Главная страница >>Библиотека >> «Учитель поколений Рамбам» >> части I, II, III, IV, V, VI

Перед Вами электронная версия брошюры «Учитель поколений Рамбам», изд-во "Амана".
Подробнее об ее издании и возможности приобретения – здесь.
Zip-файл >>

Подсказка! Для просмотра содержания книги целиком, увеличьте ширину левого окна, отодвинув мышкой его вертикальную границу вправо.


ИЗРАИЛЬ В ИЗГНАНИИ

Иона Бен-Сассон

Причина изгнания - духовное падение

В своем философском труде "Путеводитель заблудших" Рамбам описывает галут как духовное падение, прежде всего - как оскудение мысли и пророчества. Важно отметить, что автор вообще не говорит о потере государственной независимости.

1. Мудрость

Дважды подчеркивает Рамбам, что интегральной частью галута является пагубная духовная и нравственная атмосфера в народе. Эта атмосфера, говорит автор, затмила исконную еврейскую мудрость:

"Знай, что многое из исконной мудрости нашей исчезло в период властвования неразумных народов над нами".

Автор возвращается к дурным влияниям как причине оскудения мудрости:

"И когда исчезли добродетель, мудрость и творчество наши, злодеи неразумных народов убили мудрецов наших, и были пленены мы глупцами, и познали зло из-за грехов наших, как сказано: "И исчезла мысль мудрецов, и разум их сокрылся" (Йешайя, 29:14). И когда смешались мы с ними, позаимствовали их идеи, их мораль и поведение, как сказано: "И смешались с народами, и научились их деяниям" (Псалмы, 106:35). Сказано также о подражании их глупым идеям: "И удовольствуются детьми чужеземцев" (Йешайя, 2:6); вот как комментирует это Йонатан бен-Узиэль: "...и по пути других народов пошли". И выросли мы на неразумных философских мировоззрениях, чуждых Торе нашей''.

Иными словами, галут - это духовное падение. Ведь "философские предметы" - основы Торы. Обобщая, можно сказать, что галут - это утрата мудрости и духовная ассимиляция, приобретение дурных свойств и деяний других народов Израилем под влиянием чужеродного мировоззрения.

2. Пророчество

"Пророчество не присутствует там, где господствуют грусть и леность" (Трактат "Шаббат"', 30:71). В этом кроется причина прекращения пророчества в галуте. Следовательно, грусть или леность для человека хуже, чем рабское подневолье у развратных глупцов. И в этом корень зла, как сказано: "И будут ходить и искать слово Божье, и не найдут" (Амос, 8:12). И еще сказано: "Ее царь и министры - среди народов, нет Торы, и пророки не удостоились видения какого-либо" (Плач Иеремии, 2:9) ".

То есть, Рамбам считает, что появление пророков, направляющих и вдохновляющих народ, прямая функция морального облика общества. Поэтому пророчество невозможно в галуте, где "отсутствует правда и господствуют животные страсти". Последствием же исчезновения пророчества является потеря всякой надежды на познание Бога и постижение истинной веры. Это происходит из-за отсутствия контакта с высшими сферами духа, поучающего и направляющего общество.

Назначение изгнания - "опыт", испытание

В своем учении об изгнании Рамбам рассматривает этот период в еврейской истории не только как период падения. Несомненно, Рамбам считает галут ненормальным состоянием, к которому следует относиться с полным отрицанием и неприятием. И все же, утверждает Рамбам, у этого неестественного состояния есть свое назначение: ссылаясь на видение Даниэля, автор говорит в своем "Йеменском послании", что галут - это испытание и "опыт":

"И разъяснил нам Даниэль, который слышал Всевышнего: когда настанет время нашего изгнания и будут преследовать нас невзгоды, отойдут многие из нашей среды и свернут с пути... И лишь немногие устоят и не изменят своих взглядов... Разъяснил он также, что даже благоразумные и просвещенные, которые, принимая на себя удары судьбы, останутся верными Богу и слуге Его Моисею, подвергнутся еще более тяжелым испытаниям, и частью отойдут от веры и свернут с пути. И лишь немногие окажутся достойными очищения".

"...И не страшитесь притеснений и нападений недругов и слабости нашей перед лицом их мощи, ибо все это испытание, смысл которого в том, чтобы не остались в среде нашей неверные и небогобоязненные, ... а лишь (осталось) непоколебимое в вере своей семя Яакова, ... потомки тех, кто воочию видел Синайское Откровение и слышал Слово Бога, и доверился союзу с Ним".

Иными словами, назначение галута по Рамбаму - в направляемом Всевышним процессе отбора, очищения еврейского общества, подвергаемого на протяжении своего исторического развития кризиса, после которых сформируется нация, достойная своей миссии.

Итак, закаленный в горниле истории, выкристализовывается новый Израиль, нация нового качества, немногочисленное ядро избранных, черпающих силу в своем духовном совершенстве и являющихся гарантией вечности нации Бога. Это испытание историей соответствует, по мнению Рамбама, сущности изгнания Израиля: ведь причина изгнания - падение духа, кризис духовных ценностей, восстановление которых возможно только после тяжелого испытания историей и очищения.

Определение сущности изгнания как духовный кризис и отход от веры движимо просвещенческой идеологией. Сама идея страданий и невзгод, смысл которых - в "просеивании", отборе, выживании духовно здорового и закаленного ядра избранных, - несет в себе просветительскую мысль. Вместе с тем Рамбам признает, что существует мистическая сила, гарантирующая, что страдания и тяжелые испытания в галуте, жестокий процесс отбора и закалки - временны. Не может этот процесс привести к полному разрушению и истреблению Израиля, ибо галут - всего лишь переходный этап на пути к духовному совершенству Израиля, унаследовавшего верность Богу поколения Синая. То есть, и в своем учении об изгнании Рамбам черпает вдохновение из мистики еврейского религиозного существования.

Изгнание как рабство и борьба за веру

Рамбам предлагает исторический обзор жизни евреев в странах изгнания в свете духовно-религиозных притеснений нации и попыток поработителей обратить ее в другую веру. Автор начинает обзор с первых поколений поработителей - еще до вступления на Землю Обетованную - и завершает его собственным периодом в истории галута, за которым следует пророчество об уничтожении поработителей Израиля. Иными словами, историософия и пророчество в отношении поработителей прямо противопоставляется принципу "опыта" или испытания Израиля в изгнании.

Рамбам связывает воедино преследования религиозных верований Израиля и судьбу народа в изгнании. Намерение галута, считает Рамбам, - порабощение Израиля, и главный элемент этого порабощения - отход от подлинной, неизвращенной веры в Бога.

И действительно, изучая историю галута в момента первого изгнания до периода Рамбама, мы обнаруживаем, что в подавляющем большинстве случаев порабощение народов означало в первую очередь подавление их духовной культуры, религии.

И вновь возвращается Рамбам к своему принципиальному тезису: смысл всей истории преследований Израиля в галуте, его физического порабощения - конфликт между носителями истинной веры и теми, кто замыслил эту веру уничтожить. Конец же этого конфликта, говорит Рамбам, - уничтожение поработителей и возрождение вечного и всепобеждающего Израиля, в среде которого выживут лишь наиболее достойные...

Перевел А. Эскин

ИЗ КОММЕНТАРИЯ К "МОРЭ НЕВУХИМ"

И. Эвен-Шмуэль

...Какова форма вселенной? Чтобы ответить на этот вопрос, следует помнить, что вселенная - это в первую очередь некий целостный организм, органически единое тело, все части которого функционируют как органы любого живого существа (в особенности строение вселенной напоминает строение человека) и дополняют друг друга в своем стремлении к целостному, единому организму.

Всю сферу вселенной следует рассматривать как единое твердое тело, в центре которого покоятся основы, и небесные кольца охватывают эти основы. Кольца ("колеса") всегда движутся (по траектории) полного оборота вокруг покоящихся основ, причем каждому из колец присуще его особое движение, отличающее его от других колец... И все кольца вместе принимают участие в движении внешнего, или верхнего кольца и составляют неотъемлемую часть этого основного движения. Движение всех этих колец есть движение естественное, внутреннее, непрерывное, как любое вращательное движение. И следует рассматривать вращающиеся кольца как живые существа, обладающие душой, т.е. как организмы с внутренним содержанием, которые и есть источник их движения.

