Главная страница >>Библиотека >> «Учитель поколений Рамбам» >> части I, II, III, IV, V, VI

Перед Вами электронная версия брошюры «Учитель поколений Рамбам», изд-во "Амана".
Подробнее об ее издании и возможности приобретения – здесь.
Zip-файл >>

Подсказка! Для просмотра содержания книги целиком, увеличьте ширину левого окна, отодвинув мышкой его вертикальную границу вправо.


ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ БЫТИЕ - ИСТОРИЯ НАРОДА ВЕЧНОГО

Иона Бен-Сассон

Сами по себе взгляды Рамбама на эпохи и этапы развития человечества могут составить отдельную главу в широкомасштабном историческом исследовании. Наставник основательно рассматривает каждую эпоху с точки зрения еврейских духовных и общественно-моральных ценностей. У Рамбама - свой особый подход к историческому развитию народа, что находит свое отражение в самой методике историософского исследования.

Историю еврейского народа наставник делит на несколько эпох: "начало", когда единобожие было уделом одиночек; эпоха патриархов, создавших общество верующих еще до получения Торы; формирование еврейской национально-религиозной сущности; исход из Египта и получение Торы; период пребывания народа Израиля на своей земле; изгнание и его значение с точки зрения еврейских ценностей; история будущего - конец дней.

Начало

Рамбам рассматривает два различных аспекта этого периода: жизнь людей эпохи и религиозные верования. Автор настаивает на соразмерности событий с явлениями природы и остается верен своему подходу к сверхъестественным явлениям, описанным в Торе. Такой взгляд на сверхъестественное обязывает Рамбама находить объяснение необычным размерам людей в книге "Бытие" или трактовать их как особые, из ряда вон выходящие случаи. Рамбам считает, что долгожительство в период "Бытия'' следует объяснять их "питанием и поведением", а также необходимостью в "особых примерах". Что же касается области духовной, то и здесь наставник различает уникальные, единичные случаи постижения веры с одной стороны и верования массы, толпы - с другой. В те времена, утверждает Рамбам, люди не удостоились достичь вершин веры, а в последствии из-за грехоотступничества надежда на духовное усовершенствование была утеряна:

"Сказано: "И огорчился в сердце Своем (Бытие, 6:6) . Т.е., разгневался Господь на дурные дела их. Однако сказано также: "И сказал Господь сердцу Своему" (Бытие, 8:21). Речь идет о тех случаях, когда Всевышний не готов выразить что-либо кому бы то ни было. И так было каждый раз, когда Господь не был готов раскрыться пророку. Сказано в этих случаях: "И сказал Господь сердцу Своему". И так как не пытался Он предупреждать смутьянов поколения потопа, сказано, что возгневался Господь на них в сердце Своем. И когда решил, что не будет больше потопа на земле, не поведал об этом пророку, чтобы тот не рассказал другим, а "сказал в сердце Своем".

Это означает, что в поколениях, уходивших от веры, нет непосредственного контакта между Провидением и людьми, нет посланников, которые бы предупреждали и наставляли народ. Но и в этих условиях несут люди ответственность за свои грехи. Даже когда Всевышний "скрывается", когда нет ясных предупреждений, - человек обязан хранить свой облик. В первых же поколениях, когда Бог являлся многим, и знание о Творении было явным, - следовало ожидать от людей естественной, ничем не смущенной веры в Творца.

Исторически, первые шаги человеческой деятельности представлялись Рамбаму начальными проявлениями иудейской веры в Бога. То есть, на исходном этапе своего развития человек обладал знанием истинной веры. Избранные Богом индивидуумы были носителями этой веры и передавали ее из поколения в поколение. Первым был Адам, который до совершения греха находился на неповторимой духовной ступени. Его же грехопадение стало фатальным для последующего развития человечества. Другими словами, первородный грех стал поворотным пунктом истории и оказал непосредственное влияние на еврейский народ. Анализируя "первичный грех", Рамбам всесторонне исследует совершенство Адама и его падение:

"Господь наделил человека разумом - высшим совершенством, уступающим лишь проявлениям власти Его, как сказано: "...по образу и подобию Господа". Поэтому Он говорил с человеком и повелял ему; человек же разумом своим способен различать правду и ложь, и способность эта у человека - совершенна. Поэтому сказано: "И недостает немногим до Господа" (Псалмы, 8:6). Но когда восстал человек и обратился к своим вожделениям и телесному чувству, как сказано: "Ведь хорошо дерево для еды, вожделение оно для очей" (Бытие, 3:6). За это был человек наказан и лишен чистого разума".

