рассуждая об этих двух видах совершенства, Рамбам приводит по каждому из них два довода. Но из них лишь один справедлив и обоснован. Говоря об имущественном совершенстве, Рамбам указывает, что оно не связано с личностью человека и не является постоянным. Второй довод не столь уж важен и не во всех случаях справедлив. Первый довод всегда верен и справедлив.

Рассуждая о телесном совершенстве, Рамбам доказывает, что оно не прибавляет человечности и что человек никогда не достигнет в этом роде совершенства уровня сильного мула. Второй довод не столь уж важен и, пожалуй, не всегда справедлив. Первый же довод весьма существенный.

Этическое совершенство

"Третий вид совершенства больше связан с личностью человека, чем второй -речь идет об этическом совершенстве. Смысл его в том. чтобы человек достиг верхнего предела нравственности. Большинство заповедей направлено к достижению этого рода совершенства, но и оно не является самоцелью, а лишь подготовительной ступенью к другого рода совершенству. Ибо все этические нормы затрагивают отношения между людьми, совершенствуя их, человек может принести больше пользы другим. Следовательно, человек этически совершенный является как бы инструментом на службе других людей. Но если представить себе, что человек живет в одиночестве и не соприкасается с другими людьми, его моральные достоинства меряют всякое значение, они никому не нужны, и человек перестает быть совершенным. В его достоинствах никто не нуждается, когда нет с ним других людей " (там же).

Подлинное совершенство

Четвертый вид совершенства - совершенство подлинно человеческое, при котором личность достигает самых высоких интеллектуальных достоинств. Я говорю о возникновении умственных понятий, позволяющих ему обрести истинные познания в Божественной сфере. Это и является высшей целью. Она обеспечивает человеку -лично ему - подлинное совершенство, благодаря ей человек - это человек. Проверь все перечисленные ранее три совершенства, и ты убедишься, что они служат другим, а не тебе лично. Или и тебе и другим. Последнее же совершенство - исключительно твое, и нет у тебя здесь компаньонов, как сказано в Притчах Соломона (гл. 5. стих 17): "Будет принадлежать тебе одному..." Потому-то стоит добиваться достижения того, что предназначено для тебя и не утруждать себя ради других" ( там же).

Дихотомия

Объяснения Рамбама базируются на образе мышления, характерного для ученых Средневековья. Первый шаг такого объяснения - дихотомический, а именно - разделение всех возможностей на две группы. Все совершенства подразделяются на две группы - совершенства человеческой личности и совершенства вне ее (имущественное). Совершенства личностные тоже делятся в свою очередь на две группы - на совершенства души и совершенства тела. Совершенства души подвергаются расчленению на совершенства умственные и совершенства этические. Все эти четыре группы охватывают все без исключения виды совершенства. И если мы обнаруживаем, что одна из этих четырех групп предпочтительней трех других, мы можем смело утверждать, что эта группа совершенства является наивысшей.

Степени

Каким образом можно установить преимущество одной степени совершенства на другими? Ответ на этот вопрос можно получить, анализируя методами, принятыми в схоластической философии, каждое из слов понятия "совершенный человек".

1. "Человек". Так как речь идет о совершенстве человека, оно должно выражаться в понятиях, присущих только человеку, или, как выражаются философы, человеку поскольку он человек, а не человеку, поскольку он живое существо. Поэтому телесное совершенство не может считаться высшим совершенством и даже подлинно человеческим совершенством. Действительно, тело человека отличается от тел других живых существ, но ведь и строение тел других существ различно. Подлинное несходство человека со всеми прочими живыми существами - в наличии разума, который отсутствует у всех прочих тварей. На это указал еще Аристотель.

2. "Совершенный". В начале урока мы говорили о характере совершенства, но не касались областей, в которых оно проявляется. Совершенство на практике может выразиться в выдающемся спортивном достижении, в героическом поступке на поле брани, в самоотверженности ради других и т.д. Человек может достигнуть совершенства во многих областях деятельности. Какова же та область, в которой человек должен стремиться к совершенству? По мнению Рамбама, это область Божественной мудрости.

Тут есть необходимость различать два вида совершенства, одно из которых завершенное, а другое - всеобъемлющее. Когда мы говорим, например, что перед нами совершенный круг, это значит, что все его точки без исключения находятся на одинаковом расстоянии от центра. Будет ли этот круг больше или меньше, мера его совершенства от этого ничуть не изменится. Это совершенство качественное.