Твердым же основам, наоборот, свойственен покой. Однако кольца своим движением побуждают к движению основы, заставляя их покидать состояние покоя, причем особенность этого движения такова, что верхние слои твердых основ проникают в слои, находящиеся под ними, смешиваются с ними и т.д. вплоть до центральной точки мира...На это вынужденное движение, побуждаемое вращающимися кольцами и верхними слоями, основы реагируют как сдерживающие силы, как и полагается телам, стремящимся по природе своей к покою...

...Та же сила действует в каждом человеке. Это - сила природы. Ведь человек по естественной сути своей не питается готовым; он создает орудия для приготовления пищи, а также нуждается в организованном обществе себе подобных для разделения труда. Для всего этого требуется мышление и способность созерцания. Эта сила природы человеческой превосходит все прочие силы природы, ибо обладает способностью управлять всеми органами тела и их функциями. Следовательно, полноценная деятельность человека есть наиболее совершенная деятельность сил в природе... Она есть основная причина, без которой немыслимо человеческое существование и упорядоченное функционирование его органов.

Так же и по всей вселенной, в особенности в ее верхних сферах: непреходящее их существование обусловлено не действием силы природы, а некоей верховной движущей силой, управляющей всей вселенной и каждой ее частью. Эта сила - первопричина существования вселенной, основа ее жизни... Следует помнить, что эта сила, т.е. Бог, не является частью вселенной, и Его управляющая сила не есть часть сил природы; Бог - вне вселенной, и силы Бога - внешни по отношению к силам, действующим в природе.

"ИЗ ПУТЕВОДИТЕЛЯ ЗАБЛУДШИХ"

Р. Моше Бен-Маймон

Глава семьдесят первая

Знай, что многочисленные знания, которыми обладал наш народ, в течение веков пропали как благодаря тому, что над нами властвовали варварские народы, так и благодаря тому, что многие предметы не были доступны всем. Всему народу было доступно одно лишь Священное Писание. Ты знаешь, что вначале было запрещено записывать устные предания, ибо в народе руководствовались следующим положением: "не передавай письменно предметы, которые были сообщены тебе устно". Этот запрет имел чрезвычайно глубокий смысл, ибо он защищал интересы нашей религии; благодаря этому запрету удавалось избежать того, что действительно случилось впоследствии, когда возникли многочисленные направления и системы, и возникли сомнения относительно смысла написанного, а также всевозможные недоразумения, возникшие при толковании текста. Вследствие всего этого возобновились разногласия между людьми, разделившимися на секты, и наступила смута во всем, что касается исполнения заповедей, предписанных Торой.

Поэтому все толкования Торы и вытекающее из них законодательство были вверены Великому Синедриону, в соответствии с Талмудом и Священным Писанием. Но если наши мудрецы были столь осторожны относительно Устного Закона и опасались записать его и сделать общедоступным, тем более опасались они записать что-либо из таинств Торы и сделать их таким образом доступными всем. Напротив, эти таинства передавались отдельными избранными лицами отдельным избранным лицам: "Таинства Торы можно передать лишь мужу совета, мудрецу и мыслителю" - говорили схоласты, посвященные в эти таинства. В результате, великие основоположения совершенно пропали, и в Талмуде и Мидраше мы находим лишь отдельные намеки и указания, свидетельствующие о былом расцвете мудрости в среде Израиля. Эти таинства представляли собой немногочисленные ядра, сокрытые за внешними оболочками; люди из поколения в поколение занимаются изучением этих оболочек и не подозревают о существовании сокрытого в них плода.

То немногое, что ты найдешь у некоторых гаонов и караимов из учения о единстве Бога и о том, что связано с этой идеей, заимствовано ими у мусульманских мутакаллимов, причем это всего лишь незначительная часть написанного мусульманами по этому поводу. Случилось так, что когда мусульмане впервые вступили на путь веры в единого Бога, они составляли лишь небольшую секту под названием "мутазилла"; наши ученые заимствовали многое из учения этой секты. Гораздо позже у мусульман появилась еще одна секта - "ашария". Она выставила другие положения, из которых мы ничего не найдем у наших ученых, - не потому, что они предпочли первое направление второму, а потому, что они случайно заимствовали свои положения у первой секты и постепенно уверовали в то, что эти положения окончательно доказаны и пересмотру не подлежат.

Но наши ученые, живущие в Андалузии, следуют за философами и склоняются к их воззрениям, поскольку они не противоречат каким-либо основоположениям нашей религии. Ты не заметишь, чтобы они в чем бы то ни было следовали за мутакаллимами. Вот почему они во всех отношениях разделяют мнения, выраженные в этой книге; об этом можно судить по тому немногому, что дошло до нас от андалузских ученых .

Знай, что все, сказанное по этим вопросам мусульманскими богословами, а именно мутазалитами и ашаритами, основано на положениях, заимствованных у греческих и сирийских авторов, которые оспаривали мнения философов и критиковали их положения. Причина этого конфликта состоит в следующем. Когда христианская религия, символ веры которой известен, распространилась между этими народами, среди которых системы философов пользовались уважением, - ибо у этих народов и родилась философия, - когда на трон вступили цари, покровительствовавшие христианству, то греческие и сирийские ученые, жившие в те века, увидели, что догматы религии находятся в явном и неразрешимом противоречии с мнениями философов. Тогда родилась наука диалектики, т.е. "калама".

Последователи этой науки выдвинули положения, полезные для религии и способные опровергнуть те мнения, которые направлены против основных догматов веры. Когда же появилась секта ислама, ее приверженцы вооружились как сочинениями философов, так и возражениями их противников. Они нашли сочинения Иоанна Грамматика, ибн-Ади и других, где обсуждались эти вопросы; они овладели ими, полагая, что сделали великое открытие. Последователи ислама отобрали также из мнений древних философов все то, что казалось им полезным, хотя новые философы доказали ошибочность принятых исламом положений, как, например, существование атомов и пустоты.

...Впоследствии, когда "калам" распространился, он принял новое и странное направление, которое совершенно не было знакомо греческим и другим диалектикам, ибо они жили в эпоху, гораздо более близкую к веку философов. Еще позже среди мусульман возникли новые религиозные учения, которые касаются только их религии и которые необходимо было во что бы то ни стало защищать. Но так как по этим предметам среди них возникли разногласия, то каждая секта стала устанавливать законоположения, полезные для поддержания мнений этой секты. Нет сомнения, что есть предметы, которые одинаково касаются всех трех религий, т.е., иудейской, христианской и мусульманской. Таково, например, учение о Сотворении мира, которое находится в прямой связи с учением о чудесах. Но есть предметы, которые касаются только двух религий: таков вопрос о троице, который занимает христианских ученых, и вопрос о слове, по поводу которого образовалось несколько мусульманских сект, причем каждая по своему произволу выдвинула положения, которые, по их мнению, должны были подкрепить взгляды той или иной секты. Нам нет никакой нужды заниматься этими вопросами, так же, как и сочинениями, в которых они рассматриваются, ибо сочинения эти составляют специфику каждой из этих религий.

...Первые мутакаллимы, как греческие, перешедшие в христианство, так и мусульманские, не вникали в то, что является очевидным в Творении, а присматривались к вещам, которые, как им казалось, могли подтвердить истинность их взглядов или, по крайней мере, не противоречили им. Подобного рода поиски привели к искажению самого смысла Творения; затем они стали приводить доказательства в поддержку этого искаженного понимания вещей, с тем, чтобы укрепить свою систему взглядов и опровергнуть аргументы противников... Эти мыслители утверждали, что пришли к своим выводам путем чистого мышления, невзирая на какие-либо системы, вероучения и древние мнения. Ученые последующих поколений, читавшие эти книги, ничего не знали о предтечах подобных систем; поэтому, когда они находили в старых книгах важные доказательства и замечали особое стремление поддержать или опровергнуть какое-либо положение, то им казалось, что это положение не имеет никакого отношения к основным догматам религии. Они полагали, что древние мутакаллимы выдвигали свои положения лишь для того, чтобы продемонстрировать путаницу, царящую среди философов, и подвергнуть сомнению философские догматы.