Эта неповторимая ступень совершенства, которой впоследствии были удостоены лишь избранные единицы в особые минуты откровения, позволяла безошибочно отличать истину от лжи. Невиданная ступень совершенства Адама, "немногим (отличного) от Господа", позволяет понять фразу "по образу и подобию Господа". Речь идет в первую очередь о безусловном и абсолютном совершенстве разума, говорит Рамбам.

Итак, человечество не удостоилось возвращения на ту ступень совершенства, на которой находился Адам до первого грехопадения. С тех пор начала добра и зла заложены в обществе верующих, хотя нет в этих понятиях присущей им однозначности и естественности. Различие между ними стало больше делом традиции и общепринятых норм.

Однако и после грехопадения Адама цепь избранных продолжается, хотя никто в последующих поколениях не достиг его совершенства. Величие Адама - в "привитом Богом разуме", ибо создан он "по образу и подобию Бога". Никто после Адама не был удостоим этого.

"Мы уже обсуждали, что такое "образ и подобие", говоря о его сыновьях, которые были "образом и подобием человеческим", как сказано "...и по образу и подобию Господа". Но Шет, учившийся и познавший Его, достиг совершенства человеческого, как сказано: "И родил по образу и подобию своему".

Рассматривая цепь избранных Богом, унаследовавших добродетели первого человека, Рамбам подчеркивает, что речь идет о человеческом совершенстве. Благодетели Шета не являются исходными шетовыми чертами характера, а наследием, полученным от отца. Другими словами, Шет стал образом и подобием Адама. Рамбам не останавливается подробно на галерее праведников, продолживших цепь избранных, но здесь можно отметить наиболее достойных из них, достигших особых вершин: Ханох, Метушалах, Ноах, Шем и Эвер.

Что касается остальных персонажей Библии, Рамбам не относит их к категории рожденных "по образу и подобию", т.к. они не пошли по пути самоусовершенствования. Такова позиция автора к греху и разврату в первых поколениях человечества. Вот как описывает Рамбам "остальных людей":

"Ты знаешь уже, что не пожелавшие следовать дорогой праведников, - не достойны высокого звания человека. Но они обладают способностью творить зло и разрушать, ибо разум свой они не используют для самоусовершенствования. Мысль их направлена на деяния, порождающие зло и ведущие к разрушению".

"Первые дни мира" были началом зарождения монотеизма в истории. Но, не достигнув совершенства, люди погрязли в материализме и грехах, отвергли пророка и наставника. Так они предстали перед судьбой, не достойные лучшей участи. Но и в те дни господства разврата, были праведники, достигшие глубин познания Бога, как сказано: "...и разум Божий был привит им". Из поколения в поколение несли эти люди в себе веру в единого Бога.

Период патриархов

Рамбам видит в описанных в Торе событиях урок нравственности. На этом основывается оценка периода патриархов:

"Истории о потопе и о Содоме и Гоморре открывают перед нами важную истину: "Есть плоды для праведника, есть Божий суд на земле" (Псалмы, 58:12). Повествование о войнах девяти царей также в высшей степени поучительно: оно показывает, насколько глубокими были родственные чувства Авраама к Лоту. Патриарх, не задумываясь, подверг себя смертельной опасности, чтобы спасти его".

События, происшедшие в период жизни праведника Авраама, описываются в Библии не потому, что они важны для истории как таковые, а потому, что они несут в себе нравственную функцию. Содом и Гомора - доказательство Божественной справедливости в Его управлении людьми. Войны девяти царей учат нас о высокой нравственности и преданности Авраама.