Но когда мы говорим о "совершенном ученом", имея в виду человека, сведущего во всех науках, мы имеем в виду совершенство количественное. Этот ученый муж знает все, что можно знать в данное время. Но наука развивается, и впоследствии можно будет узнать больше. В первом примере можно говорить о совершенстве абсолютном, во втором - лишь о совершенстве относительном. Один менее совершенен, другой - более совершенен, но всегда можно подумать о ком-то еще более совершенном.

В приведенных выше рассуждениях Рамбам говорил о четырех областях совершенства. Эти четыре области охватывают все возможные сферы. Во всех этих четырех областях совершенство, о котором шла речь, - количественное. Человек должен знать, что когда он трудится, чтобы достичь одного из этих совершенств, его старания никогда не приведут его к такому совершенству, после которого исключается еще большее. Этот вывод важен, так как он доказывает, что человек не может сказать самому себе: "Потружусь для достижения сначала в одной области, затем в другой" и т.д. Поэтому очень важно, какую область изберет человек для совершенства.

Несколько удивляет, что Рамбам не отметил сходства между имущественным совершенством и совершенством этическим. Так же, как человек может быть высоконравственным лишь при условии, что он живет в обществе и ведет себя в отношениях с людьми соответственно своим моральным качествам, так же человек может быть владельцем имущества лишь при условии, что он живет в обществе, где признается частная собственность.

Интеллектуальный эгоизм

Рамбам указывает, что при подлинном совершенстве нет у человека компаньонов. Эта исключительность не случайна, она вытекает, как об этом уже было сказано, из самого понятия совершенства. Выходит, что Рамбам ратует за крайний интеллектуальный эгоизм. Этот эгоизм хуже эгоизма материального. Когда мы говорим о деньгах, хотя эгоизм здесь общепринят, мы восхваляем того, кто его преодолел и поделился с другими своим богатством. Но эгоизм интеллектуальный не только допустим, но и заслуживает похвалы в качестве достойного стремления к совершенству.

Каким должно быть отношение совершенного человека к обществу, если он стремится к полному личному интеллектуальному совершенству?

Об этом мы поговорим на одном из последующих уроков.

Глава четвертая: “Пророчество”. Урок первый (18). Подготовка к пророчеству

Пророчество в Библии

Пророчество, о котором мы знаем из Священного Писания, - явление исключительное, присущее только иудаизму. Правда, и у других народов были своего рода "пророки", но Тора считает, что они по самой своей сути (качественно) отличались от пророков Израиля. В Библии читаем:

"Ибо народы эти, которых ты изгоняешь, волхвов и кудесников слушают они; а тебе не то дал Господь, Бог твой. Пророка из среды твоей, из братьев твоих, подобного мне, поставит тебе Господь твой, - его слушайтесь" (Второзаконие, 18, 14-15).

В Торе не сказано, что пророки разных народов действительно пророки по своему поведению и манере говорить, но суть их речей - лжива. Тора утверждает, что среди народов мира нет вообще пророков. Есть волхвы, кудесники, гадатели, прорицатели, колдуны, волшебники, маги, чародеи, вызыватели мертвых. Лжепророки появились на свете после того, как начали действовать истинные пророки, пророки Божьи.

Поэтому, разъясняя явления пророчества, Рамбам не имел возможности ссылаться на взгляды чужеземных философов по этому вопросу. Аристотель не знал, что такое пророк, и слова Рамбама, когда он упоминает философов, относятся к арабскому мудрецу Ибн Сине (Авиценне) , который знал о творчестве евреев в арабской имитации, нашедшей свое выражение в личности Мухаммеда.

В исламе есть один пророк, и проблема пророчества как пути познания, как формы Божественного откровения и источника религиозного законодательства, не занимает здесь центрального места. Поэтому мнение Ибн Сины, на которого Рамбам ссылается в своем труде "Путеводитель заблудших" (часть вторая, гл. 32), лишь частично отвечает на вопросы, возникающие в связи с явлением пророчества. Перед Рамбамом встали серьезные проблемы, которые он должен был решать, оставаясь верным своим философским воззрениям, словам Библии и высказываниям блаженной памяти талмудистов. Рамбам должен был проложить себе путь среди противоречивых взглядов и самостоятельно решить проблемы, которые до него вообще не возникали. Потому учение о пророчестве является наиболее оригинальной частью философского учения Рамбама. Материалы письменной и устной Торы, которыми располагал Рамбам, были недостаточными для решения стоящих перед ним вопросов. Материалы Библии считались, само собой разумеется, единственными основополагающими во всем, что касалось пророчества. Слова талмудистов с их характерным стилем можно было рассматривать как первые теоретические высказывания о пророчестве на основе библейских источников. Общим для тех и других было отсутствие систематического изложения учения о пророчестве, как и отсутствие ответа на многие проблемы, неизбежно возникавшие в связи с пророчеством. Рамбам создал свою стройную систему, частично выводя ее из контекста древних источников, но еще более прибавляя к ним от себя.