Те, которые рассуждали таким образом, не подозревали, что дело обстоит совсем не так, как они думают. Ибо, когда древние прилагали такие усилия для того, чтобы опровергнуть или выдвинуть какое-либо положение, то они имели при этом ввиду ту опасность, которая угрожала их мировоззрению, даже если эта опасность была весьма отдаленной и угрожала им лишь в качестве вывода из сотни предпосылок. Таким образом, древние мутакаллими пытались пресечь зло в самом корне... Как утверждал Темистий, не бытие приспосабливается к мнениям, а наоборот.

Когда мне представлялся повод заглянуть в сочинения мутакаллимов, подобно тому, как я занимался сочинениями философов, то я нашел, что все мутакаллимы применяют один и тот же метод, хотя он и приобретает различные формы. Они исходят из того, что не следует принимать во внимание бытие как таковое, ибо оно представляет собой всего лишь пример, которому всегда можно противопоставить другой пример, противоречащий первому. Точно так же они часто гоняются за воображением, которое они называют мышлением. Выдвинув положения, с которыми я тебя ознакомлю ниже, они безапелляционно решили, что мир сотворен; если же принять, что мир сотворен, нельзя не принять положение о существовании Творца, который его создал. Далее мутакаллимы приводят доказательства в пользу Единого Творца; и, наконец, доказав, что Творец Един, они выдвигают положение о том, что Он бестелесен.

Так поступают все мутакаллимы. Точно так же поступают наши единоверцы...

...Доказательства и основоположения, приводимые в пользу Сотворения мира и опровергающие его вечность, бывают разные. Но общим для всех остается то, что мир сотворен Богом, и что Он - Един.

Когда я присмотрелся к этому методу, то моя душа испытала при этом великое отвращение. Действительно, этого метода следует избегать, ибо все доказательства Сотворения мира являются сомнительными; они имеют решающую силу лишь для того, кто не умеет отличать доказательство от диалектического и софистического заключения.

Но для того, кто знает эти различия, ясно и очевидно, что любое подобное доказательство сомнительно, и что все они покоятся на недоказанных предпосылках.

Я думаю, что если бы верующему, любящему истину, удалось опровергнуть доказательства, приводимые философами в пользу вечности мира, то это было бы высшим достижением. Но на самом деле, всякий принципиальный мыслитель, который стремится к истине и не обманывает самого себя, знает, что этот вопрос о вечности или Сотворении мира не может быть окончательно разрешен посредством убедительного доказательства и что здесь мышление находит свой предел.

Далее мы остановимся на этом подробно; здесь же достаточно уяснить, что философы всех веков на протяжении трех тысяч лет вплоть до нашего времени делились по вопросу о вечности мира на разные школы, о чем можно судить по их сочинениям или по сообщениям о них.

Но если так обстоит дело с вопросом о вечности мира, то как мы можем позволить себе построение доказательства о существовании Бога на предпосылках, связанных с этим вопросом? Ведь в этом случае Его бытие будет построено на сомнительном основании, а не на истинном: ведь Бог есть только в том случае, если мир сотворен, но не вечен. Вот какой тупик нас ожидает, если мы изо всех сил будем доказывать Создание мира лишь для того, чтобы затем утверждать, что на основании этого доказательства мы познаем факт существования Бога...

Но все это далеко от истины. По моему мнению, правильный метод - это метод, подкрепленный доказательствами и свободный от сомнений, согласно которому мы выводим бытие Бога, Его единство и бестелесность из философских предпосылок, основанных на вечности мира. Не потому, что я верю в вечность мира или согласен с философами в этом отношении! Но благодаря их методам доказательство становится совершенным, и мы получаем полную уверенность в существовании Бога, Его единстве и бестелесности, - независимо от того, как мы решим вопрос о вечности мира или его Сотворении. После того, как на основании истинных доказательств, ничем не обусловленных, мы осознаем истинность этих сущностных вопросов, мы вернемся к проблеме Сотворения мира и приведем все возможные аргументы в его пользу.

Но если тебя удовлетворяет сказанное мутакаллимами и ты думаешь, что существует истинное доказательство Сотворения мира, то тем лучше! Если же ты считаешь, что этот вопрос не может быть разрешен посредством доказательств, и ты веришь в Сотворение мира на основании свидетельств пророков, то и это не плохо. Но пока ты не прочтешь все приведенное нами в этом сочинении относительно таинств пророчества, ты не должен спрашивать, каким образом возможно пророчество, если мир сотворен. Ибо здесь мы не будем заниматься этим вопросом. Но ты должен знать, что положения выставленные догматиками /мутакаллимами/ в пользу Сотворения мира, извращают наше понимание мира и приводят к попытке подменить законы природы, как ты убедишься в дальнейшем. Ибо мне в любом случае придется привести их положения и доказательства.

Что же касается моего метода, то он в общих чертах заключается в следующем. Я говорю, что мир по необходимости либо вечен, либо сотворен. Если он сотворен, то, вне сомнения, имеется Творец, или Создатель его; ибо очевидна истина, что созданное не может создать самое себя, и имеется нечто вне его, что является его создателем. И этот создатель - Бог. Если же мир вечен, то в силу известных положений с необходимостью вытекает, что имеется некоторое другое Существо, отличное от всех тел во вселенной; это существо - не тело и не сила тела; оно едино, постоянно и вечно...; это существо и есть Бог. Отсюда ясно, что доказательства существования Бога, Его единства и бестелесности должны быть получены исключительно на основе гипотезы вечности мира. Только в таком случае доказательство будет совершенным, независимым от того, вечен ли мир или сотворен. Вот почему ты найдешь, что всякий раз, когда мне случается в своих талмудических исследованиях упомянуть основные догматы веры, я устанавливаю бытие Бога в терминах, склоняющихся к вечности мира. Не потому, что я верю в вечность мира! Но я хочу утвердить бытие Бога в ваших сердцах посредством доказательства, которое ни в коем случае никем не может быть опровергнуто, чтобы этот основной догмат веры, имеющий столь важное значение, не опирался на основу, которую всякий может по своему произволу подвергнуть сомнению, - в то время, как другие полагают, что такой основы вообще не существует. Тем более, что философские доказательства относительно этих основополагающих вопросов основаны на видимой природе вещей, которую никто не отрицает, если не считать тех, кто придерживается известных предвзятых мнений. Доказательства же мутакаллимов почерпнуты из положений, которые противоречат видимой природе вещей, так что они вынуждены были признать, что веши вообще не обладают никакой постоянной природой.

Я посвящу в этом сочинении особую главу вопросу о Сотворении мира, причем приведу доказательства в пользу этого тезиса. Благодаря этому доказательству я достигну цели, к которой стремится всякий мутакаллим, причем мне не придется уничтожать природу бытия и спорить с Аристотелем по всем тем предметам, которые доказаны им. Действительно, доказательство, приводимое некоторыми мутакаллимами в пользу Сотворения мира, может иметь силу лишь при условии уничтожения природы всякого бытия и оспаривания всего, что доказано философами. Я же приведу доказательство, которое равносильно аргументам мутакаллимов, но при этом мне не придется прибегать к таким методам доказательства, как оспаривание природы бытия или насилие над чувственными вещами.

Я приведу тебе в этом сочинении главные положения мутакаллимов, при помощи которых они доказывают Сотворение мира, а также бытие Бога, Его единство и бестелесность; я покажу, каким методом они пользуются для своих доказательств и объясню все то, что вытекает из их положений. Затем я приведу тебе положения философов, которые непосредственно касаются этого предмета, и покажу, какими методами они пользуются. Ты не должен требовать от меня, чтобы я в этом сочинении доказывал истинность тех философских положений, которые я приведу в виде кратких тезисов, ибо они большей частью относятся к физике и метафизике. Не жди от меня также, чтобы я в этом сочинении изложил тебе аргументы, которыми пользуются мутакаллимы для доказательства истинности своих положений; ибо этому они посвящали целую жизнь, так же, как это делают их последователи, - а ими написаны по этому поводу множество книг. Не буду я делать этого, ибо каждое из их положений, за исключением небольшого числа, опровергается видимой природой вещей, отчего возникают новые сомнения. Именно поэтому они вынуждены писать сочинения и вступать в ученые споры, с тем, чтобы защитить каждое из своих положений, попытаться разрешить вновь возникающие сомнения и опровергнуть самую очевидность, если нет другого выхода.