Однако урок истории - не только в нравоучении. Суть событий периода патриархов не в истории масс, а в истории индивидуумов, в высшем смысле их благих устремлений и поисков. Патриархи - соль событий тех лет, ибо они были в авангарде процесса становления веры. Патриархи несли в массы мудрость; они - первые духовные учителя народа веры: "Патриархи являли собой единство праведника с Богом; целью всей их жизни было сближение с Всевышним и создание народа, который познает Бога и будет служить Ему. Их миссией было провозглашение Имени Бога в мире и проповедь любви к Нему".

Значит, патриархи были в первую очередь пророками и вождями, основателями целенаправленного общества, народа, "который познает Бога и будет служить Ему". В книге "Длань могучая" Рамбам останавливается не только на стремлении патриархов создать "народ будущего", народ Израиля. Миссия патриархов универсальна и распространяется на все народы. Еще Аврааму удалось основать движение верующих в единого Бога. Ицхак, Яаков и их дети стали основателями нации: "...и создан был народ, познавший Бога". Как в период "первых дней мира", так и в период патриархов, заслуги избранных Всевышним праведников относились к области веры и мудрости. В династии патриархов генетическая основа не существенна. Все их помыслы были устремлены к созданию народа, изучающего и постигающего путь веры и мудрости: "Они наставляли народ на путь углубленного изучения..." Но не только созерцанием занимались патриархи, - они убеждали людей в правоте своего учения посредством практической деятельности, как, например, Авраам в истории жертвоприношения Ицхака: "Каких высот достигает любовь к Господу и страх пред Ним! Авраам - первый провозгласитель единого Бога - неукоснимо выполнял пророчество. Поэтому он привлекал людей не только силой убедительности своего учения, но и деяниями".

Главное отличие эпохи патриархов от предшествующего периода "первых дней мира" - деяния отцов нации, смысл которых в наставлениях грядущим поколениям. Согласно Рамбаму, "лестница Яакова" - это пример ответственности вождя и его формирования. Рамбам объясняет, что этот эпизод выпал на долю последнего из патриархов потому, что Яаков - основатель колен Израилевых - является прародителем еврейского народа. Впервые в истории потребовалась личность, которой следовало выполнить миссию национального лидера.

И, наконец, в эпоху патриархов, как и до нее, провозвестниками веры и духовных ценностей единого Бога по-прежнему были отдельные индивидуумы. Рамбам подчеркивает, что существенной характеристикой плеяды праведников разных поколений является не генетическая связь между ними, а их стремление к совершенству, достижению уровня человека ''по образу и подобию", их глубина достижения духовных ценностей и веры.

И все же между периодом репатриархов и предыдущей эпохой есть немало различий. Отдельные праведники, индивидуумы "по образу и подобию" исповедовали истинную веру в единого Бога и до патриархов, но даже во времена беспросветного невежества и грехопадения они не проповедовали благодетели и не пытались противопоставить веру неверию, добро злу. Патриархи же не ограничивались самоусовершенствованием и созерцанием, а активно обращали в свою веру окружающих, закладывая тем самым фундамент нации, которой суждено познать Всевышнего.

Зарождение народа

1. Исход из Египта.

Исход из Египта после унизительного рабства является грандиозным апофеозом веры и проявлением миссии народа. Но главная цель Исхода - получение Торы: "Шавуот - день получения Торы, и чтобы возвеличить этот день, будут отсчитывать каждый день ("сфират а-омер") со дня Исхода из Египта до дня получения Торы, которая была целью их, как сказано: "И приведу вас к Себе". По-другому описывает Рамбам Исход как освящение Имени Всевышнего в мире: "Каждый из сынов Израиля должен освящать Имя Всевышнего, ибо сказано: "Я Господь, выведший вас из Египта, чтобы быть вам Богом", чтобы освятили Имя Мое среди множества".

Можно сказать, что Исход из Египта должен стать переходной стадией от исторического периода, характерная черта которого - вера в единого Бога индивидуумов, - к периоду веры целого народа в Тору и Всевышнего. Для народа Израиля Исход стал началом создания верующей нации, следующей Закону Торы: "...вывел вас, чтобы освятили Имя Мое".

2. Получение Торы

Как и вся еврейская традиция, Рамбам видит в величественном событии получения Торы центральный акт всей еврейской истории; акт коронования народа Израиля и превращения его в народ Бога: "Благодаря любви Всевышнего к нам и Его обету, данному Аврааму, возвел Он Моисея - главу всех пророков - и велел ему нести пророчество в народ; и избрал Господь народ Израиля, и даровал ему наследие Свое, окороновав его заповедями и указав путь служения Ему".