Подготовка к пророчеству

Из Библии мы знаем, что у пророков, особенно у самых значительных, были ученики, готовившие себя к пророчеству. Библия упоминает "сонм пророков" при Шмуэле (Первая Книга Шмуэля, 10, 5), "сыновей (учеников) пророка" при Элиягу (Вторая Книга Царей, 2, 3-7) и в дни пророка Элиши (Вторая Книга Царей, 4, 38; 6,17). Амос заявил о себе, что он "не сын пророка" (4, 17), то есть, что он не ученик пророка.

О пророке Ирмеягу говорится: "Прежде, чем Я создал тебя во чреве, Я знал тебя, и прежде, чем ты вышел из утробы, Я освятил тебя, пророком народов Я поставил тебя (Иеремия 1, 5). Каково же отношение между пророком, получившим свое назначение еще "во чреве". и подготовкой к пророчеству?

Посвящение в пророки "во чреве", то есть от рождения - первое решающее условие: подготовка к пророчеству - второе решающее условие. Человек с дефектами никогда не достигнет пророческого звания, как бы он к этому ни готовился. Исключено также, что человек лег спать не будучи пророком, а утром проснулся и стал пророчествовать без какой-либо предварительной подготовки, наподобие человека нежданно-негаданно нашедшего клад ("Путеводитель заблудших", часть вторая, гл. 32).

В чем же заключается эта подготовка?

"И знай, что пророк не сможет пророчествовать, если не достигнет всех интеллектуальных достоинств и большинства этических качеств, самых существенных из них. Ведь сказано в Талмуде: "Пророческим даром обладает лишь тот, кто мудр, силен и богат" (трактат Шаббат, 32, трактат Недарим, 38). Несомненно, что понятие "мудрый" включает в себя все интеллектуальные достоинства. Понятие "богатый" в данном контексте - это высшее из этических достоинств, а именно - умеренность, умение довольствоваться малым. Таких можно считать богатыми, ведь сказано: "Кто богат? -Тот, кто доволен своей участью" ("Поучения предков", 4, 1). То есть богат тот, кто довольствуется тем, что предлагает ему время, и не сожалеет о том, что ему оно не предлагает. То же относится к понятию "силен", это одно из высших этических достоинств. Я имею в виду человека, который управляет своими силами в соответствии с тем, как было уже нами разъяснено (в пятой главе "Восьми глав"), и что соответствует изречению: "Кто силен? - Тот, кто преодолевает свои страсти" ("Поучения предков", там же).

О качествах, предъявляемых Рамбамом к пророку, можно судить по следующему отрывку:

Подготовка

"Если найдется человек, у которого мозговое вещество являет собою полное совершенство с точки зрения здоровья, состава, величины, формы и места в черепной коробке, и этот человек к тому же не страдает от нарушений в каком-либо другом органе тела; и если этот человек многому учился и вразумился до такой степени, что он может осуществлять все им задуманное; и если он достиг в своем умственном развитии максимально возможного совершенства, а его человеческие и моральные качества чисты и уравновешены, и все его страсти направлены к познанию секретов действительности и их причин; и его мысли всегда направлены лишь к возвышенным материям, и все его внимание сосредоточено на познании Господа и Его действий и всего того, что из этого вытекает; и если его совершенно не тревожат животные инстинкты и стремления, такие, как поиски наслаждений в чревоугодничестве, питие и совокупления... И если этот человек не думает о власти и господстве, суть которых призрачна, и к ним не стремится..." ("Путеводитель заблудших", гл. 36).

Перевел А. Белов

Далее

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5
           
Букмекерские контора леон отзывы www.bonuscodleonbets.com/2013/03/leon-otzyvy.html.