Что же касается философских положений, которые я приведу для разрешения основополагающих вопросов /т.е., бытие Бога, Его единство и бестелесность/, то это положения, в истинности которых ты убедишься сразу, как только вникнешь в их смысл. Другие же сами укажут на те места в "Физике"Метафизике", где они доказываются, так что тебе придется только найти соответствующее место для того, чтобы получить разъяснение вещей, нуждающихся в разъяснении. Я уже тебе объяснил, что нет ничего, кроме Бога и мира. Бог может быть доказан только посредством этого мира, взятого как в целом, так и в его деталях. Поэтому необходимо рассматривать этот мир таким, какой он есть, и брать в качестве предпосылок для своих доказательств явления, относящиеся к самоочевидной природе. Следует в первую очередь стремиться познать видимые формы мира о объективную природу; лишь после этого можно будет перейти к обоснованию явлений, существующих вне его. Поэтому я счел необходимым написать специальную главу, в которой я излагаю структуру вселенной в ее совокупности. Глава эта написана в форме простого сообщения о том, что доказано в другом месте и верность чего не подвергается сомнению. После этого я приведу другие главы, где изложу положения мутакаллимов и объясню метод, которым они пользуются при изучении основополагающих вопросов, составляющих краеугольный камень любого мировоззрения. Затем в нескольких других главах я изложу положения философов и покажу, какие доказательства они применяют при разрешении этих вопросов. Наконец, как я уже сообщал, я остановлюсь на методе, которым пользуюсь сам...

Глава семьдесят вторая

Знай, что вселенная в своей совокупности есть не что иное, как единый организм; это значит, что шар крайней сферы вместе с тем, что в ней содержится, без сомнения, есть единый индивидуум, подобный Реувену или Шимону в человеческом роде. Многообразие ее субстанций, то есть, субстанций этой сферы и всех содержащихся в ней частей, подобно многообразию субстанций человеческого индивидуума: так, например, Реувен есть единый индивидуум, составленный из различных органов - плоти, костей и жил, различных соков и различных духовных сил; точно также сфера в своей совокупности составлена из небесных четырех элементов и их сочетаний. В ней нет никакой пустоты, все пространство заполнено материей. Ее центр образует земной шар, земля окружена водой, вода окружена воздухом, воздух окружен огнем, огонь окружен пятым элементом. Все эти субстанции образуют многочисленные сферы, заключенные друг в друге таким образом, что между ними нет свободных промежутков или пустого пространства. Каждая сфера окружает другую и плотно примыкает к ней. Все эти сферы вращаются равномерным круговым движением, без ускорения и замедления, то есть ни одна из них не движется иногда быстрее, иногда медленнее, но каждая из них сохраняет свою природу, как относительно скорости, так и относительно способов своего движения. Однако некоторые из этих сфер движутся быстрее, чем другие; наиболее быстро вращается крайняя сфера, охватывающая все остальные. Она завершает свое движение в течение суток и заставляет участвовать в этом вращении все остальные сферы, подобно тому, как часть движется вместе с целым, ибо все сферы составляют части ее. Центры этих сфер различны: у одних они совпадают с центром вселенной, у других он находится вне этого центра. Некоторые из этих сфер движутся особым, свойственным только им способом; иногда это постоянное движение с востока на запад, в других случаях - с запада на восток. Все звезды, содержащиеся в этих сферах, составляют их части; они стоят на месте и не обладают своим независимым движением; но поскольку они участвуют в движении той сферы, к которой они принадлежат, то кажется, что они движутся. Вещество пятого элемента, вращающегося по кругу над всеми остальными сферами, отличается от вещества перечисленных четырех элементов, заключенных в нем.

Число сфер, окружающих вселенную, ни в коем случае не может быть меньше восемнадцати, но оно может быть и больше этого числа. Число это, однако, подлежит специальному исследованию. Точно так же остается открытым вопрос о том, существуют ли эпициклы, то есть такие сферы, которые обладают круговым движением, но не движутся вокруг центра вселенной.

В ближайшей к нам сфере вещество отличается от вещества пятого элемента, которое вначале получило четыре формы; из этих четырех форм образовались четыре рода тела: земля, вода, воздух и огонь. Каждый из четырех элементов занимает свое специальное место, отведенное ему природой; до тех пор, пока он сохраняет свое природное состояние, он не может находиться в другом месте. Если какой-либо из этих элементов насильственно удаляется из своей сферы, то, как только прекращается действие этой внешней силы, он снова возвращается на свое природное место. Эти элементы суть мертвые тела, они безжизненны и не обладают разумом; они не движутся сами по себе, но покоятся в своих природных сферах. Каждый из этих элементов обладает началом, благодаря которому он по прямой линии возвращается обратно к своему природному месту; но в нем нет начала, которое побуждало бы его оставаться во вновь принятом состоянии или двигаться иначе, чем по прямой линии. Когда элемент возвращается обратно в свою природную сферу, его прямолинейное движение может быть двух видов: огонь и воздух движутся по направлению к периферии, а вода и земля - по направлению к центру. Когда каждый из этих элементов достигает своего природного места, он остается в нем и пребывает там в состоянии покоя.

Но эти небесные тела, обладающие круговым движением, суть живые существа, они имеют душу, благодаря которой они могут двигаться сами по себе. У них совсем нет начала, которое заставляло бы их покоиться; они не подвергаются никаким изменениям, за исключением своего кругового перемещения. Вопрос о том, обладают ли они разумом, благодаря которому они могли бы понимать, может быть разрешен лишь после глубокого исследования.

Постоянное круговое движение пятого элемента вместе со всем, содержащимся в нем, вызывает насильственное движение в четырех элементах и заставляет их покидать свои сферы. Огонь и воздух давят на воду, и все эти три элемента вместе проникают вглубь земли. Таким образом, все элементы смешиваются, после чего они вновь возвращаются в свои исходные сферы. Благодаря этому частицы земли покидают свою сферу в сочетании с водой, воздухом и огнем, причем одни элементы оказывают воздействие на другие, другие же оказываются под воздействием первых. После того, как элементы смешиваются, они образуют различные виды паров, затем - различные минералы, все виды растений и многочисленные виды животных, в зависимости от того, в какой пропорции находятся составляющие их элементы. Все, что возникает и гибнет, в действительности возникает из этих элементов и разлагается на них вновь. Точно так же элементы возникают друг из друга, ибо все они состоят из одной и той же материи. Материя не может существовать без формы и наоборот. Ты не найдешь в природе формы, которая бы не состояла из этой материи. Поскольку дело обстоит так относительно элементов, образующих материю, то все сущее, возникающее из этих элементов и разлагающееся на них, находится в процессе кругового обращения, напоминающего движение сфер.

Подобно тому, как тело человека состоит из главных органов и подчиненных им органов, нуждающихся для своего существования в управлении ими со стороны первых, так и вся вселенная состоит из главных частей, а именно: из пятого элемента, окружающего вселенную, - и из подчиненных ему частей, нуждающихся в руководстве, а именно: из четырех элементов и из вещей, составленных из них.

Далее: главный орган человеческого тела - сердце - постоянно движется и является источником всякого движения, имеющего место в теле; он управляет остальными частями тела и посредством своих движений посылает им силы, в которых они нуждаются для того, чтобы они могли функционировать. Подобно этому, крайняя сфера, благодаря своему движению, руководит остальными частями вселенной; она снабжает все возникающие явления и прочий материальный мир силами, которыми этот материальный мир обладает. Таким образом, источником всякого движения, существующего во вселенной, является движение пятой сферы, а всякая душа, находящаяся в одушевленном существе, черпает свои силы в душе этой сферы.

Знай, что имеются четыре силы, сообщаемые сферами этому подлунному миру, а именно:

- сила, побуждающая к смещению и сочетанию элементов, которой, без сомнения достаточно для образования минералов;
- сила, наделяющая все растения растительной душой;
- сила, наделяющая все живое животной душой;
- сила, наделяющая все разумное способностью разума.