Центральное место акта получения Торы, ставшей основой существования общества верующих, обуславливается не только его историческим значением, но и глубокой теологической символикой. Получение Торы - откровение Провидения всему обществу: "И уверовали в почин на горе Синай, ибо слышали своими ушами и видели своими глазами... И были свидетелями истинного пророчества Моисея. Поэтому, если появится человек и скажет, что Господь послал его, чтобы возвестить о новом пророчестве, либо убавить или прибавить заповедь, - то это - лжепророк, ибо пришел он отрицать пророчество Моисея".

В своих "Посланиях" автор возвращается к этой теме: "Мы верим в Моисея не благодаря каким-то знамениям, а потому, что мы сами непосредственно слышали Откровение, как слышал его сам Моисей; потому, что мы сами воочию видели его в минуту Откровения на горе Синай".

Центральная идея учения Рамбама о вере - формирование и развитие народа-пророка в период Синайского Откровения и пророчества Моисея. Автор останавливается на этом центральном событии в духовной истории нации и в своих исторических обозрениях, прослеживая путь народа Израиля и его веры во все эпохи и обосновывая правдивость этого пути. Но в понимании исторического значения акта получения Торы важно отметить еще два аспекта.

"И следует вам знать, что заключение этого союза, очевидцем которого стал весь народ, слышавший Всевышнего, обязывает укреплять нашу веру так, чтобы оставалась она незыблемой во всех поколениях. Об этом сказано: "...чтобы испытать вас явился вам Господь" (Исход, 20); то есть, глубокий смысл Откровения Бога - в том, чтобы укрепились вы во времена всех ваших испытаний, которым вы будете подвержены в будущем; испытаний, в которых не свернете с пути истины и не ошибитесь".

Получение Торы - залог стойкости Израиля, его запаса прочности во всех испытаниях. Причастность к обществу верующих связана с причастностью к Синайскому Откровению. Это распространяется и на потомков поколения пустыни, непосредственно присутствовавших при Откровении.

"Бог дал обет, что каждый из присутствующих на горе Синай во время великого почина является свидетелем истинности пророчества Моисея для последующих поколений. И следует знать каждому, кто отрекся от пути своих предков, что не является он их потомком. Поэтому говорят тому, кто усомнился в своей миссии, что предки его не присутствовали на горе Синай во время Откровения" (Талмуд) .

Можно сказать, что народ Израиля - потомок тех, кто присутствовал при Божественном Откровении на горе Синай, - свидетель этого Откровения во всех своих поколениях. Такое мистическое толкование связи времен и поколений исходит из уверенности, что великий почин поколения пустыни распространяется не только на непосредственных участников событий, но и на их потомков, унаследовавших принадлежность к обществу веры. Следовательно, сам акт получения Торы метафоричен и выходит за рамки обычного рационального мышления.

3. Пустыня

Дни странствия в пустыне представляются Рамбаму как чудесная реальность, сопровождаемая ежедневными сверхъестественными событиями: "Сорок лет странствовал Израиль по пустыне, и каждый день находил манну. В пустыне той - "змей, гад, скорпион и жажда..." (Второзаконие, 8:15). Израиль жил в неестественных для нормальной человеческой жизни условиях, вдалеке от поселений. Сказано в Торе: "Хлеба вы не ели и вина не пили" (Там же, 29:5). Такое описание условий скитаний Израиля по пустыне необходимо для того, чтобы еще более явно подчеркнуть величие чудес для грядущих поколений".

Рамбам видит суть чудес, происшедших в пустыне, в материальном существовании народа Израиля на протяжении сорока лет: манна, избежание нападений диких животных, отсутствие жажды. Но есть еще одно важное знамение поколения пустыни - его неподготовленность к свободе, нежелание завоевать землю Израиля: "И не вел их Господь через землю Плиштим (филистимлян) , ибо близка дорога... и направил Всевышний народ через пустыню моря Суф (Исход, 13:17-18). Мудрость Бога состоит здесь в том, что Он побудил народ проявить мужество, пройти через пустыню, как сквозь горнило испытаний, чтобы чрезмерно тепличные условия не породили мягкотелость, нестойкость. Так появилось на свет поколение, не привыкшее к унижению и рабству..."

Итак, Рамбам подчеркивает два основных аспекта скитаний Израиля по пустыне. С одной стороны, - чудесное физическое существование вопреки всем естественным законам; с другой - рациональное зерно в самом факте пребывания в пустыне в тяжелых условиях, которые породили новое поколение мужественных сынов народа, способных мыслить и действовать свободно, стремящихся к свободе и завоеванию земли Израиля.

Возникновение общества, основанного на принципах веры, произошло благодаря трем факторам. Первый фактор - духовный переворот в результате Исхода из Египта, когда целый народ, а не отдельные личности, принял Тору на горе Синай и стал обществом верующих в единого Бога. Второй фактор - сам акт принятия Торы, ставший центральным событием в духовной истории народов мира, в среде которых появилась нация-свидетель Откровения. И, наконец, третий фактор - скитания народа по пустыне, что воспитало новое поколение сынов Израиля, отличавшихся от своих отцов свободолюбием, готовностью к строительству национального дома на земле Израиля.

Взгляды Рамбама на формирование еврейского народа в свете Синайского Откровения и получения Торы интересны и с методологической точки зрения. Автор подчеркивает, что весь народ Израиля получил Тору и что каждый индивидуум в отдельности находился в тот момент на пророческой ступени. Достоверность происшедшего очевидна, однако утверждение об индивидуальном достижении пророчества каждым из очевидцев Откровения требует дополнительных разъяснений. Важно отметить, что исторически принадлежность индивидуума к еврейству неразрывно связана с таинством получения Торы. Интересно, что не только получение Торы, но и два других фактора возникновения общества верующих повлияли на формирование еврейской нации: Исход из Египта и скитания по пустыне были полны чудес и таинственных откровений. Это касается всего периода, который рассматривается иудаизмом как период сотворения мира. Каждое событие этого периода чудодейственно и метафорично.

Народ Израиля на своей земле

Описанная Рамбамом картина пребывания народа Израиля на своей земле с момента появления судей и до изгнания, не дает исчерпывающей информации, а лишь отмечает основные тенденции этого бытия, основываясь на своей системе описания исторического процесса и его философского истолкования. Краеугольным камнем этого бытия, говорит Рамбам, является связь исторической судьбы Израиля со степенью его приверженности принципам веры, а не обычные события, составляющие исторический процесс в его непрерывном течении. Рамбам основывает свой подход, ссылаясь на пророчество Исайи, обращенное к Израилю, пребывающему на своей земле: "Вначале милость Всевышнего к нам; затем стойкость наша, когда Он призвал нас к истине, но мы не пришли на зов Его; затем - прощение и милость Его; и, наконец, наказание, когда разрушили и ограбили нас..."

Добавим еще три тезиса интерпретации еврейской истории Рамбамом, без которых историческая концепция автора будет неполной. Первый тезис состоит в том, что весь исторический процесс находится в положении функциональной зависимости от процесса религиозно-духовного. Второй тезис связывает апокалиптические фрагменты Торы с пребыванием Израиля на своей земле, что соответствует взглядам Рамбама на законы природы. И, наконец, третий тезис исходит из постоянной попытки изыскания положительных сторон в каждый из периодов исторического бытия еврейского народа. Даже в самые мрачные моменты этого бытия можно найти достойнейших сынов своего народа, что усугубляет мистическое начало в самом факте существования евреев как нации.

Основные тезисы исторической концепции Рамбама и его интерпретации событий не только помогают понять весь исторический процесс, но и иллюстрируют его.

Происходящее с Израилем как испытание нации на верность своей миссии

Особенность исторической участи Израиля, непосредственно связанной с его вероисповеданием, прослеживается Рамбамом с момента вступления народа в землю Израиля до конца периода Первого Храма. Дни Моисея и дни Менаше представляются автору как два крайних полюса: "Найдешь в пророческом видении Захарии пример о двух посохах для выгона скота: "...и назвал один посох благодатным, а другой - карающим" (Захария, 11:7). Так пребывал вначале в благодати Божьей, и Всевышний управлял им, наставляя на путь истины; Израиль же служил Богу с радостью, и Он отвечал Израилю любовью, а наставниками и вождями были в те времена Моисей и другие пророки. Но когда отдалились они от Бога и стали пренебрегать служением Всевышнему, - отдалил Бог от Себя Израиль и послал ему "карающих" вождей - Йеравама и Менаше".