Все это происходит благодаря действию света и тьмы, которые регулируются светом сфер и их движением вокруг земли.

Если сердце перестает биться, то человек тотчас же умирает, все его движение прекращается, и все его силы исчезают; подобно этому, если сферы прекратят свои движения, то вся вселенная умрет, и все сущее в ней исчезнет.

Всякое живое существо живет в действительности лишь благодаря движению своего сердца, хотя в нем имеются и такие органы, которые лишены движения и ощущения, как, например, кости, хрящи и т.п.. Так и вселенная: хотя в ней имеются многие неподвижные и мертвые тела, существует единый индивидуум, одаренный жизнью, движением, душой (...) Этот способ представления вселенной важен для доказательства того, что Бог - Един; он также подтверждает, что Единый Бог сотворил все сущее как единую систему.

Далее: невозможно, чтобы какой-либо орган существовал сам по себе, оставаясь вместе с тем органом человека.

Так, невозможно, чтобы печень существовала сама по себе, сердце - само по себе, плоть - сама по себе. Точно так же невозможно, чтобы одни части вселенной существовали без других при том строении вселенной, о котором мы говорим: иными словами, невозможно, чтобы огонь существовал без земли, земля - без неба, небо - без земли.

В человеке существует единая сила, которая связывает его органы друг с другом, управляет ими и дает каждому из них то, в чем он нуждается для самосохранения и для отталкивания того, что может нанести вред его существованию. Эту силу врачи рассматривают как руководящую силу живого тела; они так и называют ее (часто они еще называют ее "природой"). Подобным же образом во вселенной существует сила, связывающая ее части друг с другом; она сохраняет виды от гибели и поддерживает жизнь отдельных особей вида в той мере, в какой это возможно; она сохраняет также некоторые мировые индивидуумы, то есть сферы. Действует ли эта сила через сферы или же каким-то иным способом, - это вопрос, требующий специального исследования.

В теле каждого человека существуют части, которые служат известным целям. Так, органы питания служат для сохранения индивидуума, органы деторождения служат для сохранения вида; руки и глаза служат человеку для доставления пищи и удовлетворения других потребностей; есть и такие органы, которые не существуют ради самих себя, но связаны с темпераментом других органов и зависят от него. Этот специфический темперамент органов необходим для сохранения их природной формы и для выполнения ими свойственных им действий, которые определяются составом материи в этих органах, причем они, в соответствии с этим составом, производят и другие органы и части тела, например, волосы и внешний вид тела. Эти органы и части тела - производны, и не всегда следуют четким правилам и закономерностям: иногда они отсутствуют, а иногда имеются в избытке, так что между отдельными людьми в этом отношении имеются значительные различия. Иначе обстоит дело с жизненно необходимыми органами. Ты не найдешь человека, печень которого в десять раз больше, чем печень другого; однако нетрудно найти человека без бороды или лишенного волос в некоторых частях тела, или такого, борода которого в десять или двадцать больше бороды другого. Такие случаи, когда наблюдаются значительные различия в волосах и их цвете, встречаются нередко.

Подобного рода различия наблюдаются и во вселенной. Определенные виды живого и неживого мира выполняют известные функции в природе. Они постоянны, следуют известному порядку, и, хотя они и изменяются, насколько этого позволяет природа, изменения эти незначительны по количеству и по качеству. Есть также виды - как, например, черви, возникающие в навозных кучах, виды животных, появляющиеся в гнилых плодах, процессы, имеющие место в зловонных жидкостях, черви, образующиеся во внутренностях и т.д., - которые обязаны своим происхождением общей природе преходящих вещей. (...) Эти процессы и явления не следуют какому-либо установленному в природе порядку, но их полное отсутствие невозможно, как не возможно, чтобы люди не отличались друг от друга по своему внешнему виду или по цвету своих волос.

В теле человека обязательно должны быть определенные части и органы, а также происходить определенные процессы. Таковы, например, главные органы тела и другие его части, которые постоянно существуют в виде и не относятся к индивидуальным особенностям того или иного человека, как например, четыре сока.

Точно так же во вселенной существуют тела, которые сохраняют свою индивидуальность. Таков, например, пятый элемент во всех его проявлениях. Четыре же элемента и все, что составлено из них, сохраняются лишь в виде.

Те самые силы, которые действуют при рождении человека и на протяжении всей его жизни, вызывают его смерть.

Точно так же во вселенной: появление и гибель причины соответственно побуждает появление и гибель материального мира. Так, например, если бы четыре силы, действующие во всяком теле, принимающем пищу (а именно: притягивающая, удерживающая, переваривающая и изгоняющая) , были подобны разумным силам и, соответственно, могли бы ограничиваться необходимым и делали бы все в соответствующее время и в соответствующих пределах, - то человек был бы избавлен от тяжелых страданий и многочисленных болезней. Но так как все это нереально, и они выполняют свои природные функции без размышления и понимания - причем они совсем не осознают своих функций, - то они неизбежно причиняют великие страдания и приводят к тяжелым болезням, хотя они же и являются прямой причиной рождения человека и жизни его. Это явление можно объяснить следующим образом: если бы, например, притягивающая сила притягивала только то, что действует благотворно во всех отношениях, и в таком количестве, которое нужно человеку, -то человек был бы избавлен от многих болезней и расстройств. Но в действительности дело обстоит не так: притягивающая сила поглощает любую жидкость, которая попадает в сферу ее действия, даже если она вредна в этих количествах или не подходит организму по своим качествам. Отсюда неизбежно вытекает, что иногда она поглощает жидкость, которая слишком тепла или слишком холодна, слишком плотна или слишком редка; или же она поглощает слишком много жидкости, вследствие чего засоряются жилы, происходит закупорка сосудов, тело начинает гнить, качество соков портится и их количество изменяется; возникают такие болезни, как чесотка, проказа, различные абсцессы, весьма опасные рак, слоновая болезнь и гангрена, которые приводят к тому, что разрушается форма данного органа или данных органов. Точно так же обстоит дело с остальными из четырех названных сил и со всем, что находится во вселенной. Та самая сила, которая порождает все существа и сохраняет их существование в течение определенного периода, а именно: сочетание элементов, которые движутся и проникают друг в друга благодаря воздействию сил, исходящих из небесных сфер, - становится причиной таких бедствий, как опустошительный дождь, ливень, снежная буря, град, ураган, гром и молния, испорченный воздух, или таких ужасных катастроф, которые губят множество людей и опустошают целые области; к этим последним относятся оползни, землетрясения, смерчи и штормовые бури, когда воды изливаются из морей или из подземных глубин.

Знай, что все сказанное здесь относительно сходства между вселенной и человеком основано не просто на мысли о том, что человеческий индивидуум есть микрокосм; ибо это сходство распространяется на всякий индивидуум, относящийся к животному царству и обладающий совершенными органами. Однако же мы не слышали, чтобы кто-либо из древних авторов назвал осла или лошадь микрокосмом. К человеку мы применяем этот термин потому, что он обладает силой, свойственной только ему одному, а именно: способностью мышления, или пассивным разумом. Этой способностью не обладает ни один из видов животных, кроме человека.

Объясняется это следующим образом. Ни один из индивидуумов, принадлежащих к животному царству, не нуждается для своего самосохранения в мышлении, разуме и руководстве; он движется и действует согласно своей природе. Он ест то, что находит в природе; живет, где попадется; сходится с самкой, которую встретит во время полового возбуждения, если у него есть такой период... Таким образом, каждый индивидуум сохраняет свою жизнь в течение известного периода и поддерживает существование своего вида. Он не нуждается в другом индивидууме своего вида, который оказывал бы ему содействие, служил бы ему опорой и делал бы для него вещи, которых он сам не может сделать. Но если ты представишь себе человека, который ведет одинокую жизнь и лишен всякого руководства, подобно животным, то он тотчас же погибнет; он не проживет и одного дня, если только случайно не наткнется на что-либо такое, что может служить ему пищей. Ибо пища, в которой он нуждается для своего самосохранения, требует труда и длительной подготовки; для того, чтобы довести свое дело до конца, он должен размышлять и составить план, применить множество орудий и занять множество людей, из которых каждый выполнял бы свою специальную работу. Поэтому люди нуждаются в руководителе, который собрал бы их и организовал их труд таким образом, чтобы они могли совместно работать и помогать друг другу. Человек должен принять многочисленные меры предосторожности, чтобы защитить себя летом от жары, зимой от холода и найти убежище от дождя, снега и ветра; ни одна из них не может быть выполнена без размышления и плана. Поэтому в человеке находится разумная сила, благодаря которой он размышляет, созерцает и действует; благодаря ей он, пользуясь различными ремеслами, приготовляет для себя пищу, одежду и жилище; эта разумная способность управляет всеми членами человеческого тела, так что голова выполняет соответствующие ей функции, а остальные члены, подчиненные главным, выполняют соответствующие им функции. Поэтому, если человек будет лишен этой способности и снабжен лишь жизненной силой, то он очень скоро погибнет. Разумная способность самая благородная; она выше, чем все остальные силы животных. Но она также глубоко скрыта, так что обыкновенный человеческий рассудок не может понять ее сразу так же легко, как он понимает остальные природные силы. Таким образом, во вселенной имеется некое существо, которое управляет всем и движет всеми его членами; оно снабжает первый господствующий орган движущей силой, благодаря которой он управляет всем остальным. Если представить себе, что это существо уничтожено, тогда погибла бы вся эта сфера с ее главными и второстепенными частями. Это существо является источником существования вселенной со всеми ее частями. Это существо есть Бог, благословенно Имя Его! В этом смысле, только о человеке говорится, что он микрокосм, потому что в нем имеется начало, которое управляет в нем всем; ввиду этого отношения Бог на нашем языке называется "жизнью мира"; так, о Нем сказано: "Он клялся жизнью мира" (Даниил, 12,17).

Знай, что отношение между Богом и вселенной можно вполне справедливо сравнить с тем отношением, которое существует между приобретенным разумом и человеком; ибо этот разум не есть сила в теле, он отделен от тела полностью и приобщен к нему посредством излучения. Разумную способность человека можно также сравнить с разумом сфер, который находится в этих телах. Но вопрос о разумах сфер, о существовании отвлеченных разумов, представление о приобретенном разуме как об отвлеченном, - это такие предметы, которые требуют глубокого изучения и исследования; доказательства, хотя они правильные, но трудно доступные; они подвержены многим сомнениям, вызывают возражения и легко могут быть атакованы противниками. Мы поэтому с самого начала по вопросу об отношении Бога к миру предпочли применить сравнение, которое отличается ясностью и не вызывает возражений в каком-либо из пунктов, изложенных нами без доказательства. Опровергать наши положения могут люди двоякого рода: или невежда, не понимающий очевидных истин, подобно тому, как человек, незнакомый с геометрией, оспаривает ясно доказанные математические положения, или же человек, придерживающийся предвзятых убеждений и предпочитающий обманывать самого себя. Но кто воодушевлен настоящим стремлением к истине, тот будет продолжать свои занятия до тех пор, пока он не убедится в том, что все сказанное нами истинно; он тогда поймет, что данное нами описание вселенной, без сомнения, соответствует действительному строю вещей. Если он хочет, чтобы это учение ему изложил человек, который умеет доказывать все, что поддается доказательству, то пусть он примет эту теорию в такой форме, чтобы на ее основе построить свои заключения и доказательства. Если же он хочет принять изложенные нами начала без доказательства, то пусть он их исследует самостоятельно; он тогда убедится в том, что все изложенное соответствует действительности. "Вот то, что мы исследовали; это верно, внемли этому, заметь и ты для себя" (Иов, 5, 27).

Перевел А. Рубин

ГАЛАXА

МАЙМОНИД - КОДИФИКАТОР ЕВРЕЙСКОГО ПРАВА

Менахем Элон

Из обширной переписки Рамбама, многочисленных вариантов вступительных статей к "Мишнэ Тора" и других вспомогательных материалов к этому монументальному труду в области еврейского права, мы находим, что автор установил для себя четыре основополагающих принципа подготовки будущей рукописи (аналогичными принципами пользуются для составления любого правового кодекса по сей день) :

1. Отбор и концентрация справочного аппарата по теме еврейского права из существующих источников - от Торы до новейшей литературы; систематизация и научная обработка этих материалов.

2. Классификация отобранного материала по темам и разделам; их специализация.

3. Установление однозначного и окончательного закона (галахи), без упоминаний разночтений и разногласий в самом определении, а также без указания источников, на основании которых был установлен закон.

4. Ясный стиль изложения закона, лапидарность и точность формулировки, с учетом высоких требований к качеству языка изложения.

Таковы четыре требования, которые предъявлял себе Рамбам в ходе написания "Мишнэ Тора". Нет сомнения, что любой труд в области правовой литературы, претендующий на уровень обобщения и кодификации права, подобный "Мишнэ Тора", требует от автора умения последовательно осуществить эти 4 принципа на исключительно высоком уровне. Рассмотрим методы работы Рамбама в осуществлении определенных им же 4-х принципов подготовки рукописи "Мишнэ Тора".

1. Отбор и концентрация материала по галахе

Для максимальной концентрации справочного материала и его эффективной обработки, Рамбам обогатил правовую тематику разделами, которые не вошли в поле зрения Талмуда и его исследователей, с тем, чтобы понять самому и затем объяснить читателю определенные талмудические законоположения. Пример такого обогащения тематики Талмуда - раздел о новолунии. Рамбам исследует методы установления новолуния, методы летоисчисления и прочую смежную проблематику. Это исследование приводит мыслителя к разработке методики установления исторических эпох, и для этого он использует свои обширные знания в области периодизации, почерпнутые из греческих источников.

"Все эти исчисления есть наука о периодах (астрономия) в сочетании с инженерной наукой (геометрией), которые использовались греческими философами. Многочисленные книги греков на эту тему находятся ныне в распоряжении мудрецов; что же касается книг, написанных еврейскими мудрецами еще во времена пророков из колена Исасхара, то они не дошли до нас. Однако поскольку все науки эти изучают вполне очевидные истины, известные всякому объективному наблюдателю, и нет в них ничего такого, что поддается превратному истолкованию, не следует опасаться недостоверности того или иного источника, даже если автор его - иноверец... Можно вполне положиться на любого исследователя, сделавшего подсчеты на основании своих наблюдений за объективными и общеизвестными явлениями."

...Смысл пересказа трудов греческих авторов, по утверждению самого Рамбама, - в необходимости собрать воедино максимальное количество объективных данных, имеющих то или иное отношение к теме, которая занимает Рамбама. Несомненно Рамбам преследовал и другую цель: предложить своему читателю как можно больше материала с тем, чтобы тому не приходилось искать ответов на свои вопросы в других книгах.

В своем сочинении Рамбам собирает все дискуссии по поводу того или иного закона еврейского законодательства, как те, что не актуальны в период изгнания, так и те, что прямо касаются нынешнего состояния народа. Такой подход коренным образом отличает исследования Рамбама в области законодательства от большинства его предшественников и современников, которые в своих трудах опускали неактуальные заповеди и комментарии к ним. Более того, энциклопедичность основного труда Рамбама ("Мишнэ Тора") в том, что автор включил в него галахические тонкости, скрупулезно собранные им из всего предшествовавшего ему наследия иудаистской мысли, из всех существовавших к тому времени источников.

Титанический труд, связанный с поиском, нахождением и классификацией всех галахических законоположений обширной талмудической литературы - включая детали, обсуждавшиеся мудрецами мимоходом в дискуссиях, не имеющих никакого отношения к теме, - описан самим Рамбамом в его послании рабби Пинхасу а-Даяну (судье) из Александрии. Как известно, Рамбам не отмечает источник, в котором найдено то или иное законоположение. Вот что пишет об этом автор. "Явился ко мне а-Даян а-Хасид с разделом из сочинения ("Мишнэ Тора"), в котором собраны законоположения из трактата "Незикин" о наказании убийцы; показывает мне закон и говорит: "Прочти это". Я прочел. Спрашиваю: "В чем твои сомнения?" - "В каком месте (трактата) говорится об этом?" - "Там-то и там-то", - отвечаю. (Трактат "Макот", гл. 2, или "Санедрин", глава о Законоположениях, касающихся наказания убийцы.) - Я просмотрел все заново, но не нашел ничего подобного ни в Иерусалимском (Талмуде), ни в Тосефте". Меня это поразило, и я сказал: "Я помню, что в таком-то месте (трактат "Гитин") обсуждается это законоположение". Открыл трактат "Гитин", начал искать - и не нашел... Мне стало не по себе: где же сказано об этом? Попросил его оставить наш спор, пока я не вспомню место. Он ушел, и лишь после этого я вспомнил. Отправил ему вдогонку курьера, и он вернулся, и я показал ему место, где это законоположение обсуждается мудрецами ("Йевамот"). Поразился мой собеседник и ушел".