Что же касается специфических периодов истории Израиля на своей земле, то они представлены Рамбамом как периоды взлетов и падений, связанных не с естественными законами, а с морально-религиозным бытием нации. Вот как описывает автор период Судей: "И устала душа Его утруждать Израиль" (Судьи, 10:16). То есть, не пожелал более приносить им страдания. Всевышний отошел от них, - пока не умрут и будут взывать о спасении, и Он не спасет их. А когда они вновь возвратятся на путь истины, но будут нищи, и враг одолеет их, - проявит милость к ним и прекратит притеснять их и держать в нищете. И признают Того, Который властвует".

Автор описывает особенности периода Судей, когда Провидение как бы отдалилось от Израиля, но затем вновь возжелало его: грехопадение Израиля, говорит Рамбам, привело к "сокрытию Его лица", а возвращение на путь веры - к милости Его и благоволению. Другой пример метафизического Рамбам обнаруживает в эпоху Давида и Шломо: "...и в войске Иоава в Араме, когда постиг слабость и его внутреннюю пустоту; и явился на помощь им, сказав, что мы будем жить в страхе, когда сгинут народы: ведь мы уповаем на спасение Господа, а не на сбрую и мощь нашу".

Автор последовательно проводит свой подход к происходящему с Израилем на Земле обетованной: судьба народа в период Иоава и Давида определяется не объективными законами, а Божественной волей, ибо "мы уповаем на спасение Господа, а не на сбрую и мощь нашу". Но особенно ярко проявляется сила Божественной воли в годы правления Шломо: "Семь дней освящения снизошли на Храм в дни Шломо; никакому другому народу не было дано достичь такой ступени святости и такой всеобщей радости в те дни".

Здесь период становления Храма представлен как зенит духовного величия, какого не достигла ни одна нация. Автор снова подчеркивает духовно-религиозные основы бытия, которые предопределяют благополучие и совершенство нации на своей земле.

Приводя примеры из истории нации, Рамбам всегда однозначно подчеркивает духовно-религиозные основы существования народа, хотя и не всегда успех и благополучие ставятся в прямую зависимость от духовного совершенства соответствующего поколения. Вот типичное для Рамбама сравнение счастливых дней Храма с днями изгнания: "Внемли грандиозности и величию того, чему учил нас Иехезкель в "видении колесницы". Этому же учил нас Йешайя, о чем сказано в трактате "Хагига": "Всякий, видевший Иехезкеля, видел Йешайю, который подобен горожанину, видевшему царя". В поколении Йешайи не было надобности вдаваться в подробности; достаточно было сказать: "Узрел я Всевышнего...". Изгнанные же в другие страны нуждались в подробнейших деталях". Интересно, что Рамбам, обычно описывающий выдающихся личностей, в особенности пророков, относится к словам мудрецов не как к тексту, подлежащему разбору с тем, чтобы установить стадии пророчества: его интересует духовный облик поколения пророка, в донном случае - поколения Йешайи. В пророчестве Йешайи, считает автор, важно не только индивидуальное величие пророка, но и духовный облик народа, определяющий исторический ход событий.

Тайна Божественного покровительства Израилю

В своем "Послании об уничтожении" Рамбам перечисляет случаи отречения от веры Израиля, пребывающего в достатке и благополучии, в ситуации, когда сохранение веры не требовало самопожертвований. Но и в этих неприглядных фактах недостойного поведения Рамбам не перестает искать и находить оправдание нации:

"В дни Моисея, до Исхода из Египта, развратились (сыны Израиля) и перестали соблюдать обряд обрезания. ...и кровь обрезания смешивалась с кровью пасхального жертвоприношения... И сказано, что занимались они кровосмешением. Но и в те превратные времена, когда сказал Моше: "Они не верят мне и обвиняют Всевышнего", - ответил ему Бог: "Они - верующие и потомки верующих". И был наказан Моше".