2. Отбор и классификация материала по тематике и специализации

Работа Рамбама по отбору и классификации была, бесспорно наиболее трудоемким и сложным аспектом деятельности автора "Мишнэ Тора". Вот что он пишет во вступлении к "Книге заповедей" о своей системе кодификации: "Много раз я размышлял о том, на какие разделы разбить мое сочинение: следовать ли принципу Мишны или представить иную тематику? Эти размышления привели меня к выводу, что наилучшая разбивка на темы собранного мною материала - предметная. Т.е., следует собрать воедино все законоположения, относящиеся к предмету закона: "Галахот сукка", "Галахот лулав", "Галахот мезуза", "Галахот цицит" и т.д. Затем следует разбить каждый раздел на главы и частные законоположения, следуя принципу Мишны..."

..."Сочинение" (так называл Рамбам свой кодекс) включает 14 томов. Отсюда одно из названий кодекса: "Яд хазака" (гематрия слова "Яд" - йод (10)+далет (4) =14). Каждый том разбит на части - "галахот" (всего в сочинении - 83 "галахот"), части на главы (1000 глав). Главы, посвященные конкретным темам законодательства, в свою очередь подразделяются на разделы. Всего в сочинении около 15 тысяч таких разделов.

...На основе фундаментальной систематической работы, проделанной Рамбамом в "Мишнэ Тора", авторы последующих поколений смогли продолжить и усовершенствовать принципы кодификации еврейского права. Среди продолжателей этого рода деятельности нельзя не упомянуть таких великих последователей Рамбама, как Рабейну Яаков бе-Раби Ашер ("баал а-турим"), обогативший систему Рамбама новыми темами, а также - четыре столетия спустя после появления "Мишнэ Тора" - Йосефа Каро, автора "Шулхан Арух", ставшей энциклопедией еврейской духовности.

Можно с уверенностью сказать, что без кодификаторской деятельности Рамбама вряд ли мы смогли бы сегодня разобраться в бесконечном лабиринте огромной по своему объему галахической литературе.

3. Установление однозначного и окончательного закона, без упоминания разногласий в определении, без упоминания источника

До Рамбама не было книги по еврейскому законодательству, в которой тот или иной еврейский закон или собранные воедино галахические предписания не сопровождались бы ссылкой на автора и точным указанием места в первоисточнике.

По мнению Рамбама, эти ссылки нагромождают текст, усложняют понимание самого законоположения; пользование такой книгой становится нелегкой, а для многих - непосильной задачей. Автор "Мишнэ Тора" создал новый тип законодательной литературы: запись результирующего закона, однозначного и окончательного, без указания источников, на основании которых был выведен закон. Сам Рамбам аргументирует это следующим образом:

(Следовало записать закон) языком четким, кратким... без дробления текста закона и бесконечных оговорок "имярек сказал так-то, а имярек - так-то..."Во вступлении к "Книге заповедей" Рамбам пишет: "...По мере возможности, я постараюсь не перечислять былые дискуссии и оговорки авторов, которые в конечном итоге не были приняты. Моя цель - записать окончательное законоположение. Мне также кажется полезным отбросить все ссылки и доказательства, основанные на авторитете источника... Поэтому не буду загромождать текст (традиционными) фразами "от раби такого-то...", "Раби такой-то сказал так-то..." Текст самого законоположения, таким образом, будет короче и яснее".

Автор "Мишнэ Тора" удивительно последователен в своей системе. Подавляющее большинство законоположений унифицировано, сокращено в соответствии с принципами, которые Рамбам детально объяснил в своих многочисленных вступительных статьях. Исключение составляют законоположения, составленные самим автором; эта часть текста, обособляется при помощи вводных фраз типа "Мне кажется...", "Я считаю..." и пр. (число таких законоположений в "Мишнэ Тора" превышает 120).

4. Стиль "Мишнэ Тора", точность формулировок и лапидарность текста

Проблема стиля и принципа формулировки кодекса, охватывающего целую законодательную систему, - проблема первостепенной важности для подобного рода литературы, и Рамбам, естественно, уделяет ей особое внимание:

"...и я считал нецелесообразным писать (кодекс "Мишнэ Тора") языком Священного Писания, ибо возвышенный язык этот кажется нам сегодня слишком кратким для полного описания закона во всех его деталях. Не удобен для этого сочинения также язык Талмуда, ибо лишь единицы из среды народа понимают его, и многие слова в Талмуде трудны для специалистов. Для написания этого труда ("Мишнэ Тора") я избрал язык Мишны, с тем, чтобы его без особого труда смогли прочесть многие".

Исследователь, изучающий стиль автора "Мишнэ Тора", не может не заметить скромности этого выдающегося человека. Рамбам, конечно, пользуется стилем Мишны, однако стилистическая структура "Мишнэ Тора" в целом представляет собой уникальное произведение законодательной литературы, обладающее двумя глубоко индивидуальными качествами, присущими лишь ее автору: принципиально новый язык еврейского закона, ясный и соответствующий эстетическим нормам высокой прозы; особые принципы формулировки, точные и доступные для понимания широкого круга читателей.

Создание цельного стиля еврейского закона - одна из вершин кодификаторского творчества Рамбама. Не следует забывать, что источники, которыми пользовался автор, разнородны, написаны на разных языках и, естественно, далеки от унификации. О трудности создания из этого материала цельного кодекса можно судить, скажем, по сочинению Йосефа Каро "Шулхан Арух", в котором легко просматриваются различные филологические уровни. Исследователи выделяют в этом труде тексты, написанные стилем Рамбама, стилем самого Йосефа Каро, а также множество стилей предшественников, законоположения которых вошли в "Шулхан Арух", как, например, Рабейну Яаков Баал а-Турим. В переработке Рамбама, все языки и стили предшествовавших ему авторов прошли через плавильную печь рамбамовской филологической лаборатории и приобрели форму цельного, единого языка законодательной литературы.

Перевел М. Бартов

КНИГА РАМБАМА "МИШНЭ ТОРА"

Проф. Ицхак Тверский

Собрав воедино все свидетельства о "Мишнэ Тора" самого автора - как высказанные невзначай, так и специально выделенные в различных источниках, - мы найдем, что Рамбам перечисляет ряд мотивов, побудивших его написать эту великую книгу: 1) внешне-исторические мотивы, связанные с конкретными условиями времени; 2) системно-имманентные мотивы, вызванные различными нуждами в области правовых отношений; 3) мотивы интеллектуально-духовного плана, вызванные нуждами в образовании и интеллектуальными задачами.

Остановимся на каждом из этих мотивов, прокомментируем их в свете литературно-тематических аспектов и попытаемся выяснить, удалось ли автору "Мишнэ Тора" совместить эти мотивы в своем главном труде.

Рамбам обосновывает написание своего правового кодекса грустными обстоятельствами своей эпохи и условиями жизни современного ему общества. Мрачные мысли обуревают читателя вступления к "Мишнэ Тора":

"И в это время большие невзгоды охватили нас, и утратили мы мудрость мудрецов наших... Поэтому объяснения галахот, которыми довольствовались наши гаоним и которые некогда казались вполне понятными, требуют сегодня разъяснения, и лишь немногие из них понятны каждому (без разъяснений). И уже не достаточно привести закон, установленный в Вавилонском или Иерусалимском (Талмуде), в "Сифра", "Сифри", "Тосефте", которые требуют от читателя обширных знаний, душевного целомудрия и умственного напряжения. Только (вооружившись этими качествами) можно разобраться (в законах) позволяющих и запрещающих, а также в прочих законоположениях Торы... И потому я, Моше бен-Маймон из Испании, заручившись поддержкой Всевышнего, благословен Он, вник во все эти книги и написал сочинение, цель которого - разъяснение их мудрости: всего, что дозволено и не дозволено мудрецами нашими; что является скверной и что - чистое; а также прочие законы Торы. Все это (я изложил) языком ясным, кратким, чтобы вся Устная Тора стала достоянием каждого..."

Т.е., острая необходимость в обобщающем еврейское право сочинении, призванном облегчить читателю понимание труднодоступных источников, исходит из специфических исторических обстоятельств: тяжкие невзгоды обрушились на поколение (Рамбама) и оказали решающее воздействие на общий уровень его духовности; такие обстоятельства создали ситуацию чрезвычайного положения, в котором сохранение Торы в народе оказалось в прямой зависимости от усилий по торможению этого разрушительного процесса.

Следует напомнить, что подобная причинно-следственная цепь была известна Рамбаму и предшествующей истории. Так, Рамбам описывает, основываясь на определенной традиции, период раби Иегуды а-Насси, и объясняет причины, побудившие его великого предшественника написать Мишну:

"Почему (написал Мишну) учитель наш святой, и не оставил все, как прежде? Ибо видел, что уменьшается число изучающих (Тору), и надвигается беда, и Римское царство укрепляется и расширяется; а Израиль все дальше и дальше отодвигается к периферии..."

Разрушение государственности, нарушение спокойствия Израиля, социальная нестабильность и непосильная борьба с разрушительными силами, - все это ведет к падению культуры, оскудению душевных сил, - и, с другой стороны, является вызовом для сильных духом этого поколения, призванных Богом остановить процесс разрушения. Возможно, что параллель повлияла на Рамбама, который видел признаки сходства между двумя эпохами...

Во всяком случае, эта аргументация - независимо от того, справедлива ли историческая параллель или нет - побудила Рамбама пойти на дерзкое обновление еврейского духовного наследия: как и раби Иегуда а-Наси, отказавшийся от методологических концепций своих предшественников, "чтобы не забыл Израиль свою Тору", Рамбам отказался от многовековой традиции в составлении книг по еврейскому праву и разработал новый метод его кодификации, "чтобы Устная Тора стала достоянием всякого".

...В послании раби Йосефу Бен-Иегуде, а также во вступлении к "Книге заповедей", мы находим обоснование разработанной Рамбамом системы его "Мишнэ Тора", которое отличается от аргументации внешне исторических мотивов, изложенной непосредственно во вступлении к этой книге и в письме раби Пинхасу а-Даяну. В "Книге заповедей" просто и точно рассказывает о своих больших планах: его цель - написать сочинение в стиле Мишны, в которое войдут все законоположения Торы без ссылок на первоисточники и дискуссии между мудрецами по поводу того или иного закона. В этом вступлении Рамбам даже не упоминает о насущной необходимости такого сочинения в свете исторических обстоятельств. В послании же автор патетически заявляет:

"Знай, что не для того я писал это сочинение, чтобы возвеличиться в Израиле или чтобы прославиться в мире; ...а для того чтобы освободить читателя от трудоемкого поиска галахот... ибо увидел я, что нет у народа полной книги, охватывающей (весь комплекс еврейского права)..."

В первую очередь следует отметить, что кажущееся противоречие между личной потребностью автора в написании книги и общественными нуждами в полном правовом кодексе - противоречие надуманное. Мы понимаем декларацию Рамбама, как в смысле абстрактном (рассматривая каждый из этих двух мотивов как самодостаточный), так и в смысле конкретно-литературном (воспринимая слова мыслителя как общепринятый литературный прием, напоминающий подобные высказывания других авторов).

...Следует подчеркнуть - и это касается двух рассмотренных выше мотивов, - что решение автора о сокращении материала не противоречит его стремлению к полноте кодекса и включению в него комментариев и важных теоретических дискуссий. И действительно, книга изобилует подобными дополнениями к основному правовому материалу. Автор "Мишнэ Тора" стремился сообщить читателю знание и четкое понимание закона, изложенного языком Мишны, но ни в коем случае не в ущерб полноте материала...

Рамбам опустил второстепенные, на его взгляд, споры вокруг того или иного закона, сократил материал, опустив длинноты в пояснениях и места, чрезмерно нагроможденные свидетельствами и доказательствами... Однако все тексты, касающиеся принципиальных комментариев к закону, а также имеющие учебно-воспитательное значение, полностью вошли в книгу. Автор "Мишнэ Тора" - не только законодатель, но и комментатор; не только судья, но и учитель...

Исследуя системно-литературные мотивы создания правового кодекса, нельзя не обратить внимание на дополнительный - возможно, решающий - мотив, раскрытый в этом послании Рамбама: "И возревновал я ревностью великой за Бога, увидев, что нет у народа полной книги, охватывающей (весь комплекс еврейского права), и нет (книги, раскрывающей) истинные и точные сведения (в этой области) ". "Возревновал ревностью за Бога" не только потому, что чувствовал острую необходимость в книге законов и установлений, но и потому, что видел насущную задачу заполнить другую пустоту: порядок галахот, связанных с верой. В условиях, когда нет (в народе) пророческого видения, нет глубоких знаний и четкого понимания(духовного наследия), - простой свод галахот может оказаться несостоятельным. Слова Рамбама в начале статьи "Воскресение мертвых" проникают в саму суть проблемы: "...и уповайте на то, что будут (в народе) мудрецы или гаоним - называй их, как хочешь, - которые возведут законы на талмудической основе... и не пренебрегут познанием Всевышнего".

Сам Рамбам передал эту мудрость не только в теоретических главах "Книги науки", все содержание которых посвящено верованиям и мнениям, но и в статьях, отрывках, заметках и комментариях, часто представленных как отклонение от основной темы; в агадических приложениях, находящихся, казалось бы, вне строгих и жестких рамок закона; а также в многочисленных высказываниях этического характера, разбросанных по всем четырнадцати главам "Мишнэ Тора" и сопровождающих различные галахот. Рамбам чувствовал, что человек не в состоянии запомнить весь Талмуд; поэтому следует облегчить его систематическое изучение, ибо не достаточно знать только его практическую часть. Автор "Мишнэ Тора" считал, что раввинистической литературы всегда будет недоставать для систематических знаний, если библиотека нашего духовного наследия не будет обогащена сочинением, включающим в себя полный свод законов еврейского права... Необходимость в таком сочинении особенно обострилась в свете конкретных исторических обстоятельств и общего состояния духовности в народе; поэтому конкретные исторические мотивы стали неотъемлемой частью общей аргументации в рамбамовской историософии и вошли в авторское вступление к "Мишнэ Тора".

Рамбам также добавляет от себя: бремя создания общего свода законов - миссии, которую не брал на себя никто из его предшественников и которая требует от автора отказа от литературных принципов "всех авторов, что были до него", -обязывает также занять четкую мировоззренческую позицию по отношению к галахе, к связи между строгим законом и агадической традицией, между позитивным правом и метафизической концепцией. Только так сможет он осуществить мечту о единстве еврейского духовного наследия многих своих предшественников, жаловавшихся на раскол в традиции между правом и философией, галахическими обрядами и конкретным жизненным опытом.

...Не следует забывать, что еще во вступлении к своему комментарию Мишны, Рамбам подчеркивал важность агадической традиции в Талмуде.

В свете этих мотивов кодификаторского творчества Рамбама легче понять и основные положения мировоззрения автора, приобретающего новые оттенки по сравнению с тем, каким он представляется читателю "Морэ невухим". В "Морэ невухим" представлены общие интеллектуальные и теоретические аспекты его мировоззрения, включающие историософию, иногда - психологию и социологию... В "Мишнэ Тора" же автор дает духовно-этический комментарий еврейского законодательного комплекса, показывая важность исполнения заповедей, назначение которых - совершенствование морального облика человека.

Перевел М. Бартов

Далее

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5
           
Здесь можно подробно узнать все про игровой автомат Warlords и поиграть в него бесплатно!