"В дни Элиягу, когда все, кроме семи тысяч праведников, поклонялись идолам по воле своей... И даже тогда, когда стал (Элиягу) сетовать на Израиль в Хореве, ответил ему Всевышний: "Прежде чем сетовать на Израиль, посмотри на другие народы, возводящие храмы идолам. Вернись же на свой путь в Дамаск". В период Йешайи грехопадение стало явным. Поклонение идолам стало повсеместным, были в среде Израиля убийцы, осквернители Имени Бога, пренебрегавшие Его заповедями. И, несмотря на это, когда сказал: "Среди народа с устами нечистыми я пребываю", - приблизился к нему серафим с горящим углем в руке и сказал: "Это - проказа на устах твоих. Устрани грех свой". И не очистился от этого, пока не убил его Менаше".

"И когда обвинял ангел Иегошуа бен-Йегуцедека в том, что сыновья его женились на недостойных быть женами первосвященников, отдалил его Господь: "Укорит Господь тебя, сатана. Ведь это - головня, спасенная от огня".

"В дни Навухаднецера все, находившиеся в Вавилоне, поклонялись изваянию, кроме Ханании, Мишаэля и Азарии. Кузнецы и пахари, видимо, тоже поклонялись (изваянию) ... но мы не находим их злодеями: ведь делали (они) это не по своей воле. Запрещалось также исполнение заповедей в злодейском царстве Греции, но мудрецы наши называли подневольных не злоумышленниками, а праведниками".

Общим знаменателем всех приведенных здесь цитат, описывающих темные периоды в еврейской истории, является упрямый поиск оправдания Израиля, который ведется в двух направлениях: 1) уточнение и трактовка самих фактов (кровь обрезания в Египте; сравните с другими народами в дни Элиягу; оправдание Иегошуа бен-Йегуцедека; обвинение Йешайи в чрезмерном порицании Израиля; подневолье в период Навухаднецера); 2) тревога о том. что отвержение грешников приведет к их полному отрешению от веры и заповедей: "Опасаемся мы, что отдалит это от Господа, когда (согрешивший) решит, что нет вознаграждения молитве, и перестанет молиться... и то же самое (произойдет) с другими заповедями".

Поиск в этих двух направлениях, однако, не самодостаточен. Поэтому трудно предположить, что такой ответственный и дерзкий философ как Рамбам остановится на полпути и не попытается найти истинного и исчерпывающего решения проблемы грехопадения. Надо полагать, что рамбамовская система оправдания грехопадений Израиля, противоречащая рациональному анализу, который впоследствии обрушится с критикой на эту систему, составляет одну из неразгаданных загадок всего учения философа. Вряд ли ключ к разгадке этой системы находится в пределах рационалистического подхода.

Подытоживая воззрения Рамбама на исторический период, связанный с пребыванием Израиля на Земле обетованной, подчеркнем основную идею, которой руководствуется автор во всех своих историософских трудах: особая зависимость между религиозно-духовным бытием народа и конкретными событиями и фактами в его истории. При этом Рамбам считает исключительно важным остановиться на конкретных исторических проявлениях в период жизни пророка, когда в Писаниях появляется стиль, свойственный "концу дней", прокомментировать эти проявления, пытаясь найти оправдание Израилю во все времена, независимо от степени грехопадения народа и конкретной исторической ситуации, в условиях которой народ погрязает в грехах.

Интересно отметить, что у Рамбама отсутствует определение этой эпохи как возвышенной стадии исторического развития народа. Ведь в этот период жили пророки, духовные лидеры Израиля! Видимо, Рамбам старается избежать чрезмерной идеализации, которой он не находит оправдания, анализируя конкретные события эпохи. И действительно, Писание немало говорит о проступках и изъянах общества, о чем свидетельствует и статус пророков: большая часть их пророческого откровения была посвящена укорам в адрес погрязшей в богоотступничестве толпы, попыткам направить людей на путь истины, нередко завершавшихся отчаянием и признанием в бессилии...

Перевел А. Эскин

Далее

Ваша оценка этой темы
1 2 3 4 5